Санклиты 5. Карающая длань

Глава 7 Остров богов и демонов Часть 1

 

Как только вхожу во Врата, 
Я чувствую волшебство.
Оно уносит меня, уносит отсюда.
Освети темноту,
Подними меня отсюда ввысь,
Подари мне свои крылья…
Звезды, что на Небесах, лежат у моих ног.
           Within Temptation «Enter»                    


   Ладонь с менорой. Я запомнила ее. И продолжила жить дальше. Самым главным были юные Драганы. Как бы ни было сложно, мне пришлось смириться с мыслью, что малышам сразу после рождения придется отнять человеческую жизнь, ведь они наполовину санклиты. Я могла лишь немного смягчить ситуацию, поэтому мы улетели на Бали, где жила мама Драгана, Руфь. Она как раз возглавляла общину людей, добровольно жертвующих свою жизнь санклитам.

   С нами полетели Юля и, конечно, охрана – в том числе, оба демоненка. Сеня и Кира остались в Стамбуле заниматься фондом под моим дистанционным наблюдением. Для всех я ушла в декрет, чтобы доносить малышей в покое, наслаждаясь красивой природой, дыша свежим воздухом и поедая фрукты, не состоящие наполовину из химии. 

   Остров, где, говорят, среди местных зеленых предгорий и знаменитых рисовых террас ходят боги и демоны, встретил нас сезоном дождей. Но доброта Бали проявлялась даже в этом – погода, как веселый карапуз, не умеющий долго грустить, вдруг хмурилась, но дождик чаще всего шел несколько минут, а потом снова светило солнышко. В компенсацию за мелкие неудобства в виде необходимости постоянно таскать с собой зонтик вечно зеленый рай баловал нас теплой, как парное молоко, водой. Первые дни мы почти не вылезали из нее, возвращаясь в дом Руфи лишь чтобы поесть, поспать и заняться любовью.

   Конечно, у острова имелась и темная сторона – высокая преступность, мусор, коррупция, плюс все то, что привносят туристы, руша строгие религиозные основы местного общества и искушая молодежь иным образом жизни. Этот рай помнит и рабство, и предательство, здесь реками лилась кровь, бушевали войны, процветали насилие и рознь. Но отдыхающих не интересовало мрачное прошлое. Они приехали в рай, заплатили за блаженство и намерены были получить и его, и персонал, который улыбается, хвалит, поощряет и стремится во всем угодить. 

    Как женщине, мне претило полное бесправие прекрасного пола, патриархальным строем загнанного на Бали в строгие рамки. Развод здесь – небывалое дело, скандал. От той, что решилась на него, отворачиваются все, делая ее парией, изгнанной из общины. Но, как будто этого мало, женщины в случае развода уходят из дома мужа с тем, с чем пришли в него, а дети обязательно остаются с отцом – особенно мальчики.

   Бали называют островом равновесия добра и зла – и не зря. Всюду, даже когда не хотела, я видела призрачные тени, ощущала резкие перепады энергетики. Грань между мирами здесь настолько тонка, что частенько мне хотелось спросить, видит ли Горан то же, что и мои глаза. Но задавать такой вопрос санклиту, который только начал приходить в себя, было нельзя.
 
   В те дни, которые не остались у меня в памяти, Драган стоял на коленях у кровати, глядя в мои пустые глаза, звал, уговаривал, рыдал, чувствуя, как я ухожу все дальше. Он никогда не забудет этот ужас. Минимум, что я могла сделать – не давать ему новых поводов для переживаний – что было непросто, учитывая мой усиленно растущий живот, на котором часто останавливался тревожный взгляд мужчины, и залечивать любовью и лаской его раны. Но в данный момент меня волновали совсем другие, более прозаические проблемы. 
 



Елена Амеличева

Отредактировано: 30.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться