Саша. Когда я проснусь.

Размер шрифта: - +

Глава 7. "Стихи"

Утро было настолько прекрасным, что я снова почувствовала крылья за спиной. Они расправились и больше их не ломит! Сейчас всё так, как должно быть! Разум чист и сердце трепещет! Как же хорошо жить, без груза на душе. Мои бабочки порхают в животе... Ах, какое странное чувство!

Сейчас я сижу в машине Стаса, и он косится на меня. Ничего он не понимает! Я просто счастлива! Не знаю от чего, но это так. Хочется дарить людям радость и тепло. Я чувствую прилив энергии. Ах...

Я выбежала из машины, на пороге меня, как всегда ждала подруга. И это постоянность ни капельки меня не смущала, даже наоборот привлекала.

- Привет, что с тобой? – спросила Наташка.

- Со мной всё слишком хорошо. Почему все так удивляются, когда видят счастливых людей?

- Возможно, потому что сами не постигли того самого счастья.

- Твои слова, как всегда полны морали и красоты!

- Хорошо сказано. У нас сейчас сдвоенный урок. Мне Маринка сказала, опять с режиссурой. Говорят, что они пока, что проходят тоже самое, что и мы.

- А что у нас сейчас?

- Литература и что-то там не помню я!

- Да, точно. Ты подготовила стихи, девочкам вроде Ахматова.

- Да. А парням Есенин. Почему нам не достался Есенин?

- Вот уж не знаю... Ладно, пошли, а то опоздаем! – мы побежали в аудиторию, но у дверей отдышались и спокойно зашли. Я поймала на себе его взгляд, мимолётный и скользящий... Неужели всё снова? Все эти чувства. Не знаю, но будь, что будет! В аудиторию вошла Анна Владимировна.

- Здравствуйте! Итак, кто хочет начать? – в аудитории поднялись руки, в их числе моя. – Краснова!

- Двадцать первое. Ночь. Понедельник.

Очертанья столицы во мгле.

Сочинил же какой-то бездельник,

Что бывает любовь на Земле. 

И от лености или со скуки

Все поверили, так и живут:

Ждут свиданий, боятся разлуки

И любовные песни поют.

Но иным открывается тайна,

И почиет на них тишина...

Я на это наткнулась случайно

И с тех пор всё как будто больна, - в аудитории было тихо. Все внимательно меня слушали. Я читала, передавая все чувства своей интонацией и выражением лица.

- Замечательно! Кто ещё хочет попробовать? Мальчики! – она смотрела на Майкла. – Майкл.

- Ты плакала в вечерней тишине,

И слёзы горькие на землю упадали,

И было тяжело и так печально мне,

И всё же мы друг друга не поняли.

Умчалась ты в далёкие края,

И все мечты увянули без цвета,

И вновь опять один остался я

Страдать душой без ласки и привета.

И часто вечернею порой

Хожу к местам заветного свидания,

И вижу я в мечтах мне милы образ твой,

И слышу в тишине тоскливые рыданья, - мы читали эти стихи, словно, посвящая их друг другу. Это было мило, но от одной только мысли становилось страшно. Страшно от того, что опять может быть больно... Но оно ведь того стоило. Сколько счастья и радости подарил он мне? И если бы я тогда простила его, то не было бы сейчас стихов и этих глупых взглядов. Я просто могла быть рядом с ним. Но сейчас он не рядом. Я сама во всём виновата, я мучила двоих, себя и его. И чего я этим добилась? Почему я вечно виню кого-то, не видя, что сама виновата я погубила всё, что грело моё сердце. По щеке пробежалась слеза. Это всё я! Хоть фильм снимай. Он ведь меня любил и любит. Может ещё не поздно всё исправить?

- Саш, всё в порядке? – шепнула Натка.

- Да... – Совсем не убедительно ответила я. И тут я встретилась взглядом с Майклом. В этот раз он не отводил его. Как тогда в театре, на первом свидании. Помню, как сейчас «Ромео и Джульетта»... Я улыбнулась, он в ответ. Сердце начало трепетать сильнее. Взрыв эмоций и чувств. Хочется писать стихи... Звонок. Сейчас он уйдёт. Завтра у нас практика, там мы сможем поговорить.



Саша Ник

Отредактировано: 10.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться