Санклиты 5. Карающая длань

Глава 1 Песнь мертвецов Часть 3

 

   – А теперь пойдем пить кофе! – прошептала мисс Хайд.

   – Сокровище мое! – тихо проворковал Горан, крепко прижимая меня к себе. – Люблю тебя!

   – Люблю тебя! – эхом прошептала я. Ни капли не смущаясь, мы вернулись за стол и насладились крепким черным кофе с нотками ванили и нежнейшим сливочным ароматом.

   – Вода сильна не сама по себе, а благодаря тому, что ее наполняет. – Поставив чашку на звякнувшее блюдце, заключил Хилме.

   – Верно. – Вырвалось у меня. В голове с подачи вибрисс вновь тонкой стрункой задрожала мысль, что это тоже пригодится. Не сейчас. А когда придет время. Воистину, терпение – высшая добродетель.  

   Что ж, об этом самое время вспомнить сейчас – когда ресторан с гостеприимным хозяином остался позади, и вновь на повестке дня встал взбесившийся Архангел. Надо улыбнуться, попросив благословения у темнеющих к вечеру небес, и двинуться вперед, не бурча себе под нос о том, что очень не вовремя все дороги из-за праздника перекрыли.

   Мы быстро шагали по ставшему бело-голубым благодаря обилию флагов Иерусалиму. Люди пели песни, танцевали, жарили у палаток, расставленных в парке, шашлыки. Всеобщая идиллия – если не считать раскинувшейся над ними тени черных крыльев Падшего, которого я ощущала буквально кожей. Пусть интригует, сколько хочет, хоть с головы до ног обвешивается подвесками Офель, якшается с демонами и их боссом, сегодня госпожа Ангел вышла на новый уровень – теперь во мне не просто солирует уверенность в своей правоте, отныне я твердо знаю, что смогу с ним справиться. Потому что на моей стороне Свет!

   Правда, сейчас наступала тьма – ночь опускалась на не желающий спать город. Я улыбнулась иронии. Без юмора в моей жизни никуда. Где-то вдалеке громко ухала музыка, словно нефелим ростом с высотку шел по Иерусалиму. Меня влекло туда, и явно не из-за дискотечных мотивов. 

   Когда мы вышли на площадь, полную народа, в воздухе поплыла нежная пронзительная мелодия, а в небо начали подниматься сотни квадрокоптеров. Сияющие огоньки, похожие на огромных светлячков, формировали в высоте сложные фигуры, заставляя толпу восхищенно выдыхать. Звезда Давида превратилась в огромную розу. Флаг стал детским лицом. Крест плавно преобразовался в кинжал.

   – Что за?.. – вырвалось у меня.

   – Этого не может быть! – прошептал один из мужчин, стоявший рядом с нами.

   – Почему? – спросила его спутница.

   – Там компьютерная программа, я знаком с разработчиком. Такого в ней не было! – кинжал медленно развернулся и указал острием на пламенеющий закатом край неба.

   – Очевидно, нам туда. – Заключила я. – Пойдемте.

   Мы оставили недоумевающую толпу позади и зашагали в темноту. Чем дальше я уходила от площади, тем явственней ощущалось покалывание в кончиках пальцах. Наконец-то заработал мой навигатор. 

   – Он рядом. – Прошептала мисс Хайд, вглядываясь с холма в ночной город. – Совсем близко. – Ветер нетерпеливо подтолкнул меня в спину, я спустилась вниз и повернула налево. 

   Брусчатка привела к небольшим домам. Из-за стальных заборов, надежно укрывающих их от чужих взглядов, виднелись лишь крыши. Положив руку на стальные листы, еще теплые от палящего весь день солнца, я быстро зашагала вдоль них, но не успела пройти и сотню метров, как ладонь полыхнула. 

   – Он здесь. – Сами собой констатировали губы.

   – Ковач, группу захвата. – Коротко бросил Драган и прижал меня к себе так сильно, что хрустнули кости.

   Я хотела пошутить в стиле «не надо ломать мне ребра, с этим прекрасно справится Михаил», но вовремя успела закрыть рот. Хоть чему-то полезному научилась за эти годы.

   На территорию удалось проникнуть практически беспрепятственно. Охрана не появилась, даже когда мы вошли в дом.

   – Это странно. – Пробормотала мисс Хайд, окидывая взглядом молочно белеющие в сумраке стены. – Что-то не так. Может… – я замолчала, задохнувшись – мощная волна чего-то мрачного, черного и полного тоски ударила в грудь, выбив весь воздух. 

   – Саяна, что? – Горан поддержал мое оседающее на пол тело.

   – Не знаю, – прохрипела я, вглядываясь в темноту за стеклянными дверями, которые вели, похоже, в сад, – но это там. 

   Первым трупом была горничная в серой униформе с пышным бантом из завязок фартука сзади. Она лежала на животе, неестественно выгнув шею. Мягкая голубоватая подсветка сада делала ее похожей на шутницу в Хэллоуин, но выпирающий вбок у основания черепа сломанный позвоночник не оставлял надежд на то, что сейчас она вскочит на ноги и начнет хохотать, потешаясь над жертвами розыгрыша. 

   Еще двоих мы увидели пройдя вглубь сада по поблекшей из-за жары траве газона. Мужчина и женщина в светлых шортах и брюках сидели на земле, уткнувшись подбородками в грудь и прислонившись спинами к стволу дерева, как перебравшие на пикнике гости. Ковач присел на корточки, приложил по очереди пальцы к их сонным артериям и отрицательно покачал головой.

   С каждым шагом мертвых становилось все больше. Заледенев внутри, я молча всматривалась в них. Всех их роднило что-то неуловимое – помимо забравшего жизни дыхания смерти. Вибриссы, натянутые до предела – еще немного и порвутся с едким противным звоном, как перетянутые гитарные струны – молчали. Да и у нас самих тоже не было слов.



Елена Амеличева

Отредактировано: 30.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться