Сашка Кузнецов. Мира Данелько

Размер шрифта: - +

Знакомство с матерью Миры

Мира действительно встретила меня в аэропорту. Когда я вышел со своим облезлым «командировочным» чемоданчиком из ворот багажного отделения, она бросилась мне навстречу. Объятий и поцелуев не было, и я успокоился. Она просто хлопнула меня по плечу и дружелюбно улыбаясь сообщила:

- Привет, Македонский! Я уже заждалась… Пошли?

Вместо того, чтобы направиться к остановке автобуса, где уже выстроилась изрядная очередь, Мира потянула меня за рукав в другую сторону. Мы подошли к ГАЗику тёмно-зелёного цвета с чёрными, «военными», номерами. Из машины при нашем приближении ловко выпрыгнул на асфальт молоденький, безусый морячок. В перепоясанном флотским ремнём с большим якорем на пряжке чёрном бушлате, но без головного убора. Он улыбнулся Мире, протянул руку ко мне, и я отдал ему чемодан.

Мы с Мирой ехали на заднем сиденье и болтали о пустяках. Ни о чём серьёзном говорить было невозможно, потому что я постоянно натыкался в зеркале заднего вида на блестящие глаза нашего шофёра. Понятно, что интересовал его не я, а моя спутница. На мой вопрос, откуда взялась эта машина, Мира небрежно отмахнулась:

- Возле нашего подъезда всё время две дежурят. Эта — разгонная…

Словечко было для меня незнакомое, но по смыслу было понятно, что эта машина для различных срочных поручений.

***

Нина Васильевна мне понравилась. Невысокая, всего на пару сантиметров выше дочери, худенькая - мама называет таких женщин элегантными - с «художественно» растрёпанными, густыми русыми волосами, с доброжелательной улыбкой и большими зелёными глазами. Ей явно ещё не было сорока. Скорее, тридцать пять — тридцать семь.

Она встретила нас в огромной прихожей и, подождав, когда мы разденемся, тут же предложила перекусить с дороги. Я ещё не проголодался, но согласился попить чаю.

Мира показала мне мою спальню — небольшую комнату с окном, выходящим на центральную улицу города и на бухту. Оборудована она была аскетично: шкаф, широкая кровать, письменный стол и стул. Затолкав чемодан под кровать, я отправился вслед за Мирой на кухню.

Кухня была размером с большую комнату в нашей с мамой магаданской квартире. Возле плиты возилась незнакомая женщина, к которой Нина Васильевна обращалась по имени и на ты. Звали её Ларисой. Как я понял из разговора, Лариса была в доме кем-то вроде прислуги и по совместительству кухарки.

Хозяйка сама налила мне крепкого чаю в элегантную чашечку из тонкого фарфора. Затем налила чаю себе и дочери, и мы устроились за большим овальным столом, расположенным по центру кухни.

После этого начались обычные в таких обстоятельствах расспросы обо мне и о моей семье. Я чувствовал себя совершенно свободно. Ещё год назад, попав в такой дом, я наверняка чувствовал бы себя скованно. Вот что значит иметь собственный дворец! Ну, ладно, пусть не собственный, — дворец вместе с островом и всеми его обитателями был подарен Марине — но всё равно, я тоже имею к нему какое-то отношение.

- Мира сказала нам, что выиграла тебя в карты. Это правда? - с улыбкой спросила Нина Васильевна, - Я не всегда понимаю, когда она шутит, а когда говорит серьёзно.

- Не совсем так… - поправил я её, - Я недооценил аналитические способности вашей дочери и позволил себе подшутить над ней. За это сейчас и расплачиваюсь. Мы не играли в карты. Это был карточный фокус. На кон было поставлено одно желание, которое я пообещал исполнить.

Она хмыкнула:

- Всё равно непонятно… Можешь немного поподробнее?

- Мам, - вмешалась Мира, - ему будет проще этот фокус снова показать, чем объяснить его суть… Правда, Македонский?

Я усмехнулся:

- Если ты надеешься выиграть ещё одно желание, то могу тебя огорчить. Второго такого шанса я тебе не дам! Фокус покажу, но на сей раз карту ты ни за что не найдёшь!

- А давай! - азартно вскинулась она, - Сейчас карты принесу! Мам, где они у нас?

- Посмотри у меня в спальне в комоде. В верхнем ящике… - неуверенно посоветовала мать, - По-моему, там должны быть…

Карты появились на столе через две минуты. Глаза Миры блестели от возбуждения. Я мельком просмотрел их и бросил колоду на центр стола.

- Можете выбрать ассистентом Ларису… Простите, не знаю вашего отчества…

- Анатольевна. - ответила женщина, не поворачиваясь от плиты.

- Ларису Анатольевну. Я думаю, ей вы доверяете? Условие прежнее. Тот, кто первым угадает, где находится выбранная карта, получает право на одно желание. По-прежнему, исполнение желания не должно никому принести вред!

- Любое желание? - рассмеялась Нина Васильевна.

Я кивнул:

- Любое. Да, совсем забыл сказать. Если высказанное желание по моему мнению может нанести кому-нибудь вред, я его не исполняю без объяснения причин. Мира знает. Она, кстати, и остальные правила игры знает.



Александр Раевский

Отредактировано: 22.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться