Сашка Кузнецов. Мира Данелько

Размер шрифта: - +

2 января 1969 г. Спор

Машина за нами пришла в 10-00. К этому времени Нина Васильевна ещё не пришла в себя от случившегося ранним утром. В 7-15 нас с Мирой разбудил громкий крик. Заорал её отец. Он пришёл в ванную умываться и увидел себя в зеркало.

Подтянутый, мускулистый мужчина пятидесяти лет безо всяких следов седины в снова ставших густыми волосах. Изо рта его исчезли четыре золотые коронки на коренных зубах слева и справа. Исчезли и поставленные ранее пломбы. На месте леченных зубов появились совершенно здоровые, белые зубы.

Когда на его крик прибежала жена, они оба вскрикнули уже хором. После этого не выдержала и Мира. Она бросилась туда же и столкнулась в дверях ванной комнаты с Ларисой. Последняя пришла в дом час назад и возилась на кухне, готовя завтрак хозяину, когда услышала эти крики.

Я оставался в постели, потягиваясь под одеялом. Без меня разберутся. Не маленькие. Рядом со мной валялся тёплый и взлохмаченный после сна Бармалей. Он сопел и сонно косился в сторону двери, откуда донёсся крик, разбудивший нас с ним.

Ракетой ворвалась в спальню Мира, схватила в охапку свою подушку и, не сказав ни слова, исчезла вместе с ней. На всякий случай следом за ней смылся и Бармалей. Причина паники выяснилась тут же. В спальне появилась целая делегация. Отец, мать и следом за ними вошла и остановилась в дверях Лариса. Последняя была бледна и перепугана.

Я уселся в кровати, зевнул и вежливо поздоровался.

- Кто-то крикнул или мне послышалось?

- Ты посмотри, Саша, что произошло! - испуганным голосом промолвила Нина Васильевна, одетая в одну ночную рубашку.

- А что такое?... Здесь темно…

Щёлкнул выключатель и под потолком вспыхнула люстра. Я зажмурился, ещё раз зевнул и протёр кулаками глаза. В спальне незаметно появилась Мира, которая успела таки скрыть следы своего ночного пребывания в моей спальне.

- А-а-а, - протянул я, - сработало значит? Водичкой попользовались?...

Это я так «оценил» внешний облик родителей. Ну да… Нина Васильевна выглядела сейчас на загляденье привлекательно! Я понимал дядю Мишу. И бы и сам заорал от неожиданности, увидев их обоих, если бы не проделал всё это собственноручно.

Я поднялся на ноги, замотался в одеяло и, придерживая его на груди подошёл к родителям.

- По-моему, хорошо получилось… - пробормотал я, оглядев Нину Васильевну с ног до головы.

- И вы, дядя Миша, выглядеть стали куда лучше… Что с вами?

- У меня коронки куда-то пропали! - сердито буркнул он, - Что за чертовщина?

- Какие коронки? - спросил я, возвращаясь к своей кровати.

- Коронки на зубах. У меня их четыре штуки было. Две слева и две справа. Как такое может быть?

Я пожал плечами:

- Понятия не имею… Вам что, жалко их стало?

- Не в этом дело, юнга! - сердито загремел он, - Куда они делись? Я их что, во сне проглотил?

- А я почём знаю?... Вы сходите на рентген. Они вам желудок просветят и сразу станет ясно… Только я бы на вашем месте погодил к врачам обращаться…

- Почему, Саша? - растерянно спросила Нина Васильевна.

- Вас замучат всяческими обследованиями. Муторно это очень. Мама вряд ли согласилась бы по своей воле в Москву поехать, не живи там её мама и сестра. А пришлось ехать. Даже два раза. В общей сложности почти полтора месяца получилось. Вам это нужно?

Родители переглянулись, но промолчали.

- А вы, дядя Миша, здорово похудели… Вы себя хорошо чувствуете?

Он угрюмо усмехнулся:

- Отлично! Просто великолепно! Забыл уже, что такое иметь лёгкое тело…

- Рано радуетесь! - ехидно усмехнулся я, - На вас теперь вся ваша одежда болтаться будет. С моей мамой та же история случилась...

- И то верно! - удивился он, - Как-то не подумал об этом. Спасибо, юнга, что предупредил! Ларочка, ты не помнишь, моя старая форма ещё цела? Если да, то срочно нужно погоны перешить и пуговицы почистить… Ну и погладить, конечно! Пошли-ка, вместе глянем!

Они быстро ушли, а Нина Васильевна осталась. Она подошла к кровати и присела рядом со мной. Потерев указательным пальчиком оставшееся незамеченным нами на подушке подсохшее пятнышко, она понюхала его и подняла глаза на Миру. Та всё поняла и слегка покраснела, исподлобья глядя на мать. Нина Васильевна усмехнулась.

- Ладно уж, не красней… Всё я понимаю… Иди, душ прими, а мы тут с молодым человеком немного побеседуем. На обратном пути захвати чистое постельное бельё. Ларису не проси, сама отыщи...

Молодой человек прижал уши к голове, поджал хвост и тоже покраснел. Мира вышла, и Нина Васильевна похлопала ладошкой рядом с собой.



Александр Раевский

Отредактировано: 22.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться