Танцевальный кружок. Часть 2

Бонн. Разговор с шефом

Они появились в пустом в это время зале для совещаний с большим овальным столом посредине со множеством стульев вокруг него. Здесь Лиза ещё ни разу не бывала. Шеф очень ценил её и все переговоры и обсуждения с нею он проводил с глазу на глаз. Даже получение заданий и обсуждение легенд он проводил у себя в загородном доме. В лицо Лизу в этом здании не знал никто.

- Я знаю, что вы здесь ни разу не были и кроме директора вас здесь никто не знает. - сказал Саша, - Нам с вами нужно будет пройти до приёмной по коридору. Кроме того, вас могут увидеть в самой приёмной. Если хотите по-прежнему оставаться инкогнито, я могу отправить вас назад. Так как?

Лиза помедлила с ответом, но тем не менее кивнула:

- Пусть видят… Кажется, у меня сегодня переломный день… Пошли!

Саша без слов развернулся, и они направились к дверям. Лиза подёргала ручку. Дверь была заперта на замок. Она оглянулась на своего спутника и вдруг раздался громкий щелчок.

- Теперь открыто… - сказал он, - Пойдёмте.

Кроме секретарши в просторной приёмной никого не было. Она удивлённо уставилась на вошедших. Молодая, хорошенькая, светловолосая девушка с простенькой причёской. Одета девушка в белую блузку, заправленную в чёрную юбку. Вокруг обнажённой шеи повязан элегантный шёлковый платок интенсивно алого цвета.

Вторым был мальчик. Этот был одет в мятые, слегка пыльные шорты, не менее мятую лёгкую клетчатую ковбойку с короткими рукавами и разношенные сандалии на босу ногу. Какое-то подобие шейного платка, но простенького, из тёмно-красного сатина, с висящими некрасивыми сосульками концами наблюдалось и на нём. Загорелые ноги мальчишки были исцарапаны и грязноваты…

В изумлении одетая в строгий деловой костюм почтенная женщина, медленно поднялась со своего места. Подобных посетителей это заведение ещё не знало. Она открыла было рот, чтобы спросить, что им угодно, и как они сюда попали, но тут заговорил мальчик. По произношению он был берлинцем. Их мягкий акцент трудно спутать с каким-либо другим.

- Добрый день, фрау Вагенкнехт! Нам необходимо увидеться с господином директором. - слегка поклонившись, вежливо сообщил он о цели визита. - Прошу вас доложить о нас. Скажите, что здесь ожидают Колдун и Эльза из Советского союза. Он поймёт, о ком идёт речь…

Услышав эти слова, произнесённые тонким мальчишеским голоском, секретарша рассмеялась и кивнула на ряд расставленных у стены стульев:

- Прошу вас, фроляйн, присаживайтесь…

Обратившись к мальчику, улыбаясь переспросила:

- Так-таки к самому господину директору тебе нужно? Как же тебя в таком виде охрана пропустила?

Подключилась девушка. Она не стала садиться. Так и осталась стоять рядом с мальчиком. Совершенно серьёзно, без тени улыбки, она обратилась ней:

- Прошу вас, фрау… Доложите господину директору о нас. Речь идёт о деле государственной важности. Напоминаю: Колдун и Эльза. Не задерживайте нас…

Девушка явно из Австрии. Их акцент немного похож на баварский, но для знатока в этих двух диалектах имеется много различий. Что-то насторожило почтенную женщину. То ли тон, с которым обратилась к ней девушка — повелительный и даже несколько барский, то ли непонятный огонёк в её глазах. Она молча кивнула и нажала кнопку селектора.

- Господин директор… Тут к вам некий Колдун и девушка по имени Эльза. Утверждают, что они прямиком из Советского союза по важному делу…

Селектор не ответил. Вместо этого буквально через пять секунд массивная дверь кабинета распахнулась, и в приёмную вылетел сам господин директор. Одного взгляда на посетителей ему хватило. Веснушчатое лицо его тут же покрылось красными пятнами. Оглянувшись на секретаршу, он выдавил из себя придушенным голосом:

- Прошу вас закрыть дверь приёмной на ключ. Сами из приёмной некоторое время не отлучайтесь. Я скажу вам, когда будет можно. На звонки отвечайте, что я уехал в министерство.

Мельком взглянув на девушку, он повернулся к мальчику.

- Я рад!… Нет, я счастлив!… Как мне вас называть, милый юноша?

Милый юноша приосанился, почесал нос и ответил:

- Александром… Так, как меня родители назвали…

Он скосился на секретаршу и директор всполошился:

- Прошу вас, пройдёмте в кабинет… Там нам будет удобнее разговаривать…

У бедной женщины отвалилась челюсть, когда она увидела, как её гордый патрон, на равных разговаривающий с министрами и даже с самим канцлером, суетясь открывает перед сопливым мальчишкой дверь кабинета. Ей стало дурно, и она потянулась к своей сумочке, в которой лежал пузырёк с сердечными каплями.

***

Разговор в кабинете был не долгим. Саша глазами показал Лизе на удобный диван, стоящий возле стены, подождал, пока она устроится и чинно сел с нею рядом. На вопрос хозяина кабинета, не желают ли гости чего-нибудь: чаю, кофе или чего-нибудь покрепче, Саша ответил что не желают, что времени у них в обрез, так как до ужина в лагере остаётся всего час с небольшим, и поэтому следует поторопиться.

- На ужин будет компот. - пояснил он, - Я в столовой узнавал. А Валерка мне сегодня проспорил стакан компота… Тут дело принципа!



Александр Раевский

Отредактировано: 16.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться