Санклиты 5. Карающая длань

Глава 1 Иерусалим Часть 7

 

   – Саяна, я испугался за тебя, – сказал Горан, когда мы поднялись в спальню, и моим вниманием завладели малыши. – Прости, умоляю!

   – Такой пример ты будешь показывать Саяну и Горане? – не глядя на него, спросила я, сев на кровать и приложив к груди сына. – Научишь их решать проблемы с помощью насилия?

   – Ты права. – Сдавленно прошептал муж, сев рядом.

   – Знаю, что многого прошу. Но вокруг меня и так сплошное насилие и… смерть. – Голос предательски задрожал.

   – Любимая, прости, умоляю! – он сел на пол у кровати и положил голову на мои колени, обхватив ноги руками.

   – Это просто любопытный мужчина, Горан. У него не было злого умысла. А ты вспыхнул яростью так, словно сам Люцифер пришел по мою душу!

   – Не говори так, умоляю!

   – Однажды это может случиться. Нужно быть готовыми. И что тогда? Ты бросишься на него и… и погибнешь. Вместо того, чтобы спасти, ты уничтожишь меня. Это, по-твоему, защита?

   – Саяна…

   – Выслушай!

   – Как скажешь, любимая.

   – Ты – мое слабое место. Я все понимаю. Ты суровый мужик, вместо зарядки гнешь подковы, на завтрак ешь гвозди, ездишь на БТРе, должен защищать свою женщину, ярость Драганов и много чего еще. Но ты – мое слабое место. Враги обязательно используют это и… – пришлось задержать дыхание, чтобы не разрыдаться. 

   Саян перестал сосать грудь и скривился, готовясь зареветь. Лежащая рядом Горана синхронно с братом скорчила мордашку. 

   – Видишь? – я улыбнулась сквозь слезы. – Нас не двое теперь, Драган, нас четверо. А детям нужны и мама, и папа. 

   – Понял тебя, любимая. – Он взял дочь на руки и сел рядом со мной на кровать. – Я…

   – Вот только не надо ничего обещать! – пришла моя очередь скривиться. – Хватит громких слов. Доказывай делами.

   – Так и сделаю, родная. Ради вас троих все смогу. 

   – Посмотрим. – Я положила сына на одеяло. – Дай мне малышку. – Во время кормления Гораны мне удалось успокоиться. Эта кроха словно обладала способностью утихомирить любую бурю. Чувствую, она преподнесет нам много сюрпризов! 

   Уложив их с братом в кроватку и передав «вахту» Руфи, я прошла в ту комнату, где на кровати сидел, ни жив, ни мертв, съежившись под убийственными взглядами Ковача и Спиро, бедолага японец. Горан, понимая, что мне нужно время «отойти», остался в спальне.

   – Вы его хоть кормили, изверги? – я воззрилась на санклитов.

   – Зачем? – искренне удивился Спиридон.

   – Потому что тут не гестапо! – разозлясь, рявкнула мисс Хайд. 

– Идите оба отсюда на…! Живо! И принесите обед и воду. – Господи, дай терпения! – Как вас зовут? – спросила я, когда санклиты ушли.

   – Хироми . – С трудом выдавил из себя мужчина.
   – Вам подходит. – Мне удалось улыбнуться. – Я Саяна. Хироми, простите, пожалуйста, нас. Мы не злые, поверьте. И ничего плохого вам не сделаем.

   – Кто… вы?

   Любопытство переселило страх. Уважаю.

   – Что ж, попробую объяснить. – Я села в кресло рядом с кроватью и кратко рассказала о санклитах, о том, как стала Ангелом Жизни, об Архангелитах, Хранителях и Наблюдателях. – Вы в шоке, да?

   – В восторге! – глаза японца засияли. – Понимаете, моя жизнь была такой скучной – пахал в офисе все время, раз в несколько лет на недельку уезжал путешествовать, но что успеешь за такое время? Всегда чувствовал, что в мире есть волшебство! И тут такой подарок судьбы! Прямо как в кино!

   – Да уж, у нас тот еще триллер! – я рассмеялась. – Хироми, можно на «ты»?

   – Конечно! – мужчина с готовностью закивал.

   – Ты можешь уйти из этого дома в любой момент, никто не будет тебя удерживать.

   Японец побледнел.

   – Но если у тебя есть время… – мисс Хайд лукаво улыбнулась.

   – Есть, есть!

   – Тогда я прошу тебя стать нашим фотографом на этот вечер. Нужны снимки всех гостей. Камеру предоставим. 

   – Почту за честь, Саяна!

   – А потом обсудим, где бы ты еще мог пригодиться. Хорошо?

   – Конечно!

   В комнату вошли Ковач и Спиро. Последний нес поднос с едой. Нос разу же доложил, что на обед у нас мой любимый грибной суп. Желудок, забыв обо всех съеденных на рынке вкусняшках, требовательно заурчал.

   – Так, знакомьтесь: Нико и Спиридон, санклиты. Хироми – наш фотограф на этот вечер. 

   – Очень приятно. – Пролепетал японец, с ужасом и любопытством глядя на них.

   – Найдите ему хороший фотоаппарат. – Я встала. – И обращайтесь с ним уважительно. Он гость в нашем с Гораном доме. 

   – На кой он нам сдался? – прошептал Спиро мне на ухо. – Он же человек!

   Ковач усмехнулся, зная, что за этим последует.

   – Ах, да! – мисс Хайд лучезарно улыбнулась. – Хироми, можешь задавать любые вопросы вот этому санклиту, Спиро. И если он не удовлетворит твою любознательность, я его накажу.



Елена Амеличева

Отредактировано: 30.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться