Санклиты 5. Карающая длань

Глава 1 Иерусалим Часть 1

 

 Под небом голубым есть город золотой
 С прозрачными воротами и ясною звездой…
 А в небе голубом горит одна звезда.
 Она твоя, о ангел мой, она твоя всегда.
 Кто любит, тот любим, кто светел, тот и свят,
 Пускай ведет звезда тебя дорогой в дивный сад.
                 Аквариум «Город» 
    

   Под небом голубым есть город – древний, намоленный, особенный. Он десятки раз переходил из одних рук в другие и лишь молча смотрел на проливающих кровь неразумных человечков. Не одобрял, наверное, но не вмешивался. Они приходили и уходили – быстро, как вспышка молнии, а город оставался. Людские деяния искажались летописцами в угодную правителям сторону, творения их рук разрушались, уходили под землю, чтобы потом радовать археологов и приносить головную боль местным жителям, что всего лишь хотели выкопать подвал, а не обнаружить святой раритет или кости библейского персонажа, а город медленно плыл сквозь тысячелетия. 

   Иерусалим. Он прижался к горам в 50 километрах от Средиземного моря. Древний град, несущий на себе отпечаток неспокойной смеси веков и наций, покрытый шрамами от незатихающего пожара конфликтов. Ныне – современный город, он поглотил то, что начиналось как маленькое поселение, обнес его крепостной стеной, но не уничтожил, а сберег, укрыв бережно, словно раненую птаху, ладонями уважения и мудрости. 

   Город мира, за который все время шли войны. В нем рождались религии, неизбежно превращаясь со временем в монстров, требующих кровавых жертв во славу свою, но людей всегда было много и недостатка в адептах никогда не наблюдалось. Каждый клочок земли здесь оброс легендами, что немудрено – на небольшой территории пытаются ужиться три крупнейшие религии. Куда ни посмотри – везде купола православных храмов, шпили и кресты костелов и монастырей, башни мечетей, грациозные синагоги и строгие протестантские здания церквей. 

   Этот «сакральный винегрет» шокирует только вначале, потом к нему привыкаешь, понимая, что каждый имеет право молиться своему Богу и притом так, как считает нужным. А если вы претендуете на право называться последователем единственно правильной веры – вам в этом городе будет сложно не сойти с ума.

   Но если приехать в Иерусалим с надеждой хоть где-то на земле прикоснуться душой к настоящей святости, будешь жестоко разочарован. Люди не ходят по улицам, где ступал Иисус, с одухотворенными лицами, готовые отдать первому встречному нуждающемуся последние деньги и в довесок вручить почку – вдруг пригодится. У них свои проблемы и заботы – как и у всех. Этот город – пороховая бочка, и каждый житель с детства впитывает с молоком матери или покупной смесью готовность к очередному теракту. Может быть, так острее чувствуется жизнь – если каждую секунду ты готов с нею распрощаться?  

   Зашкаливающее количество религиозных святынь и легенд не мешает жителям Иерусалима открывать рынки на улице Виа Долороза, по которой Христос шел на казнь, и тут же продавать терновые венцы как сувенир, предлагая туристам за небольшие деньги почувствовать себя Спасителем – пройти той же дорогой, взвалив на спину деревянный крест в человеческий рост.

   У каждого здесь своя правда. Грань между свободой вероисповедания и кощунством размыта. И точек зрения столько же, сколько людей. Одни гиды открыто заявляют, что божественное происхождение Иисуса – вымысел. Другие доводят паломников до слез, хорошо поставленным голосом вгоняя их в религиозный экстаз. 

   Не зря только в этом городе некоторых настигает иерусалимский синдром, когда человек буквально сходит с ума, чувствует в себе божественные силы, ощущает себя избранным для спасения мира высшими силами, и в лучшем случае отправляется проповедовать на улицы, облачившись в тогу из гостиничной простыни, в худшем – увозится в соответствующее учреждение с острым психозом после попыток поджечь мечеть, воскресить мертвых или изгнать демона из перепуганного туриста – кому на что фантазии хватит.

   Некоторые экскурсоводы заявляют, что настоящие святыни вообще не там, куда обычно водят гостей города, не в разрекламированных путеводителями местах. А ученые десятки лет проводят исследования и приходят к выводу, что Иисус был распят вовсе не в Иерусалиме, и нередко их доводы весьма убедительны.  Кто знает, правы они или нет. Где прячется правда – неизвестно. 

   Но понимание всего этого пришло ко мне позже. Что я знала об Израиле, когда наш самолет подлетал к нему? Довольно мало. Здесь находится Стена плача. И Мертвое море, в действительности – озеро, в котором можно почувствовать себя космонавтом из-за того, что его соленость не позволяет погрузиться глубоко, сразу выталкивая на поверхность. МОССАД – самая сильная разведка в мире. В «Земле обетованной» в армии служат и женщины, и мужчины. Они свободно разгуливают по улицам в форме и с автоматами через плечо. 

   Что еще? Израильские врачи вылечат все, но от суммы чека за лечение вполне можно умереть от инфаркта – но его вам тоже вылечат. И выйдет дешевле, чем покупать место на кладбище на Элеонской горе, которую еще называют Масличной – оно стоит более миллиона долларов, но в виде бонуса вы воскреснете в числе первых, когда произойдет второе пришествие Христа – какой ушлый риэлтор это придумал, используя Книгу пророка Захарии, история умалчивает. Да и вообще цены на недвижимость тут с таким количеством ноликов, что уже упомянутые врачи никогда не сидят без работы, вероятно.

   Да и все, пожалуй. Но это я знала как обычный человек. А как Ангелу жизни мне было известно, что здесь относительно мирно уживаются не только евреи, христиане и мусульмане, но и Хранители с санклитами. То есть, хоть это и не совсем корректное сравнение, зайцы – бессмертные мирно щиплют травку под присмотром волков – Хранителей. Но таков уж Израиль.



Елена Амеличева

Отредактировано: 30.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться