Санклиты 5. Карающая длань

Глава 3 Аквариус Часть 5

 

   Тримараны, похожие на севших на воду чаек, растопыривших крылья, покачивались на прозрачных, как расплавленный хрусталь, волнах. Мы с Гораном, Ковачем и Спиро сели в лодку, которую выдолбил вождь. Сам он занял место на носу, указав Нико и Мажору на весла, и смотрел вперед все время, пока мы и еще несколько каяков плыли по темно-сапфировой, ровной, без единой складочки, поверхности воды. 

   Ровные шлепки весел убаюкивали. Со всех сторон нас будто обнимало безвременье. Солнце висело прямо над нашими головами и заставляло чувствовать себя булочками в жарочном шкафу. Сколько прошло времени – час или сутки, я бы не взялась утверждать. Когда мне уже почти удалось задремать в стальном кольце рук супруга, лодка остановилась. Вытянув вверх руку, вождь баджо негромко сказал:

   – Здесь.

   Мы достали со дна доски для серфинга, сели на них, свесив ноги в воду, и образовали круг. Отец Фила закрыл глаза и начал петь, хотя вряд ли можно было назвать песней гортанные звуки, которые с трудом выбирались из его горла, будто пробивая себе путь наружу силой. От них волоски на коже встали дыбом. Когда вождь затих, другой баджо протянул ему кинжал с хищно изогнутым клинком и деревянную чашу. Мы по очереди сделали надрезы на руках и наполнили ее кровью.

   Тонкая красная струйка скользнула в воду. За ней последовали корзиночки из бамбуковых листьев с цветами. Похожие делала Руфь, когда мы жили на Бали. Сначала они спокойно плыли, чуть-чуть покачиваясь, но затем в центре круга начала медленно закручиваться, набирая силу, воронка водоворота. Когда она засосала вглубь ритуальные корзинки, баджо уплыли.

   – Горан… – начала я.

   – Даже не думай. Останусь с тобой.

   Мои глаза утонули в его – цвета любви. Наши руки крепко сжались. Воронка, что быстро увеличивалась в размерах, неожиданно схлопнулась. Тонкий хвостик водоворота растаял в сапфировой поверхности, и она вновь стала идеально ровной.

   – Ну уж нет! – процедила мисс Хайд. – Я до тебя доберусь – хочешь ты этого или нет!

   – Родная?

   – Будем нырять, Горан!

   – А если придется погружаться очень глубоко?

   – И что? У тебя же получается!

   – Любимая, у меня огромный опыт!

   – У тебя огромный не только опыт.

   – Пошлая моя!

   – Что за наезды! Я вообще не о том, о чем ты подумал! Кроме того, у тебя – опыт, а у меня – Крылья! Ангел я или где? Мы справимся!

   – Как знал ведь. – Хорват хмыкнул и помахал своей охране на соседней лодке.

   – Серьезно? – мисс Хайд изогнула бровь, наблюдая как они, подплыв, передают боссу баллоны с воздухом и маски. – Драган, ты вибриссы отрастил?

   – С тобой жабры надо отращивать, – пробурчал супруг, обжигая стекла масок огоньком зажигалки. 

   – Что ты делаешь? – заинтересовалась я.

   – Это чтобы они не запотевали под водой. Ты же, наверное, захочешь рассмотреть этого своего Аквариуса во всей красе?

   – А то!

   – Кто бы сомневался! Держи, вредная. – Он полил на маски колу, встряхнул и протянул одну из них мне. – Отрегулируй так, чтобы не слишком туго на лице была, иначе при погружении будет врезаться в кожу и давить.

   – Между прочим, перед тобой не просто блондинка, а «опенок»!  – сделав, как он сказал, похвасталась я.

   – Тогда нет необходимости напоминать, что погружаться тебе можно только на 18 метров. – Глаза мужа, колдующего над баллонами с воздухом, заискрились от смеха.

   – Мы с Аскером опускались на 25! – не удержалась мисс Хайд.

   – Он пожалеет о том, что разрешил такое новичку, когда мы встретимся! – пообещал Драган. 

   – Размечтался! – я прикусила свой слишком длинный язык и соскользнула с серфа в воду. 

   – Погружаться будем медленно, хорошо?

   – Давай уже начнем?

   Вскоре толща воды сомкнулась над головой. Солнечные лучи мощными прядями пронзали светло-голубое желе и растворялись в темноте глубины. Именно туда мы с Гораном и начали опускаться. 

   Сначала все было просто и даже приятно – ощущение, словно находишься в невесомости, но ровно до тех пор, пока продувание ушей не перестало помогать. Все-таки когда Драган настаивал на медленном спуске, стоило прислушаться. Но мы же умные, лучше всех знаем, как надо.

   Когда я замерла, пытаясь свыкнуться с болью, распирающей голову изнутри, Горан показал кулак с поднятым вверх большим пальцем – знак экстренного всплытия, но мисс Хайд отрицательно покачала головой и тут же сморщилась – кровь в сосудах запульсировала так, словно пыталась достучаться до моих мозгов. Драган настойчиво повторил знак с поднятым пальцем, в ответ получил поднятый средний и, судя по всему, выругался.

   Будь у меня хвост – вильнула бы и уплыла, ей-богу! И ведь умом понимала, что он просто беспокоится за меня, но натянутые струной нервы и вопящие вибрисы выключили благоразумие и предоставили возможность солировать моему непростому характеру. Свет вокруг тем временем постепенно рассеивался. Темнеющая вода стискивала ледяными объятиями, заставляя жалеть об отсутствии гидрокостюма. 

   Как-то я поддалась на уговоры Глеба и нырнула на Крещение в иордань. Ощущения становились примерно такими же с той лишь разницей, что сейчас все происходило постепенно – это радовало, но не имелось возможности пулей вылететь на поверхность, с трудом сдерживая желание высказаться так, что тебя в той же проруби и утопят истовые верующие.



Елена Амеличева

Отредактировано: 30.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться