Санклиты 5. Карающая длань

Глава 6 Омут

 

   Я вышла из машины и посмотрела вверх. Небо снова куксилось, словно капризный ребенок. От аномальной жары не осталось и следа, противный холодный ветерок залезал под куртку и бесцеремонно обвивал талию, как нахальный ухажер. Район вокруг навевал воспоминания о Подмосковье. 

   В серое небо тянулись клыки белых высоток с оранжевыми балконами. На газонах перед домами искренне пыталась прижиться трава, но островки пожухлой зелени были почти полностью побеждены проплешинами сухой коричневой земли. Скучающий на ярко раскрашенной детской площадке ребенок меланхолично толкал качели, наполняющие двор тоскливым мерным поскрипыванием.
    
   – Спиро, ты с нами не идешь. – Сказала я Мажору, когда тот встал рядом, и пресекла пререкания, видя, что он уже открыл рот, – всерьез полагаешь, что имеешь право спорить? – парень молча отвел глаза.

   Мы с Гораном и Нико беспрепятственно вошли в подъезд, воспользовавшись одной из ангельских опций, и поднялись на самый верх. Дверь в квартиру тоже послушно распахнулась, щелкнув замком, стоило мне провести по серому металлу рукой.

   Обстановка внутри напоминала спартанскую квартиру Данилы. Диван у окна без штор, десяток вешалок с плащом и блузкой на белой стене, под ними несколько пар обуви, крохотная кухня с мини-столиком со стоящей на нем электроплитой, игрушечной по виду мойкой со скучающей внутри маленькой чашкой, и кубиком холодильника, в который уместится разве что пара яблок, скорее заставляли поверить, что здесь живет хоббит, а не прекрасная девушка.

   – Пусто. – Констатировал Нико, глянув в узкий пенал туалета.

   – Уж если не везет, то… – пробурчала мисс Хайд, протискиваясь сквозь небольшую дверь на балкон. – То по максимуму. – Закончила я, глядя на труп брюнетки. 

   Даже в такой момент, мертвая, лежа на полу в неестественной позе, подогнув колени, она была прекрасна. Восковая желтизна не портила красивое лицо. Мне захотелось сесть рядом с ней, словно приоткрытые пухлые губы еще могли что-то сказать.

   – Санклит. – Застыв в дверях, озвучил причину смерти Горан.

   – Или Михаил. – Возразила я, вспомнив, как Джокер убил Какмаршака.

   – Полагаешь, убрал свидетельницу?

   – Вряд ли. – Мой взгляд буравил лицо Наблюдательницы. – Зачем тогда забирать все личные вещи? В комнате нет никаких гаджетов. – Я осторожно ощупала тело. – Ты много знаешь людей, которые не носят с собой сотовый? Вот именно. Он… пытался что-то скрыть? – я шагнула к двери.

   – Подожди. – Прошелестел женский голос.

   – Саяна? – Драган с беспокойством всмотрелся в мои глаза.

   Оборачиваясь, я уже знала, что увижу. Зыбкая тень. Волосы колышутся будто в воде. От потрясающей красоты не осталось и следа. Видимо, призракам не дозволено пленять живых. 

   Минуту она печально смотрела на меня. 

   – Если хотела что-то сообщить, сейчас самое время. – Сказала мисс Хайд. 

   Вместо ответа девушка повела рукой, указывая вниз с балкончика. И почему потустороннее всегда использует намеки? Это какое-то правило, которому учат, едва ты переступил порог миров? Я вздохнула, подошла к перилам и, сжав ладонями холодный металл, всмотрелась в небольшой «садик» квартиры на нижнем этаже. 

   – Нам туда? – спросил Горан, встав рядом.

   – Таки да. – Оставив Ковача улаживать формальности, мы спустились на первый этаж. 

   Бдительная бабулька, вышедшая из квартиры с добродушным лабрадором на поводке, с подозрением глянув на меня, перевела взгляд на моего красавца-санклита и растаяла, припоминая, очевидно, дни давно ушедшей бурной молодости. Но мне было не до этого. Безумно хотелось попасть в тот «садик», на который указал призрак Наблюдательницы. Теперь туда тянуло уже с неимоверной силой. 

   По счастливому совпадению жильцов дома не оказалось. Мысленно попросив прощения за вторжение, я прошла на балкон и замерла среди многочисленных разнокалиберных кадок с растениями, пытаясь понять, что и где искать. Как и в случае с манускриптами Киллиана, помогли горящие ладони, направившие меня к прямоугольному ящику с кивающими в такт ветерку темно-синими колокольчиками. Между которыми лежал маленький, размером в треть сотового, потрепанный блокнотик.

   Я осторожно достала его двумя пальцами и вздрогнула, увидев смерч на обложке. Весьма похож на тот, что был в моем видении в Стамбуле. Стоило о нем вспомнить, как перед глазами вновь встала та картинка. 

   Небо, покрытое гневными всполохами алого, дышало в лицо адским пеклом. В воздухе завихрялась черная пыль, поблескивая рыжими искорками – каждая из них несла в себе буйство смертоносного пожара. От деревьев остались лишь чахлые прутики стволов, с которых пламя жадно слизывало слой за слоем. Карусель, объятая огнем, натужно скрипела. Огненные гривы коней, что неслись вскачь, развевались на ветру, и это было даже красиво.

   – Родная? – стальное кольцо стиснуло талию. 

   Картинка Апокалипсиса развеялась. Я с опаской, словно изнутри мог кто-то выскочить, открыла блокнот и увидела нелинованные мятые странички, исписанные убористым почерком. Крохотные, как бисеринки, черные буковки жались круглыми бочками друг к другу. Красавица-брюнетка и тут использовала любимый мини-формат. Интересно, почему ее так привлекало все маленькое? 

   Наверное, ответ уже не узнать, ведь призраки неразговорчивы.  Гораздо важнее, что значит информация в блокнотике. На первый взгляд похоже на бред сумасшедшего. Куча сокращений, какие-то графики, цифры столбиком, вычисления, непонятные значки. Может, Наблюдательница машину времени проектировала на досуге? Кто ее знает.



Елена Амеличева

Отредактировано: 30.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться