Санклиты 5. Карающая длань

Глава 1 Иерусалим Часть 3

 

   Иерусалим, лежащий небольшими островками на холмах, очаровал с первого взгляда. Древний град, от которого ожидаешь степенности и мудрости, щурился от яркого солнца, лукаво улыбаясь, как озорной босоногий мальчишка, уже придумавший, как нахулиганить, и в животе начали порхать бабочки, предвещая что-то занимательное.
    
   Жизнь втянула нас в сумасшедший круговорот, стоило ступить на Яффо – самую длинную улицу Иерусалима с домами приятного песочного оттенка и красной черепицей на крышах. Мимо проносились трамвайчики, толпы людей быстро шагали по своим делам. Из кафешек наружу выплескивалась громкая музыка, мешая слушать весьма достойно играющих уличных музыкантов. 

   Два местных старика с экспрессией, которая заставила бы обзавидоваться итальянцев, орали друг на друга, брызжа слюной и размахивая руками. Но когда я уже начала беспокоиться, что это кончится убийством или инфарктом, пожилые негодяи расхохотались, обнялись и двинулись прочь – как пара неразлучных друзей. 

   Наотрез отказавшись искать «звездные» рестораны, мне удалось затащить Драгана и охрану в простую булочную, похожую на круглый аквариум, и никто не жаловался, уплетая разнообразные слойки, пончики, пиццу, салаты и смакуя кофе. Лишь юные Драганы не могли предаваться калорийному беспределу, но их это ничуть не смущало – широко раскрыв глазенки, двойняшки с интересом разглядывали мир и, кажется, понимали куда больше, чем положено детям в столь нежном возрасте. 

   «Главная артерия» Иерусалима – улица Яффо – привела нас к Яффским воротам Старого города. Клочок земли всего в 4 кв. км, поделенный между евреями, христианами, арабами, армянами и туристами. У каждого – свой квартал и свои правила. Это уникальное место называют сердцем Иерусалима, но мне оно показалось скорее рукой, сжавшей время в кулак – все ненужное утекло сквозь пальцы, оставив самое важное спрессованным в плотную вечность.

   Я опьянела от пропитанного историей воздуха и мощи проходящей сквозь меня энергии тысячелетий, убегающих вниз под брусчатку. Многоголосое эхо сбило дыхание, заставив зажмуриться и с трудом подавив желание зажать уши. Так уже было, когда я пыталась свыкнуться с обострившимися ощущениями после того, как Горан сделал меня бессмертной.

   – Родная? – стальное кольцо сжало талию. – Как ты?

   – Все хорошо. – Мой взгляд упал на наших малышей. Удивленно улыбаясь, они словно прислушивались к себе. – Смотри, дети тоже это чувствуют! – я замерла, осознав тот факт, что Саян и Горана не действуют «методом тыка», как их мама. Для них все гораздо проще – они получают навыки точно так же, как учатся слышать, видеть и чувствовать. А что-то в них есть уже от рождения, словно «прошито в настройках». Они в этой стихии чувствуют себя, как рыба в воде! – Знаешь, Киллиан нечаянно оказался прав – мне на самом деле было суждено стать прародительницей совершенно нового рода людей! – пораженно прошептала я. – Мы с тобой это сделали!

   – Наши Ангелочки! – тихо прошептал Горан, еще крепче прижав меня к себе. 

   – На которых нет проклятия санклитов, но есть божье благословение. Они изменят мир! 

   – Я боюсь за них, любимая!

   – Их охраняем не только мы, так что успокойся. – Я усмехнулась, сжав его руки. – Знаешь, если мне пришлось пережить все то, что было, ради их появления – то могу лишь благодарить высшие силы за это!

   – Саяна! – простонал он, прижавшись щекой к моим волосам.

   – Терпи, Драган! – мисс Хайд развернулась к нему лицом. – Помнишь, как говорила Наринэ, гори она в аду? Ты заварил эту адскую кашу!

   – Злая моя, – тихо прошептал супруг. – Все стерплю, лишь бы ты с малышами была рядом!

   – Обещаю! – я поцеловала его. – А теперь давайте изображать простых туристов! – мы долго гуляли вверх-вниз по горбатым улочкам этого современного Вавилона, окруженные говором на всех языках мира. Понимая каждый из них, было сложно сдержать рвущиеся наружу проклятия. Что ж, у всего есть побочный эффект. С этим нужно просто смириться, иного не дано. 

   Уже темнело, когда мы направились к Стене плача. Прозрачно-голубое небо стремительно густело, наливаясь ночной концентрированной синевой. Зажженные огни отражались в серой гладкой мостовой, словно на водной поверхности. Но это хрупкое мгновение красоты никого не интересовало. Вокруг кипела жизнь. У Стены одновременно молились иудеи, православные, католики, протестанты, и в это же самое время из громкоговорителей мечетей доносились призывы к молитве мусульман. Да уж, глядя на это, понимаешь, почему Иерусалим называют мировой коммуналкой всех религий!

   Возвышенное переплеталось с жизненным, обыденным. Перекрикивая друг друга, гиды объясняли, куда засовывать записочки с просьбами к Всевышнему, и тут же напоминали о близости туалетов. Народ суетился – ведь успеть необходимо и то, и другое. А еще нужно ткнуть пальцем в иудея, который в молитве напоминает голубя, клюющего семечки, сделать селфи с собой любимым – инстаграм наше все, проводить взглядом ярко-пестрого туриста из Индии, пошутить над вторым иудеем – в большущей меховой шапке, растеряться, когда подойдет очередь приблизиться к Стене плача, смутиться, не зная, как говорить с Ним, уловить в душе едва ощутимую тоску по чему-то светлому, и с облегчением вернуться к гиду.

   Мне непонятно присущее человеку стремление привязать божественное к местам, вещам, ритуалам и словам. Но я и не человек. Все просто – не надо судить. Они не обязаны чувствовать так же, как я. Из груди вырвался вздох.



Елена Амеличева

Отредактировано: 30.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться