Санклиты 5. Карающая длань

Глава 4 Шахматы Часть 1

 

На блестку дней, зажатую в руке,
Не купишь Тайны где-то вдалеке.
А тут – и ложь на волосок от Правды,
И жизнь твоя – сама на волоске.
                 Омар Хайям

 

   Когда я проснулась, в комнате царила темнота, разбавленная отсветами из жарко растопленного камина. Киллиана рядом не было. На кровати рядом со мной лежала охапка свежесрезанных разноцветных ирисов. 

   Поверить не могу в то, что это действительно произошло! Как я могла наслаждаться прикосновениями насильника?! Неужели это из-за того, что мы оба Ангелы? Какими чарами он заставил меня желать себя? Что это существо сделало с моим телом и душой? Такое не могло произойти само по себе! Он отравил меня собой, я чувствую его внутри – что-то чудовищное, инородное, неестественное. Где источник его власти надо мной?

   Дрожа, я села на кровати, подтянув ноги к груди. Надо успокоиться. Разберусь и в этой головоломке, найду, как разрушить злые чары. А пока буду извлекать пользу даже из его власти надо мной. Теперь Киллиан искренне верит, что сумел вызвать во мне чувства. Как бы то ни было, цель достигнута. Мне удалось убедить монстра в том, что его чувства взаимны. Теперь, хоть и тяжело, нужно продолжать подыгрывать ему. 

   Я встала, приняла душ и, распахнув одну створку витражного окна, вгляделась в ночь, завороженная ее мрачной готической красотой. Луна, как мутный глаз неведомого чудища, в полнейшей тишине плыла по темно-синему небу, высвечивая размытым мертвенно-белесым пятном фиолетовые маленькие облака. Серебристая дорожка на поверхности сонно вздыхающего океана стрелой убегала к горизонту, который терялся в непроглядной тьме. Ледяной ветерок коварно обвивался вокруг запястий и стискивал талию, как нетерпеливый любовник. Огоньки слева, в стороне, привлекли мое внимание. Факелы, кажется. 

   Похороны, подсказали проснувшиеся вибриссы. Той девушки, которую задушил этот монстр. Ночью, украдкой, чтобы не попадаться на глаза всесильному жестокому Ангелу, не тревожить покой Хозяина. Меня вновь затошнило. Но я стиснула зубы. Не время раскисать!

   Быстро одевшись, я сгребла ирисы в охапку и вышла из замка. Когда расчищенные дорожки закончились, ноги заскользили по грязи, и пришла запоздалая мысль о том, что стоило захватить фонарик. Цветы, прижатые к груди, мешали рассмотреть, что под ногами, поэтому вскоре холодный ночной воздух, полный таинственных шорохов, наполнился отборным русским матом. 

   Казалось, прошла вечность, прежде чем я догнала похоронную процессию. Черный человеческий поток сосредоточенно двигался вперед в полной тишине, лишь мокрая земля чавкала под их старомодными башмаками. Его начало терялось на вершине холма, на который мне предстояло вскарабкаться. 

   Люди расступались передо мной, освобождая дорогу, раболепно склоняя голову, и скоро я поравнялась с той женщиной, что молила помочь дочери. Комкая край темной шали, покрывающей голову, она молча смотрела выплаканными до дна глазами на сколоченный из простых досок гроб, который плыл впереди, покоясь на плечах четырех рослых мужчин.

   – Простите. – Я тронула ее за локоть. – Не помешаю? Мертвые глаза уставились на мое лицо и вновь наполнились слезами.

   – Госпожа! – женщина поспешно склонила голову. – Умоляю о прощении! – она попыталась упасть на колени прямо в грязь, я едва успела подхватить ее и помешать.

   – Это вы меня простите! – голос задрожал. – Не успела помочь, извините…

   – Что вы, госпожа! Какое там! Нет на вас вины! – зачастила женщина. – Моя дерзость навлекла на вас Его гнев, простите, если сможете, неразумную бабу! 

   – Не за что прощать! – всхлипнув, я обняла ее. Остальные пораженно ахнули. Господи, как убить этого монстра, так загнобившего ни в чем неповинных людей, что простое проявление сочувствия, пусть и со стороны существа, которое они считают Богом, их удивляет?! 

   Когда мне удалось успокоиться, мы вскарабкались по скользкой дорожке на холм, и я увидела полуразрушенные клыки старого замка Ангелов Смерти на обрыве. Вот значит, куда мы идем. Вибриссы донесли трагизм ситуации – место под кладбище выбрал Киллиан, и теперь люди хоронят своих близких под стенами замка, раз за разом вымаливая прощение у Хозяев, которых предали их далекие предки. 

   Гроб с девушкой опустили в уже вырытую могилу, на дне которой белели старые кости и череп, и быстро закопали. Все в полной тишине. Ни молитв, ни обрядов. Несложно догадаться – это тоже запрещено. Все медленно стали расходиться.
 



Елена Амеличева

Отредактировано: 30.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться