Саша. Характер - сахар со стеклом

Глава 14. Царство небесное

Глава 14. Царство небесное

Самолет приземлился ровно в полдень. Его пассажиры медленно спускались по трапу, забирали багаж, встречались с близкими им людьми, радующимися приятной встрече. Они все бесконечно улыбались, пожимали друг другу руки и болтали. Зал ожидания постепенно наполнялся шумом, сливающимися воедино голосами, создающими своеобразную музыку.

- Эй, а где же мама и Сашка, ты разве не кинул им смс-ку перед взлетом? – Марина оглянулась на следующего за ней байкера, упорно что-то ищущего в карманах рюкзака. – Кош, я с тобой разговариваю.

- Да слышу я, слышу. Ищу телефон.

- Ну, так, и где он? – Девушка скложила руки на груди, заставляя новоиспеченного мужа тяжело сглотнуть и, оторвавшись от аппетитной фигуры жены, продолжить обыскивать карманы.

- Нет его! Видимо выронил где-то. – Девушка нахмурилась, ее переживание за родных передалось и Коше. Парень закинул рюкзак за спину и обнял встревоженную девушку за плечи.

- Мы уже дома. Сейчас возьмем такси и выясним, где их носит.  – Поцелуй в висок ослабил ее напряжение. Но сердце ведь не обманешь. Оно чувствует неладное.

***

- Мам, - тихо прошептала я, тяжело сглатывая. Во рту поселился злющий кот, он царапал когтями глотку, заставляя кашлять, с болью вжимая друг в друга веки.

Мама пошевелилась в темноте. Я слышала ее тяжелое дыхание, но все же она отозвалась через пару минут.

- Доченька, как ты? Тебя не ранили? Крови нет?

Я не смогла сдержать улыбку. Она жива. Это самое главное. Со всем остальным мы сможем справиться вместе.

- Да, все в порядке, мам, я цела. Как ты? Нет ран? – в моем голосе нельзя было не уловить беспокойства, страха, смятения, заселившего мозг, душу, заставившего трястись руки.

- Я в порядке. Цела. Где мы? Почему здесь так темно? – ее волнение было понятно. Вот только я не могла дать ответ. Кто. Зачем. Куда. Все это уже было в мыслях. Все это уже с самого пробуждения не давало мне покоя. Кому мы могли насолить? Кто захотел бы оставить нас умирать в непонятном, жутком месте?

- Не знаю, мама. Кажется, это какой-то подвал. Подо мной земля.

- Подо мной тоже. Мне что-то это напоминает.

- Да, мам. Мне тоже. Я очень надеюсь, что он не подложил нам эту свинью. – Я говорила это громко, пусть слышит всю ненависть.

Говорят, умершие следят за нами. Говорят, они оберегают наш покой. Тогда почему мы все до сих пор умираем, попадаем под машину, получаем травмы от рук случайных прохожих? Что это? Беспокойство? Эти дела не касаются наших хранителей? Тогда зачем они вообще нужны…

- Мам, - она пошевелила рукой, стараясь избавиться от держащих ее пут. Затем громко ругнулась, что в принципе, не было свойственно ей. 

- Да, дорогая.

- Ты же знаешь, что я тебя люблю? Больше жизни… - Расслышала ее всхлип, и всхлипнула сама.

- Не смей так говорить, дорогуша. Мы выберемся. Где наша не пропадала?

Наш разговор прервал громкий скрип. Наверное, это сама смерть в человеческом образе решила поприветствовать своих новых слуг. Ну, давай, удиви нас, старуха.

***

- Куда они могли запропаститься? – Марина с громким выдохом села на диван и опустила на ослабевшие руки голову. Горькие слезы медленно катились по ее щекам все время, пока Коша пытался связаться с Сашкой, матерью, с больницами и, наконец, полицией.

Присев напротив своей жены, байкер нежно дотронулся до ее безвольно повисшей руки, сжимая тонкие пальцы.

- Нам нужно поехать в участок. Они сказали, что только там все объяснят. – Девушка растерянно подняла голову, непонимающе разглядывая своего мужа покрасневшими глазами.

- Что объяснят? Что случилось? – тихо, будто боясь навредить своим родным громким голосом, прошептала она.

- Они сказали, поставят нас в курс дела только в участке. Ты со мной? – Коша поднялся, вытянув одну руку вперед.

- Да, конечно. – Она вложила холодную ладошку, переплетая свои пальцы с его.

Участок встретил их холодной тишиной. Мерно тикающие часы  над кем-то вроде секретарши удручали своим ритмом. Их мелодия наводила на мысли о смерти и общей непродолжительности жизни. При них хотелось выпрямиться и сразиться с вредной костлявой старухой. Или упасть на колени и больше  не подниматься.

В груди девушки ворочалось что-то сильное, оно сдавливало усталые легкие, нападало на сердце, которое кололо обидчика в ответ, разливая кровь, разбавляя мысли.

- Куда нам дальше? – Маришка уцепилась за сильную руку своего мужчины, наблюдая за его реакцией, готовая следовать за ним, куда угодно.

- Сейчас выясним.



Катриша Клин

Отредактировано: 10.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться