Сашка Кузнецов. Мира Данелько

Размер шрифта: - +

Суббота. Ведьма

Мира с озабоченным видом носилась по квартире, собирая нас обоих для похода в фотографию, а я решал довольно сложную задачу. Дело в том, что ещё вчера на горизонте появился тот самый Мистер Х, который положил у нас в Магадане одиннадцать человек народу, безукоризненно замаскировав все убийства под несчастные случаи. (*)

Узнав об их смерти, я тут же заподозрил в их организации людей из КГБ, но генерал Мирошниченко, к которому я заявился со своими претензиями, заверил меня, что его контора к этому не имеет ровным счётом никакого отношения. После разговора с генералом я вернулся в Магадан и, после недолгих поисков, нашёл таки истинного виновника тех смертей. Отправив этого мастера маскировки на больничную койку с советом немедленно после выписки из больницы навсегда покинуть наш город, я успокоился.

Ещё во время поисков и установления принадлежности этого человека к определённой организации, я установил, что он уже восемь лет проживает во Владивостоке. Пять дней назад прилетев сюда, я тут же "почувствовал" его присутствие где-то неподалёку. Пришлось даже на время ослабить "чувствительность" органов контроля и слежения за нежелательными объектами. Иначе колокольчики в моей голове просто не давали бы мне спокойно спать.

Вчера вечером утихшие на время колокольчики прозвенели в первый раз. Дядька этот вышел на разведку. Информацию обо мне он получил в припортовой пивной, в которую заходит каждый день после работы. Она у него служит одним из мест встречи с агентами, которых у него за годы жизни во Владивостоке набралось видимо-невидимо.

Рассказ о моём прыжке за борт старенького сторожевика, а особенно описание моей внешности, заинтересовали этого дядьку настолько, что он раскошелился и выдал своему информатору — пожилому моряку торгового флота — целых двадцать пять рублей! В тот же вечер он осуществил пробный проход возле дома Миры.

Одетый в дорогое пальто и красивую мерлушковую шапку, не глядя по сторонам, он прошёлся по улице и моментально «срисовал» обоих топтунов КГБ, которые, сменяясь, поочерёдно караулили проход в арку дома с того самого момента, когда я 31 декабря появился в городе.

В свою берлогу он, предосторожности ради, вернулся другой дорогой. Слишком уж он был заметен в своём одеянии. Сегодня он появился в двухстах метрах от дома семьи Миры в ином обличьи.

Пожилой дядька, в выцветшем чёрном бушлате и чёрной же меховой шапке с вмятиной на месте когда-то украшавшего её «краба», стоял, облокотившись на гранитный парапет набережной и читал купленный в киоске неподалёку журнал «Крокодил».

Вёл он себя совершенно естественно. Иногда его изборождённое искусственными морщинами лицо расплывалось в улыбке, иногда кустистые, седые брови его хмурились. Никто не обращал на него никакого внимания. Мои провожатые от КГБ его тоже пока что не почувствовали.

***

Она уже натянула на ноги подаренные ей торбаса и отставила назад руки, ожидая, когда я помогу ей надеть её тёплую курточку, когда я тихо сказал:

- Ну что ж, Мира, Девой Марией ты уже один раз побывала. Хочешь сегодня сыграть роль ведьмы? Ты как-то раз сказала, что мне и ведьма на что-нибудь сгодиться может...

Она поправила воротник курточки и развернулась ко мне.

- Ведьмой? У тебя остался ещё кто-то не прощённый?

- Нет. На сей раз тебе придётся принять очень серьёзное решение. Я дам тебе полную свободу. Как скажешь, так я и сделаю. Речь пойдёт о судьбе одного человека.

- Что за человек?

- Об этом потом. Если он пойдёт за нами, когда мы выйдем из дома, то тем самым он нарушит мой запрет. В этом случае я тебя с ним познакомлю. Если же он оказался возле вашего дома случайно, то ничего не будет.

- Какой запрет, Македонский? Одевайся!

- Об этом тоже потом. Не хочу без нужды рассказывать о нём. Поверь, так нужно! Этот человек очень опасен. Это пока всё, что тебе нужно о нём знать. Так как? Хочешь ещё раз сыграть роль судьи?

- Сыграю! Значит, ведьма?

- Да, ведьма! Злая ведьма! Я к тебе при нём так и буду обращаться. Не нужно, чтобы он слышал твоё имя. Хотя, этот человек очень хорошо информирован. Возможно, он уже знает о тебе очень многое… Ну что, пошли?

Мы спускались по лестнице, и я тихо инструктировал её.

- Ничего не бойся и не оглядывайся, когда мы окажемся на улице. Не нужно, чтобы он что-то заподозрил. Нужно дать ему возможность проявить себя. Веди себя совершенно естественно. Мы с тобой идём гулять и по пути ищем какую-нибудь глухую подворотню. Например, чтобы зайти в подъезд и там целоваться! Всё! Выходим!

Выйдя из тёмной арки, мы сразу сощурились от яркого, солнечного света. Мира посмотрела под ноги, постукала каблучком по тонкому ледку замёрзшей лужи, повернула голову в мою сторону и улыбнулась.

- Пошли, Македонский? Приключение уже будоражит мне кровь!

Я усмехнулся, мы обошли лужу и неспешно отправились по тротуару направо. Жалко, что нельзя было взяться за руки. Обязательно кто-нибудь из взрослых сделает замечание. Так мы и шли, засунув руки в карманы, порой касаясь друг друга локтями.



Александр Раевский

Отредактировано: 22.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться