Саша. Характер - сахар со стеклом

Глава 17. Не поминайте лихом, а лучше вообще не поминайте. Я жить хочу!

Глава 17. Не поминайте лихом, а лучше вообще не поминайте. Я жить хочу!

- Ты так спокойна после всего… - я недовольно поджала губы, вспоминая дни ожидания и свои чувства.

- Я стараюсь забыть все, зачем об этом помнить? Да и в моей жизни было время и похуже. Так что, не нужно думать, что я какая-то бледнолицая принцесса, которая при любом удобном случае падает в обморок. – Она улыбнулась своей искренней улыбкой, от которой хотелось творить безумства, быть позером, клоуном, кем угодно, только чтобы эта улыбка никогда не пропадала.

- Не уверен, что могу спрашивать такое, но что? Что это было? – она вздохнула и уселась поудобнее, свесив длинные ноги с кровати, а затем начала рассказ:

- У меня была обычная семья. Для родителей очень важной частью жизни были дом и мы с Маришкой. Все шло своим чередом: я пошла в школу  вслед за сестрой, как-то незаметно для себя и близких пережила переходный возраст, оставаясь очень успешным и воспитанным ребенком.И вроде ничего не вредвещало беды...

А затем отец потерял работу. Начал пить. Это продолжалось около двух лет, обычно, запоями. Все хозяйство несла на себе мама. Мы, конечно, тоже помогали, но этого было мало.  А затем она вспылила, разругалась с отцом, выгнала его из дома.- Девушка кинула на меня внимательный взгляд, проверяя реакцию, а я в ответ сжал ее ладонь, поддерживая. – Через месяц он вернулся, да не один, а с вышибалами, которые потребовали немалые суммы для покрытия отцовских долгов. – Сашка провела пальчиком линию по моей ладони, видимо отвлекаясь от мыслей, стараясь не углубляться в воспоминания. – Отец обещал заработать. Снова пропал. А когда вернулся, то спрятал под матрасом в спальне целые пачки денег, будто убил кого-то. Много пачек... Мы зажили спокойнее и ровнее, все, не договариваясь, сделали вид, что забыли о случившемся. Но хорошее длилось слишком мало. Отец снова пропал. И на этот раз, его дружки пришли сами, требовали денег. Затем вломились в квартиру, разворошили все: разбили посуду, изрезали мягкую мебель, забрали деньги и ценные вещи и скрылись. А ночью в квартире случился пожар. Полицейские даже не попробовали найти поджигателей, списав это на несчастный случай. К счастью, матери удалось забрать ценные документы, которые она хранила все в одной папке, на всякий случай. И мы отправились к родственникам на временное проживание. Это был ад, но мы справились, выстояли.– Она остановилась, тяжело сглотнула и улыбнулась сквозь пелену слез, посмотрела на застывшего меня и опять опустила глаза. – Вот так вот. Мама простила его, я знаю. Но я не способна последовать ее примеру, из-за него все мы были лишены нормальных отношений, условий, постоянно пропадали, кто где, даже времени на простое общение не было, лишь усталые улыбки и пожелания спокойной ночи. Я до сих пор все помню, как будто это было вчера.

Я потерял дар речи на минуту. Мне было жаль девчонку, на плечи которой свалилась ответственность за нерадивого отца, за взрослого, который сам должен был отвечать за свои поступки. А потому я протянул обе руки к Сашке и обнял ее хрупкие подрагивающие плечи. Не такая уж она и высокомерная маленькая злючка, как я думал. Нет. Она, скорее неоперившийся лебедь, осторожно выбирающийся из заточения, глубоко дышащий свежим воздухом. Прилив нежности затопил сердце, развеял сомнения. Теперь я хотел, чтобы МОЯ девушка улыбалась, чтобы лучилась от счастья и обрела полную гармонию рядом со мной. А потому необходимо вытаскивать ее отсюда, дать волю и капельку адреналина.

Взгляд глаза в глаза.

- Я хочу кое-что тебе показать. Ты пойдешь со мной?

- Вообще- то, если ты забыл, то мы находимся в больнице. – Сашка сложила руки на груди, отчего ее свободная футболка обтянула округлые формы. Я не мог этого не заметить. А потому лишь ухмыльнулся.

- Это мои проблемы. А тебе лишь нужно переодеться во что-то менее открытое и вернуться сюда. Сделаешь? – она, прищурившись, рассматривала меня, видимо раздумывая, стоит ли соглашаться. А затем покорно кивнула и покинула палату.

А я пока решился договориться с симпатичной медсестричкой. Она-то уж точно не должна была отказать.

                                                                                             ***

Спешно вернувшись в свою палату, я мельком оглядела белые стены и не заправленную койку с мятыми простынями и свесившимся на пол одеялом. На тумбе, у дивана, заметила букет великолепных кустистых роз, распространяющих вокруг себя губительный для моего обоняния запах. Почему губительный? А потому что я аллергик, а это значит, что рано или поздно мой нос может среагировать бурным чихом на их запах. Но отказать себе в естественном желании насладиться ароматом этих чудесных красных бутонов просто не могла. В букете нашла записку: «Выздоравливай! Семья».

А ведь из головы совсем вылетело, что я оставила маму и сестру здесь в одиночестве. Схватившись за пылающее лицо, смущенно прикрыла глаза. Влюбленные совсем не ориентируются во времени. Я будто бы выпала из мира, полностью растворилась в похитителе своего сердца.



Катриша Клин

Отредактировано: 10.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться