Санклиты 5. Карающая длань

Глава 2 Привкус Часть 1

                                   

С каждым утром становится разум светлее, 
Но все чаще мне хочется... убивать.
                                       В. Иванова 

 

   Выплыв из полного кошмаров сна, я, не открывая глаз, нащупала на тумбочке плеер.
    
 Забыть – не дано,
 Любить – не судьба, 
 Не помнить – грешно.
 А помнить – беда.
 Печальная суть
 Счастливых тех дней
 Мне давит на грудь
 Больней и больней…

   Как всегда, стопроцентное попадание. 

   Я открыла глаза и ахнула. Проскальзывая сквозь разноцветные витражи, юное солнце наполняло комнату лучами всех цветов радуги. Это было так сказочно красиво, что по лицу вновь потекли слезы – но уже совсем другие.

   – Этот мир прекрасен, сынок, – прошептала я, накрыв еще плоский живот ладонью. – Сам скоро увидишь. – Пора вставать. – Господи, помоги мне выстоять и прожить еще один день в аду. – Я вышла на балкон, чтобы встретиться с зарей. 

   Небо полыхало алым. Водная гладь до горизонта колыхалась темно-розовой толщей, словно кто-то вспорол пузо морскому чудищу. Зелень лужайки меркла под таким мощным натиском кровавых оттенков. К горлу вновь подкатил ком тошноты. Кажется, буду ненавидеть красный до конца жизни! Вот так выглядит десятый круг ада! Здесь мы были словно в безвременье, в каком-то «кармане» пространства, капсуле, а весь окружающий мир жил, несся куда-то, по своим делам, где-то далеко, не замечая нас, обтекая равнодушно и бесцеремонно.

   – Это временно. – Напомнила я себе и тут же вспомнила о том, что нет ничего более постоянного, чем временное.

   Странное ощущение: словно ты на утлой лодчонке, океан покачивает ее, а под тобой проплывают огромные монстры, один взмах хвоста которых может разнести лодку в такие мелкие щепки, что они не сгодятся даже на лучину, чтобы разжечь костер. И вот одному из этих глубинных чудищ приходит в голову мысль почесать о твою лодку спину.

   Заунывные стоны павлинов заставили меня вздрогнуть всем телом. Ненавижу их крик!  Как же много я теперь ненавижу…

   В шкафу и комодах обнаружились только платья и юбки. Пришлось, скрипнув зубами, надеть вчерашние джинсы и свитер. Может, и не стоило лишний раз драконить Киллиана, и так вчера сорвалась, а надо было сдержаться. На ошибки у меня нет времени.

   Дверь открылась после деликатного стука.

   – Господин приказал вам спуститься к завтраку. – Не поднимая глаз, сообщил парень в красной ливрее. – Следуйте за мной.

   – Как вас зовут?

   – Следуйте за мной.

   – Странное имя. – Попыталась пошутить я. – Впрочем, как хотите. – Кто-то явно заигрался. Лакеи в ливреях, серьезно?!

   Мисс Хайд с трудом подавила раздражение и спустилась по каменному серпантину вслед за парнем. Попетляв среди бесконечных гостиных, холлов и коридоров, мы вошли в большой зал со столом на львиных лапах, за который можно было усадить три десятка человек. Во главе, конечно же, восседал Хозяин. По тому взгляду, которым он меня окинул, я поняла, что все же нужно было надевать платье.

   – Малая столовая. – Все также не поднимая глаз, сообщил парень. 

   Малая? Как же тогда выглядит большая? 

   – Прошу. – Он отодвинул мне стул, похожий на трон, рядом с Киллианом.
   – Извини, мне комфортнее в своей одежде. – Пояснила я, приземлив попу. Мужчина промолчал. – Прости, пожалуйста, за вчерашнюю вспышку… гнева. – Стараясь звучать виновато и убедительно, попросила я.

   – Ты намерена всегда так себя вести? – снизошел он.

   Ага, несомненно! А еще буду пить, буянить, наблюю на тысячелетний персидский ковер, гобеленом подотрусь, перебью все фарфоровые супницы, сопру фамильное столовое серебро и… и разрисую картины помадой! Возвращай меня немедленно туда, откуда выкрал, чувак, у тебя еще есть шанс сберечь наследство!

   – Нет. Буду стараться… – мисс Хайд задумалась. 

   Быть покорной, как рабыня? Натяну чадру и буду опускать глазки в пол, как его слуги? Говорить «спасибо, господин» после каждого, э-э, соития? 

   – Буду стараться хорошо себя вести. – Аж скулы сводит!

   Я перевела взгляд на сервированный стол. Золотые столовые приборы. Саяна, умоляю тебя, промолчи! Мисс Хайд заерзала.

   – Замок – твое родовое гнездо? – пришлось направить разговор в другую сторону, чтобы удержаться и не съязвить на тему золотых унитазов.

   – Да.

   – Всегда удивлялась – везде большие поместья. И у санклитов, и у Охотников, и у Наблюдателей.

   – Не равняй меня с этими грязнокровками! – неожиданно громыхнул Киллиан. – Смотри! – побледневший мужчина поставил перед собой бокал, налил в него рубиновое вино, потом схватил хрустальный кувшин и начал туда же лить воду из него. – Видишь? – прошипел он. 

   Вода лилась в бокал, вино пропитало льняную салфетку под ним, хлынуло на каменные плиты, а Киллиан все продолжал, глядя мне в глаза. Когда кувшин опустел, мужчина поднял бокал с едва заметной розовой взвесью. 



Елена Амеличева

Отредактировано: 09.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться