Санклиты 5. Карающая длань

Глава 1 Песнь мертвецов Часть 5

 

   – Сэм! – я облегченно выдохнула. – Рада тебя видеть!

   – Все хорошо, Ангел? – тревожно глядя на меня, спросил он.

   – Не особо. – Глаза вновь остановились на груде мертвых тел.

   – Что ж, Михаил, я пришел. – Сэмуэль развел руки в стороны. – Ты этого хотел? Теперь отпусти ее.

   – Что происходит? – я переводила взгляд с одного лица на другое. – Сэм?

   – Он пожертвовал собой, чтобы спасти тебя. – С удовольствием пояснил Баал. 

   Так госпожа Ангел была лишь приманкой!

   – Отпусти ее. – Повторил Сэмуэль. – Ты обещал.

   – Я обещал, что не трону ее. – С усмешкой ответил Михаил. – Так и будет. Все сделает он. – Мужчина кивнул на Баала.

   – С удовольствием! – подтвердил демон.

   – Ты не соперник мне, Привратник! – Архангел сжал кулаки.

   – А так? – рыжая тварь достала из-за пазухи печатку и с торжествующим видом сунула ее под нос Сэмуэлю.

   – Печать Архистратига! – потрясенно выдохнул тот. – Ты демону отдал кольцо, что пожаловал тебе Господь? – не веря, он посмотрел на Михаила. – Как же ты мог, Падший?!

   – Повинуйся! – прошипел Баал, тыча печаткой ему в лицо. 

   – Чего желаешь ты? – Сэм скрипнул зубами. – Изреки и будет исполнено.

   – На колени! – выдохнул демон. – На колени становись передо мной, твоим господином!

   Шипя от негодования, Архангел преклонил перед ним колено. 

   – Хочу, чтобы ты вонзил это в ее сердце! – рыжая тварь протянула Сэмуэлю черный кинжал.

   – Клинок Люцифера. – Пробормотал он.

   – С его ядом на острие!

   – Чтобы она стала демоницей.

   – Да! Тогда все будет так, как и задумывалось!

   – Она – Ангел Жизни. – Сказал Архангел, поднимаясь. Кинжал взлетел в воздух. – И останется им! – черный клинок вошел в его же сердце.

   – Нет! – вскрикнула я, пытаясь удержать оседающее на землю тело, но он был слишком тяжелым для моих рук.

   – Живи, девочка… – прошептал Архангел и закрыл глаза. 

   – Не устраивай мелодраму! Ты мне нужен! Сэм?! – скальпель выскальзывал из моих пальцев, заставив меня употребить выражения, от которых покраснел бы даже Баал. 

   Выдернув кинжал из сердца Архангела, я отшвырнула его к ногам Михаила и, полоснув по запястью, направила струйку крови сначала в рану, а затем в рот Сэмуэля.

   – Твое самомнение не знает границ. – Протянул Архистратиг, присаживаясь на корточки рядом с нами. – Ты всерьез полагаешь, что кровь адского ангела поможет от яда Люцифера?

   – Иди на…! – огрызнулась мисс Хайд, вглядываясь в Сэма.

   Черты его лица заострялись, кожа словно усыхала, приобретая землистый оттенок. Закрытые глаза все глубже проваливались в глазницы, под которыми пролегли черные круги. Тело наливалось холодом, словно на моих коленях лежала глыба льда.

   – Сэм, вернись! – прошептала я, и мои слезы закапали на его лицо. – Вернись, умоляю тебя!

   – Одной проблемой меньше. – Констатировал Архангел, поднявшись.

    Неужели все?..

   – Вставай. – Архистратиг схватил меня за локоть и резко дернул, заставив встать на ноги. – Теперь твоя очередь.

   – Да пошел ты, Падший! – полыхнула мисс Хайд. – Убийца! – спину начало знакомо жечь. По контуру тела пробежала искорка. Ладони горели огнем, словно их окунули в пламя. Что-то потянуло меня вверх за макушку. Лопатки свело острой болью.

   Упругая золотая волна заставила Михаила отступить и прикрыть глаза рукой. Его кудряшки развевались, словно в лицо дул ураганный ветер. Но он, сжав кулаки, двинулся обратно, медленно переставляя ноги. Оставалась всего пара метров, мужчина уже вытянул вперед руку, чтобы дотянуться до меня, но нас накрыла вспышка ослепительно белого света.

   Я обернулась. Сэмуэль все еще лежал на спине, но его тело было охвачено пульсирующим сиянием.   

   – Ты вернулся! – тихо прошептала я, сев рядом с ним.

   Крылья Архангела затрепетали, проявляясь, окрепли, наполнились Светом и вновь полыхнули белым. Эта вспышка была намного ярче первой. Михаил вскрикнул, закрыл глаза и поспешно отступил еще дальше от нас, а я открыла их еще шире, позволяя Свету, что так долго тлел в Сэме под гнетом терзаний совести, войти внутрь меня, омывая нежностью и благоговейной любовью мои раны, унося с собой усталость и сомнения.

   – Это невозможно! – прошипел Архистратиг.

   – Для этой девочки невозможного нет. – Ответил Сэмуэль, поднимаясь. – Она – Дарующая прощение Господа!

   – Может, стоит отдохнуть? – на всякий случай предложила я, не давая ему упасть. – Не рано вскочил, крылатый?

   – Некогда отдыхать. Надо исправлять все то, что наворотил этот Падший. – Архангел помрачнел. – Прости, девочка. Ты была права, а я не слушал. Ибо слишком горька была правда. – он огляделся. – Ишь, сбег уже, шельма!



Елена Амеличева

Отредактировано: 30.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться