Сашка Кузнецов. Танцевальный кружок. Часть 2

Размер шрифта: - +

Западная Украина. Экзекуция

Место я нашёл довольно быстро. Это была просторная поляна в густом смешанном бору. Обходя лесной массив с юга, петляла пыльная сельская дорога, соединяющая два хутора. Туда он должен будет добраться после наказания.

- Готовься, тётка Гожинька. Сейчас я тебя заберу

Она неуверенно поднялась на ноги, и я перенёс её на поляну. Тётка зажмурилась от яркого солнечного света после темноватой комнаты барона. Она слегка покачнулась, но равновесия не потеряла. Наташа вцепилась пальцами в мои плечи, увидев как её бабушка исчезла из комнаты. Я повёл плечами, высвобождаясь из её рук и встал на ноги.

- Я с тобой! - вскрикнула она, поняв, что я сейчас тоже исчезну.

Я кивнул и открыл проход на поляну. Наташа ухватилась за мою руку, но, увидев свою бабушку, выпустила её и выбежала наружу. Я вышел следом и закрыл проход за собой. Осталось доставить на место наказания самого преступника.

Крепкий, невысокий мужчина сорока шести лет от роду с испитым рябым лицом спокойно шёл по залитому утренним солнцем городскому тротуару. В авоське, которую он нёс в левой руке, позвякивали три пустые бутылки тёмного стекла. Когда он упал в траву в десяти метрах от нас, одна из бутылок разбилась.

С похвальной быстротой мужчина вскочил на ноги и принялся быстро вертеть головой во все стороны. Он пытался понять, что с ним случилось. Заметив нас, он прекратил вертеться, секунду помедлил, подобрал с земли авоську с бутылками и направился в нашу сторону. Не доходя до нас пяти метров мужчина заговорил, обращаясь к Наташиной бабке,

- Добро сранку, пани

Я выставил руку вперёд и перебил его:

- Постой пока, дядя, и помолчи!

Подняв глаза на бабку, которая не отрывала взгляда от мужика, я сказал:

- Вот, бабушка, тот самый Мыкола Квасьницкий. Это он в составе банды из девяти человек убил вашу семью. Остальные бандиты занимались убийствами в селе.

- Вот теперь можешь говорить, - обратился я к мужику, - только говори по-русски.

Мужик выпучил на меня глаза. Он и без того был ошеломлён и напуган, провалившись сюда, на эту безлюдную поляну, а теперь, услышав мои слова, он и вовсе перепугался

- Что ты, что ты, хлопчик! О каком убийстве ты говоришь? Я мирный человек

- 24 марта 1943 года ты участвовал в разгроме польского села П. на Волыни. Помнишь? Тогда вы со своими девятью дружками напали на три цыганские кибитки, стоявшие на окраине села на берегу тамошней речушки.

Он затряс головой так сильно, что из его раскрытого рта вылетела слюна.

- Не был я там, хлопчик! Тебя обманули! Я мирный человек!

Я махнул рукой.

- Это бесполезно, бабушка! Он будет отпираться до последнего. Знает, гад, чем ему это грозит

- Я уже отсидел за это! - в полном отчаянии завопил он.

- Ты отсидел за участие в ОУН. За то, что носил их форму. За это тебе дали семь лет. Отсидел ты только четыре и попал под амнистию. Тебе дали всего лишь семь, потому что следователь не докопался до твоего участия в преступлениях на Волыни. Если бы он узнал об этом, прокурор потребовал бы для тебя вышку, как для военного преступника, и суд с радостью утвердил бы этот приговор.

Мужик снова завертел головой по сторонам. Он не понимал, почему не может двигать ничем, кроме шеи и головы, и это посеяло в его душе панику. Я спокойно продолжил, глядя ему в лицо:

- Я предлагаю тебе выбор

Он остановил взгляд на мне. Кажется, он понял, кто тут главный.

- Какой выбор? - с трудом сглотнул он пересохшим горлом.

- Или же я передаю все материалы на тебя в КГБ, и они заводят на тебя новое дело

Я замолчал, выжидая, пока до него дойдёт. Он моргнул, и лоб его покрылся испариной. До него дошло, к каким последствиям может привести моя угроза.

- Или же я прямо сейчас изобью тебя кнутом и отпущу на все четыре стороны - я поднял из травы кнут и продемонстрировал его.

- Выбирай! Учти, доказательства, которые я имею, железные! Ни один суд не усомнится! Вышка за соучастие в массовом убийстве тебе обеспечена

Я отвернулся от него и посмотрел, в каком состоянии находятся обе женщины. Всё было в порядке. Никакой паники, никакого страха, только ненависть в глазах. Представляю, что стало бы с мужиком, если бы я сейчас на пару минут отошёл в сторонку и отвернулся!

- Покажи материалы - глухо произнёс он.

Я пожал плечами и открыл в метре от его лица окно в прошлое. Женщины не видели, что там происходило, но услышали. Услышали они треск автоматных очередей, визг женщин и детей, громкое ржание перепуганных лошадей. Я быстро закрыл окно.



Александр Раевский

Отредактировано: 17.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться