Сашка Кузнецов. Мира Данелько

Размер шрифта: - +

Ночь. Районная больница

В пять часов утра по местному времени мне нужно быть в Магадане. Елена Николаевна, та самая инспектор детской комнаты милиции, о которой я днём говорил Маре, приходит на работу к девяти. Нужно застать её в кабинете одну, пока на неё не навалилась текущая работа.

А сейчас мне нужно было навестить моих больных и спросить их, как они себя чувствуют. Для этого было самое подходящее время. Ночь, медсёстры в отделении, где их разместили, уже сонные и не столь бдительны.

Ещё нужно было хоть немного выспаться. Завтра предстоит день полный эмоций.

Дел было полно, поэтому я просто создал двойника, одетого в спортивный костюм и тапочки в пустынном туалете районной больницы, а сам закрыл глаза, досчитал до пяти и отключился.

Все трое моих подопечных лежали в отделении неврологии. Больничка была так себе. Огромные палаты на десять коек, вездесущий запах лизола из палат и хлорки из туалетов, стены с облупившейся местами зелёной масляной краской, протёртый до дыр линолеум на полах в коридоре. Короче, ничуть не лучше какой-нибудь районной больнички.

Все трое ещё не спали. Очевидно, болеутоляющее, которое им давали, было слабым и не могло снять ту боль, которой я их наградил. Ничего, к утру боль должна начать отступать самостоятельно.

В палате было темно, поэтому все трое перевели глаза в направлении двери, когда она открылась, впустив свет из коридора внутрь.

- Тихо! Лежать, не шевелиться, не разговаривать! - громко шепнул я, быстро проходя к койке, на которой располагался старший из этой группы.

Он узнал меня в темноте и губы его страдальчески скривились. Внезапно наступившая неподвижность мучила его сильнее боли.

- Можешь шевелить шеей и разговаривать. Не сделай глупость! Если заорёшь, получишь вдвое больше, чем сейчас имеешь. От этого можешь ласты склеить. Отвечать будешь тихо. Понял меня?

- Понял я, понял!... - хрипло зашептал дядька, - Зачем пришёл?

Я боком присел на его кровать и горько вздохнул,

- Деньги мне нужны, Алексей. Того, что я у Гриши взял, мне мало… У тебя есть лишние? Ты, ведь, человек не бедный...

- Зачем тебе?

- В детский дом отправить хочу. Есть у меня на примете один, которому не мешало бы помочь. Ремонт там нужно сделать, ребятишек подкормить по-человечески, младшим игрушек купить… Короче, много чего.

- Дам. Сколько тебе нужно?

- Не бойся, всё не нужно. По совести поделишься. Скажем, отдашь половину того, что имеешь. Я к тебе, может, больше и не приду никогда. Воров в стране много. Пока снова до тебя очередь дойдёт... Может ты к тому времени уже в земле лежать будешь… Я и у Гриши не забрал бы всё, если бы он те деньги своими признал. Оставил бы ему половину.

- Чем ты нас? - прохрипел он, - Врачи ничего понять не могут...

- Ерунда… Скоро отпускать начнёт. Так, припугнул слегка, чтобы поняли, с кем дело имеете, и хвост не поднимали.

- А кто ты?

- Кто я? Ты в бога веришь?

- Все воры верят…

- Значит, и в дьявола веришь. - кивнул я, - Это хорошо. Легче понять сможешь. Я та сила, что творит добро, но вечно кто-то от этого страдает! - перефразировал я Мефистофеля из Фауста, - Пришла ваша очередь пострадать. Трудно сделать так, чтобы всем было хорошо. Я ещё не научился.

- Вон, значит, ты кто… - протянул он, после продолжительного молчания, - Что ж… Такому сам бог велел отдать… Принесу, куда скажешь. Дай только выйти отсюда ...

- Не нужно. - я помотал головой, - Я сам заберу. Ты главное, вспомни, куда всё упрятал. Да не жадничай, ты себе ещё соберёшь!

Через пару секунд я отвлёкся от его мыслей.

- Ну, золотишко и камушки мне ни к чему, а вот чемоданчик с деньгами я у тебя заберу.

- Оставь хоть немного… - прохрипел он, - Рыжьё и камушки ещё вылежаться должны. Не могу я их сейчас сбросить.

- Оставлю… - я поднялся с кровати и потянулся, - Ну, ладно, бывайте здоровы. Ешьте по утрам овсяную кашу. Она для желудка полезна. А водка, напротив, для желудка вредна. Но вы же её, надеюсь, не пьёте?

Я не успел отойти далеко.

- Постой!… - Алексей приподнялся на локте и зашипел от острой боли, - Постой… Кто знает, может не увидимся более... Может благословишь?

- Да ты не охренел ли, дядя? - удивился я, - Ты людям горе несёшь, а я должен тебя на это благословлять? Ты, Алексей, что-то неправильно про меня понял. Не будет тебе от меня благословения… Так живи.

Подойдя к двери, я эффектно растворился в воздухе.



Александр Раевский

Отредактировано: 22.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться