Саша. Характер - сахар со стеклом

Глава 5. Измена или изменение?

Глава 5. Измена или изменение?

Одиночество. На мой взгляд, одиночество - это то чувство, с которым люди постоянно ошибаются. Человеку свойственно чувствовать себя одиноким, потерянным, никому не нужным. Ведь таким образом он добивается поддержки, внимания, участия и, конечно же, дружбы. Именно одиночество заставляет задуматься о самоубийстве, искать опасные развлечения и непроверенные связи. Оно убивает нас.

-... - подруга помахала у меня перед лицом, привлекая внимание и отвлекая от мыслей, навеянных музыкой. Я вынула наушник и улыбнулась.

- Привет.

- Привет, подруга. Как ты? А я тебе сейчас такоооое расскажу, закачаешься. Короче, Гриша... - бла-бла-бла. Лучше уж быть одинокой, чем находится в центре этого тайфуна с простым именем Мария.

Ирка, наверное, думала также, но вслух никогда бы такого не сказала. Вообще, Ирина самый воспитанный из нас троих человек и самый умный. И хотя из-за нас она постоянно прогуливает уроки, ее оценкам можно было только позавидовать.

- Я сегодня только на алгебру с химией. - Вставила я слово в нескончаемый монолог Машки.

- Всего на два? - ее глаза так округлились, что любой, кто не знал эту девушку, наверняка подумал бы, что она ни разу в жизни не прогуливала. Актриса.

- По идее, я вообще могу их не посещать. Экзамены-то сданы. - Я недовольно фыркнула, увидев скуксившуюся мордашку подруги, и вновь отдалась музыке. С ней спокойнее.

Уроки прошли убого. Настроение оставалось на нуле и дома, когда мама выносила строгий приговор и запрещала посещать улицу без ее ведома. И даже в квартире у Алекса и Лизи не стало лучше.

- Привет. Как ты сегодня? - я все же старалась не выливать всю скопившуюся желчь на невинную девчонку. Она была не при чем.

- Привет. Нормально. - Лизи сложила ноги, как это делают поклонники йоги, и тяжело вздохнула. - Почему ты пришла?

- Хочу стать тебе другом. - Ответила я, пожав плечами. 

Она недоуменно приподняла брови.

- Зачем тебе это?

Сегодня ее руки были голыми, открывая огромные синяки на запястьях, сгибе локтя. Вся ее шея также была в синяках и засосах. Почему она позволяла так с собой обращаться? Почему делала это с собой? Неужели она не понимала, что таким образом только губила себя, не спасала?

Наблюдая за Лизи, я вспомнила свои мысли насчет одиночества. Оно убивало нас. Но ведь одиночество придумал человек. Кто сказала ему, что он одинок? Кто сказал, что одиночество - это плохо? Правильно, другой человек. Эта безумная цепочка мнений, убеждений, страхов и создала общую, неоспоримую точку зрения.

- Лизи, иногда люди делают что-то без цели. - Спокойно парировала я.

Девочка фыркнула и отвернулась.

- У всего есть цель. У чего-то - плохая, а у чего-то чуть - похуже.

- Я не буду тебя переубеждать. У меня просто нет настроения, поэтому пошли заварим кофе или чай. У вас есть цикорий? - я бодро поднялась, разгладив джинсы на коленях, и протянула ей руку. - Пошли, покажешь мне, где у вас все.

Улыбка, наверное, вышла ненастоящей, потому что Лизи руку не приняла, но на кухню пошла, даже заварила чай и вытащила откуда-то конфеты.

- Лизи, а ты ходишь в школу?

- Почему ты зовешь меня Лизи, а не Лиза? - девочка выковыривала изюм из конфеты и бросала его в мусорное ведро под раковиной.

- Ты не любишь изюм?

- А ты любишь? - вопросом на вопрос ответила вредина.

Я засмеялась ее упертости. Лиза тоже улыбнулась. Раньше я тоже была, как ежик, не желая никого впускать в личное пространство. И сейчас могла понять, что чувствует эта непонятая никем девочка, поэтому хотела ей помочь.

Щелчок двери испугал натянутые раздражением нервы. Возня, доносившаяся из коридора, приводила в недоумение. Что можно так долго делать в этой маленькой комнате, не включая при этом света и прерывисто дыша?

Возможно, виной была моя наивность или чрезмерное любопытство, заставляющее засовывать нос туда, куда не нужно, но я вышла из кухни, держа чашечку цикория, и включила свет... Увиденное, кхм, заставило покраснеть не только щеки, но, я думаю, даже шею и корни волос.

- Кхм, - единственный звук, который привел меня в себя, был издан смеющейся Лизи, которая выглядывала из-за моего плеча и разглядывала увлеченно целующуюся парочку. Я тоже засмеялась. Как нелепо. Господи, как нелепо.

В кухню мы вернулись вдвоем, весело хихикающие ,как малолетки, но при этом прикрывающие рты руками, стараясь расслышать каждое слово той, что орала на всю квартиру.

- Еще чаю? - мой шепот отвлек увлекшуюся Лизи. И она улыбнувшись мне, кивнула.

- Пожалуй, мы здесь надолго. Он не даст нам уйти безнаказанными. - Прошептала девочка.

Я насыпала еще цикория в чашку и залила его кипятком. Чувство удовлетворения от совершенной случайно пакости поселило крупицу радости в темную депрессию, что комковалась внутри. Кажется, я неосознанно развязала войну с этим зеленоглазым психопатом. Вот только стоит ли ставить на себя?



Катриша Клин

Отредактировано: 10.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться