Сашка Кузнецов. Танцевальный кружок. Часть 1

Размер шрифта: - +

Магадан. Дворец пионеров

Я прибыл вовремя. Ещё даже имелось время переодеться. Ровно без четверти восемь я уже стоял под дверями танцевального зала. Чуть позже появилась ещё одна девочка. Она подёргала дверную ручку, убедилась в том, что двери зала заперты, сбегала вниз на вахту и принесла ключ. Мы с ней вошли и разошлись по разным сторонам. Она уселась на низкую лавочку у входа, а я отошёл к крайнему правому окну.

Ждать пришлось недолго. Не больше десяти минут. К тому моменту, когда в зал вошла стройная, миниатюрная женщина с тонкими чертами лица, в танцзале уже стало шумновато. Её гордую головку оттягивал назад тяжёлый узел тёмных, вьющихся волос отчётливо тронутых сединой. На вид ей было около пятидесяти. Кивком поздоровавшись с собравшимися к этому моменту девочками и мальчиками, она мазнула взглядом по мне и отошла в угол зала к столу с проигрывателем.

Пришлось поторапливаться. Следовало переговорить с нею до начала урока. Представившись, я сказал, что хотел бы заниматься у них в кружке. Женщина внимательно рассмотрела меня с головы до ног, заставила повернуться к ней спиной, помолчала, разглядывая меня сзади, и спросила:

- Умеешь танцевать?

Я зачем-то покраснел и кивнул:

- Ну так... немножко...

- Покажи... - она рукой показала на центр зала, - Попробуй без музыки. Сможешь представить, что музыка играет?

- Музыку представить могу, а вот партнёршу - нет. С партнёршей я лучше раскроюсь...

Женщина усмехнулась и, повернув голову в сторону скамейки у входной двери, громко позвала:

- Леночка! Горохова! Подойди сюда...

С лавки у входа в зал легко поднялась симпатичная девушка и быстро подошла. На вид ей было четырнадцать, а, может, и все пятнадцать. Лицо её показалось мне смутно знакомым.

- Леночка, помоги молодому человеку раскрыться. - она кивнула подбородком в мою сторону, - А то он без партнёрши никак не может. Станцуйте мне что-нибудь простенькое...

- А я его знаю! Это же Сашка Кузнецов из нашей школы. Он у нас в шестом классе учится... Привет, Саш! Как твоя деревянная нога? - она прыснула.

- С ногой всё нормально! - независимо ответил я, - А ты откуда знаешь?

- Деревянная нога? - удивлённо подняла брови преподавательница, - У тебя что, протез?

- Нет, Элеонора Генриховна! - рассмеялась девушка, - Это он байку однажды сочинил. У нас в школе над ней уже давно потешаются. Я вам потом расскажу. Ну что, пошли? - обратилась она ко мне.

Когда мы встали напротив друг друга в центре зала, я быстро спросил:

- Знаешь «Голоса весны» Штрауса?

Она с улыбкой кивнула, и я коротко поклонился...

***

Саша поклонился, шагнул к ней и положил правую руку ей на талию. Свою левую он убрал за спину. Всё ещё улыбаясь, она положила свою руку ему на левое плечо. И вдруг... противный дрожащий свет трубок дневного света погас! В глаза ударил ослепительный свет рампы! Исчез трескучий паркет танцевального зала магаданского Дворца пионеров, и под ноги ей легли гладкие дубовые плашки сцены венской оперы.

Смешной вихрастый мальчишка тоже куда-то пропал. Рука её ощутила холод витого шнура на малиновом ментике гусара двадцатого венгерского гусарского полка. Не мальчик стоял перед ней, а двадцатилетний молодой человек с чёрными, как смоль усами и еле заметным розовым шрамом через всю левую щёку.

Исчезла противная чёрная юбка с рыжеватым пятном от утюга на левом бедре, а вместо неё явилось миру ослепительно белое, пышное бальное платье, переливающееся в ярком свете драгоценными камнями.

И грянула музыка! И тело её каждое мгновение знало, что ему делать! И в груди было легко и весело! И звуки медных тарелок обжигали кожу! От звуков этих в ночное небо легкомысленной красавицы Вены поднимались мириады разноцветных огоньков, отражающихся в тёмной воде быстрого Дуная. И огоньки эти порождали другие огоньки, пронизывающие каждую клеточку её тела. И пьянили они, как будто кровь превратилась в шампанское!

Свет рампы слепил, но она знала, что там, в притихшем зрительном зале смотрят на неё в немом восторге сотни глаз. И сотни рук готовы взорваться аплодисментами. И все мужчины влюблены в неё, а все женщины завидуют её молодости, грациозности и красоте! Глаза её сверкали, и этот блеск был виден даже на галёрке. И от счастья хотелось плакать.

За дирижёрским пультом стоял сам великий Маэстро. Он оглянулся на них и, не прекращая управлять оркестром, улыбался им.

- Да, дети мои, да! Именно так нужно танцевать эту музыку! - говорили его глаза.

Душа её освободилась и уже готова была взлететь к самым звёздам, как внезапно всё закончилось. Погас свет рампы, палочка дирижёра требовательно постучала по пульту, гася звуки двух зазевавшихся скрипок...

***



Александр Раевский

Отредактировано: 30.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться