Санклиты 5. Карающая длань

Глава 8 Сжечь демона Часть 2

 

   Мы прогулялись по улицам, разглядывая готовых к параду ярко раскрашенных злобных кукол. Из-за тщательно проработанных деталей они казались живыми. Видны были морщинки вокруг глаз, текущие из пасти слюни, суставы пальцев и даже бисеринки пота на лбу. Некоторые щеголяли увесистыми гениталиями, способными породить комплекс неполноценности даже у мужчин, более чем щедро одаренных природой. И, словно этого было мало, некоторые демоны шевелили конечностями и махали перепончатыми крыльями. 

   Чувствовалось, что балийцы креативили по максимуму: ужасные монстры на каркасе из проволоки – одни в прыжке, другие в бесовском танце, корчили рожи, скалились, обнажая огромные клыки, тянули длиннющие когти к местным и начинающим подтягиваться туристам, но их никто не боялся. 

   Как только стемнело, балийцы подняли помосты с демонами, которые стали еще красочнее благодаря подсветке, и парад начался. Первым мимо нас проплыл вполне безобидный на вид зеленый Телепузик, неизвестно каким образом затесавшийся в ряды злых уродливых монстров. 

   Большинство из них напомнили мне об индийской мифологии, но было много фигур, обличающих современные проблемы. Как, например, кукла, изображающая чрезмерно накрашенную девушку в крошечном топе и узких шортиках, которая делает селфи, вытянув губы «уточкой». Правда, ирония балийцев вовсе не мешала туристкам – живым копиям высмеянной девицы – делать на ее фоне все то же селфи.

   – А вот она мне кого-то напоминает, – озорно улыбнувшись, Горан указал на помост, где восседала огромная демоница с отвисшими грудями и большим животом.

   – И не стыдно беременную жену троллить? – огрызнулась я, вглядываясь в толпу галдящих туристов. Что-то влекло меня туда со страшной силой.

   – Прости, любимая! – он поцеловал мое запястье и пробормотал, – но сходство очевидно.

   – Равнять Ангела с демоном? – мисс Хайд в ожидании поддержки воззрилась на Ковача. – Нико, ты слышал? – но, судя по напряженному лицу мужчины, ему было не до шуток. Запоздало осознав, что сбылся его страшный сон как главы моей охраны, я взяла за руку Гайю, что неотступно следовала за мной, с подозрением глядя даже на Драгана, и потянула ее в толпу. 

   Вакханалия началась, когда ночь вступила в свои права. Громкую музыку, под которую изгибались танцовщицы, похожие на жар-птиц из-за одежды в золотых тонах, заглушали трещотки, разнокалиберные барабаны и с упоением бьющие по ни в чем неповинной кухонной утвари балийцы. Пришлось терпеть, радуясь тому, что, по крайней мере, такой шум-гам уж точно перебудит всех демонов в округе!

   Пристроившись за малышней, с важным видом несущей небольших монстриков на носилках из двух длинных палок, мы с Гайей дошагали до перекрестка, где взрослые носильщики стали так трясти кукол, что я начала всерьез опасаться, что они развалятся. Затем бедных демонов долго крутили против часовой стрелки, чтобы у них закружилась голова.

   – И это на самом деле помогает? – спросила Гайя, со скепсисом глядя на происходящее.

   – Это ты мне скажи! – не удержалась мисс Хайд. – Если бы с тобой так обращались, разве ты не психанула бы и, как говорит Сеня, не свалила из города?

   – Нет. – Девочка пожала плечами.

   Ясно, чувство юмора у нас так и не проснулось.

   – Проще их всех разорвать в клочья. – Добавила моя охранница. – Тогда из города уходить не придется.

   Я нервно сглотнула, но Гайя, покосившись на оторопевшую госпожу Ангела, рассмеялась. Уфф, чувство юмора таки прорезалось. Хоть и весьма специфичное.

   – С тобой лучше не шутить, поняла. – Пробормотала я, глядя, как балийцы длинными палками приподнимают линии электропередач, чтобы огромная кукла – та самая демоница с большим животом – могла двигаться дальше. Громкие хлопки и брызнувшие во все стороны искры лишь развеселили туристов. Обернувшись, я с укором посмотрела на мужа, хохочущего от души. 

   – От тебя у меня тоже постоянно искры из глаз сыплются! – пояснил он сквозь смех.

   – Бить тебя некому. – Пробурчала мисс Хайд.

   – Прости, любимая! – санклит прижался ко мне со спины, нежно поцеловал в шею и прошептал, – заглажу вину, как только вернемся домой! Несколько раз подряд!

   – Если не прогоню тебя спать к Ковачу.

   – Сжалься, госпожа моя!

   – Подумаю.

   – Давай так. Буду спать не рядом с тобой, а рядом с дочкой и сыном. Хорошо?

   – Хорошо. – Рассеянно пробормотала я, сквозь разыгранную балийцами сценку из индуистского эпоса пытаясь разглядеть неясную фигуру в толпе на противоположной стороне.

   – Родная, что?

   – Пока не знаю. – Началось шествие с факелами, и тонкая ниточка, протянутая вибриссами, оборвалась. Всему свое время, как говорил Крот. Будем ждать. Только бы не опоздать. Я поморщилась – мелкая морось, попадая на факелы, заставляла их злобно шипеть и источать мерзкий запах мокрой шерсти.

   – Потушить? – Гайя с готовностью посмотрела на меня. Все время, пока мы жили на Бали, демоница упорно уничтожала все палочки с благовониями, что попадались на моем пути, зная, что они вызывают у госпожи Ангела загадочную хворь с непонятным названием «ми-рень».

   – Нет, все в порядке! – поспешила отказаться я, на всякий случай сжав ладошку верной охранницы. 



Елена Амеличева

Отредактировано: 09.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться