Сатурн ждёт

3

***

 

- На обед совсем не обязательно спускаться в вашу столовую, - подсказываю я. - В "Ильиче" можно заказать питание по любому варианту. Для беременных - тем более. Тут часто готовят на семейные встречи: мужья, сойдя с челнока, обычно прямо тут встречаются со вторыми половинами...
По лицу Аркадии промелькнула тень. Мгновенно ушедшая, но... Да, похоже, я задел больное место. Но вот держать себя в руках она умеет превосходно. Это, конечно, тем более не моё дело, но... что же у тебя стряслось, девонька?
Ада с облегчением соглашается... Ну - тем лучше, в этом случае я тоже могу помочь. Нашей главной теперь едальни десять лет назад ещё не было, Аркадия про неё может и не знать. Тем более, что и добраться нетрудно: синяя линяя ведёт как раз туда. Ось не настолько велика, чтобы оправдать создание системы полноценного транспорта, но несколько линий движущихся поручней всё-таки есть и у нас. Цепляемся к нужной, нас тянет небыстро, но в правильную сторону.
Кажется, Аркадии стало получше - уже не такая бледная. Даже слабо улыбается моим шуткам... Но вот и он - наш "Ильич".
Ада смотрит на голографическую вывеску с Ильёй Ильичом Мечниковым с некоторым сомнением:
- Надеюсь, тут не только йогурты в меню?
Угу - стандартный вопрос: Мечников известен в народе именно как изобретатель йогурта...
Признаю:
- Исходно так и было. Но с тех пор, как "На дне" закрылся в связи с расширением порта, "Ильич" стал заведением полного профиля. 
Заходим, располагаемся у одной из верхних стоек. У нас, понятно, разницы между верхом и низом нет, но та сторона, которая к середине Оси ближе, традиционно верхней считается. Фиксируемся стандартными петельными "сидениями". Можно, конечно, и просто рядом висеть, но это неудобно:  под действием вентиляции всё равно будешь слегка "дрейфовать".  
Аркадия оглядывает обстановку - и улавливает двусмысленность названия. Кроме Мечникова, в тематических голограммах, размещённых на стенах, а также периодически возникающих в разных по всему залу , встречаются и другие Ильичи - уж Владимира и Леонида опознает любой.
Ада иронично улыбается:
- Вас влечёт сюда ностальгия?
Уже шутим, значит?
- Хоть я родился при одном из них, но в сознательный возраст вошёл уже значительно позже!
- Извините, - Ада убирает с лица улыбку и принимает смущённо-покаянный вид. 
Вот зараза мелкая! Уточняю:
- Я родился при этом, - киваю в сторону Брежнева: Генеральный на голографическом панно изображён во время охотничьего застолья с коллегами по Политбюро. 
Теперь уже Ада кидает на меня подозрительный взгляд:
- Я догадываюсь, что не при Ленине. Историю наше поколение знает не так плохо, как некоторые почему-то думают!..
Да неужели? Скептически хмыкаю:
- А это кто? - и указываю лазерной указкой - она у меня встроена в манжет, ловит движение мышщ кисти руки - на лицо, проявившееся на стене напротив нас.
Ада хмурится - понимает, что, конечно, воспользоваться гаджетом легко, но это будет нечестно, да и я догадаюсь. Стена, "заметив" наше внимание, не меняет картинку... 
- Рождественский. Космонавт, - говорит Аркадия за секунду до того, как в голограмме проявляются биографические данные. Она удовлетворённо улыбается.
- А это? - указываю лазерной точкой на другое изображение.
Ада фыркает:
- Михаил Ильич Ромм, режиссёр. "Девять дней одного года", "Обыкновенный фашизм"... Фи, Анатолий, уж это-то я знаю!
Хм...
- А это...
- Нет уж, моя очередь! Вон тот решительный военный - там, сразу за Чайковским?.. - Ада смотрит на меня с вызовом и ироничным ожиданием.
Ха!..
Показательно вздыхаю - и цитирую:
- И без кожуха
Из сталинградских квартир
Бил «максим»,
И Родимцев ощупывал лёд.
И тогда еле слышно сказал командир:
 — Коммунисты, вперёд! Коммунисты, вперёд!
Ада досадливо кривит губы... Позволяю себе смешок:
- Александр Ильич Родимцев, в Сталинграде - командир Тринадцатой гвардейской стрелковой дивизии, дважды Герой. Не может быть, чтобы в вашем курсе истории о нём как минимум не упоминалось. 
Ада вздыхает:
- Да, кажется, было. Память на лица у меня так себе...
Выглядит если не обиженной, то грустной. Ну, прости, милая...
- Когда училась моя дочь, Великая Отечественная была основой преподавания истории. Но позже, насколько я помню, акцент стали делать на освоении космоса и... - подбираю слова, -  хм... мирном строительстве.
Аркадия пожимает плечами:
- Не знаю, о войнах нам много рассказывали...
В середине стола вспыхивает голограмма-меню: нам напоминают, зачем мы сюда пришли... Да, хватит болтать! Тут среди нас заочно ещё и голодный ребёнок присутствует...
Ада перекидывает туда, в голографический терминал, свой стандартный больничный рацион. Впрочем, потом вносит какие-то коррективы. Я делаю свой стандартный заказ: гречка с фаршем, обогащённое какао...
Что радует, в сравнении с земными ресторанами и кафе, насколько я их помню - ждать тут долго не приходится. Вся еда производится исключительно кулинарными принтерами-синтезаторами. Белки, жиры и углеводы имеются, витаминный комплекс и пять стандартных вкусов - тоже... Поначалу мне всё равно казалось, что еда тут однообразная. Но сейчас такое ощущение прошло. На самом деле - как раз наоборот: с помощью подобной технологии можно создавать такие вкусовые сочетания, которых никогда не было в природных продуктах... Хотя, наверное, сейчас и на Земле то же самое.
- Сейчас, поди, внизу и не пользуются ничем, кроме кулинарных синтезаторов? - спрашиваю у гостьи с Земли. 
Ада, подумав, отвечает:
- Ну, в общем, да. Процентов восемьдесят еды производится таким образом. Исключение - отдельные уникальные продукты типа кофе. Ну, и то, что дешево производить и нет смысла перерабатывать - картофель, некоторые крупы... 
Ха!
Я удовлетворённо киваю:
- Значит, как я и предсказывал ещё лет пятьдесят назад, сельское хозяйство перешло на производство лишь самых элементарных ресурсов - соевый белок, пальмовое масло, крахмал из кукурузы или картофеля... Со всем остальным справятся кулинарные синтезаторы.
Она смеётся:
- Ну, примерно так, да... Но мурашикам проще иметь дело с мелкими зёрнышками, кукуруза для большинства крупновата. С поправкой на это - всё так и есть. 
...Робоофициант доставил нам заказанное. Помогаю землянке расставить посуду в специальные держатели - у невесомости есть и отрицательные стороны. Заодно глянул в наш заказ - на голограмме он всё ещё высвечивался... Н-да, молодёжь экспериментирует с возможностями синтезаторов гораздо смелее, чем наше поколение. У Ады что-то вроде супа-пюре на основе тофу - почему-то с ванилином, нечто, имитирующее вкус овсяной каши с дополнительным белком и витаминами - и цикорий с синтетическим молоком и мёдом. Вот цикорий - настоящий, у нас его выращивают. Кстати...
- Мёд - муравьиный, - предупреждаю я. - Его производят пчеловьи - просто сгребают всё сахаросодержащее с растений, от медвяной росы до того же нектара. Перерабатывать это всё, как пчёлы, они неспособны. 
Ада смеётся:
- Да я в курсе, на Земле то же самое. Настоящий пчелиный мёд сейчас встречается редко... Проще в муравьиный добавить кое-что по мелочи.
Она смотрит мой заказ... И как-то криво улыбается:
- Нравится? - Ада указывает на мой какао с кофеином.
Пожимаю плечами:
- Мне всегда нравилось сочетание кофе с какао. Раньше просто смешивал их. А с тех пор, как появилось обогащённое - и нужды особой нет. У нас его выращивают, не синтезируют: пока что это проще...
Она кривит губы:
- Всегда пожалуйста. А вот мне сейчас нельзя... Обидно, да. 
Вздохнув, Ада делает глоток цикория из своей шарообразной "чашки". Да, тюбики у нас ушли в прошлое. Но принцип тот же: еду и напитки из посудины высасываешь через трубочку, разница с едой первых космонавтов больше в дизайне... 
Э-э-э... Это что она имеет в виду - "всегда пожалуйста"? Ну-ка, посмотрим... Вызываю на линзу справку по этому геномодифицированному продукту... Точно: автор - некая Аркадия Филиппова (фото прилагается), на момент создания продукта имя по саморепрезентации - Ариадна, после шестнадцати вернулась к прежнему имени. Да уж, на голограмме - моя новая-старая знакомая, тут не ошибёшься. Надо же: за первым сортом обогащённого какао даже закрепилось название "Ариадна". Да - точно, именно так оно и называлось лет восемь назад, я уже забыл... Ха, да это же, получается, ещё школьная её работа. Ну - раннестуденческая!
Искренне говорю:
- Молодец, отличная штука получилась, если не перебирать...
Кофеина тут действительно много.
Ада улыбается и пренебрежительно машет рукой:
- Просто заменила теобромин на обычный кофеин, диметилксантин на триметилксантин - элементарное дело же. Ну, со вкусом пришлось поработать... Но всё равно это оказалось довольно просто. Даже не знаю, почему так "выстрелило". 
Хм... Если у неё такие юношеские забавы были, то...
- А чем вы сейчас занимаетесь?
Ада почесала кончик носа и, сделав глоток своего супа, ответила:
- Вот сейчас, наверное, практически ничем уже. В студенчестве работала больше с мурашиками, после - как раз в области геронтологии. 
Надо же...
- ...Но в основном женской. Попутно занималась некоторыми своими проектами... - она упоминает это как-то мельком. - В будущем собираюсь податься наверх...
Все они так говорят. Хоть кто-нибудь из молодёжи собирался бы на Земле остаться... Но, однако же, планета под нами отнюдь не опустела пока что.
- ...На Сатурн, - уточняет Ада. И бросает на меня быстрый взгляд. 
Тааак, это уже интересно!
Глотнув своей гречки, нейтрально замечаю:
- Там много сложностей...
Ада кривит губы:
- Да уж...
Некоторое время поглощаем пищу молча, погружённые в свои мысли...
Ну, возможно, и не так уж зря это всё было сделано? Раз все эти юные романтики туда так рвутся? Хотя, похоже, нынешнее руководство проекта там черте-что нагородило... Порядки на Сатурне сейчас какие-то совсем уж странные. 
...Неожиданно прямо рядом со столом из ничего проявляется представительный мужик в парике, одетый явно по парадной моде века эдак восемнадцатого, на боку - шпага с богато украшенным эфесом. Взгляд - самодовольный и внимательный одновременно, брови - будто нарисованные... 
Ада аж чуть не подавилась овсянкой:
- Бибиков, Александр Ильич... - произнесла она, видимо, прочитав это по линзе. - Я вас не задерживаю, - с достоинством сказала она екатерининскому вельможе, и тот послушно растворился в воздухе. 
- Вот про него - и правда не помню, - вздыхает Аркадия. - Ту эпоху мы изучали не очень подробно. 
Я пожимаю плечами:
- Генерал-аншеф, участвовал в Семилетней войне и в подавлении восстания Пугачёва...
А кстати...
- Просто интересно: что вы помните из курса истории о конце двадцатого - начале двадцать первого века? Я-то наблюдал всё это напрямую... Забавно сравнить.
Ада усмехается:
- Так уж и напрямую? "Никто не является свидетелем исторических событий, так как они произошли либо слишком давно, либо чрезмерно масштабны для непосредственного наблюдения со стороны любого их участника, даже самого квалифицированного", - процитировала она, кажется, учебник истории для вузов. 
Пожимаю плечами:
- Да я и не претендую на всеведние...
Ада, нахмурившись, вспоминает:
- Ну, самое начало века... Вторая Конголезская война вроде как. Считается уже частью Великой Африканской, но она с перерывами шла...
Угу. Ну да - о войнах им, действительно, рассказывают, не поспоришь. Уточняю:
- Это основное событие той эпохи?
Ада, задумчиво допив цикорий - официант сразу принёс вторую "чашку" - хмурится ещё больше. Да, явно не фанатка истории, но, похоже, действительно помнит всё, чему её учили:
- Ну да. Пять с половиной миллионов погибших. Началась в девяносто восьмом, закончилась в две тысячи третьем. И это был ещё далеко не конец. 
Девяносто восьмой - две тысячи третий? Перед моим внутренним взором проходят бомбардировки Югославии, взрывы домов - Москва, Волгодонск, вся Вторая Чеченская - прорыв боевиков из Грозного, рота псковского десанта, теракты - "Норд-Ост", Беслан... А нынешние ведь... практически не помнят всего этого! Не то, чтобы я не догадывался об этом, но... Осознавать, что то, чем ты жил тогда, почти не оставит следа в истории на фоне африканских разборок, как-то грустно. Хотя, наверное, о том времени грустить и не стоит. 
Кроме того... Если считать в человеческих жизнях - "весили" ли все наши тогдашние проблемы хотя бы один процент от Второй Конголезской, не говоря уже обо всей Великой Африканской? Это уж, скорее, к нам вопрос - почему мы тогда, за нашими отнюдь не такими уж кошмарными проблемами, практически не замечали, что происходит на планете чуть подальше. Да и когда Великая Африканская война перешла в финальную стадию, по-настоящему мы обратили на неё внимание только после ядерного удара по Брюсселю. А не будь его - и вообще бы, поди, не заметили ничего... А что - запросто: на фоне-то американской Второй Гражданской! 
Хотя... Нет, пожалуй что: учитывая, что это едва не привело к российско-французскому столкновению - ну, в смысле, евразийско-еврафриканскому - не обратить внимания на этот кризис было бы всё-таки затруднительно...
Ада о чём-то задумалась - замерла с цилиндром недоеденной овсянки в руке. Потом сверкнула глазами:
- Если интересуют подробности - могу дать координаты нашей Софьюшки. Она - поздний ребёнок, её родители видели там всё - начиная с первого геноцида в тысяча девятьсот девяностых!
Я вздыхаю:
- Да нет, я представляю...
Да, для нас Африка тогда была практически другой планетой. Африканцев подсознательно вообще не воспринимали как таких же, как мы сами, людей. У нас в то время, наверное, сочувствовали им по старой памяти всё-таки больше, чем в Европе-Америке, но и для нас они оставались слишком чужими. А вот сейчас - мы осознали их именно в качестве самых обычных людей... И вся картина истории последнего времени вдруг сразу поменялась.
Чтобы проверить свои умозаключения, спрашиваю:
- А что такое фашизм? Не по Ромму, а вообще?
Кажется, будущая мама устала - да и есть, с чего! Два часа в Саду порхала с пчеловьями...
Ада, допив вторую чашку цикория, отвечает:
- Ну, тогда немцы нарушили негласную конвенцию, и те методы, которые раньше использовались только в колониях, принесли в Европу. На тот момент это было воспринято как беспрецедентное злодеяние...
Ну да - по эффективности геноцида Гитлер с Леопольдом Бельгийским рядом не стоял... Этим ведь, в частности, аргументировался удар именно по Брюсселю? Да, в таком подходе что-то есть... 
- А у нас что происходило на рубеже веков?
Кажется, я увлёкся: Ада смотрит на меня осоловелыми глазами и, похоже, не клюёт носом исключительно по причине невесомости. Но, собравшись с мыслями, вспоминает:
- Процесс преобразования Советского Союза в Евразийский Союз... Сначала СССР превратился в СНГ, а потом республики постепенно вошли в ЕАС. Позже к нему добавились Иран и ряд других стран и регионов...
Ну да: никакого распада СССР не было. Просто... преобразование. Слегка затянувшееся. Передо мной мелькают танки, расстреливающие "Белый дом" в октябре девяносто третьего, дирижирующий оркестром Ельцин, кадры из больницы в Будённовске, дающий президентскую присягу Путин, пылающий Донбасс, три флага над Кремлём - Победы, российский триколор - и новый евразийский... Что ж, наверное - так и есть, прав учебник истории: "лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстояньи"...
Ада пожимает плечами и спрашивает:
- А что, это разве не так? Это не правда?
Кажется, моя улыбка получилась грустной...
- Нет, почему же... Это тоже правда...
Мы просто молча смотрим на игру голограмм: конструкторы танков и вертолётов сменяются полярным лётчиком и великим композитором - и снова революционным вождём, Генеральным Секретарём и нобелевским лауреатом... Кажется, на пару минут я выпадаю из реальности. Когда я посмотрел на Аду, то обнаружил её спящей - с улыбкой младенца на губах.
В принципе, можно попросить, чтобы её уложили где-нибудь тут, директор "Ильича" - мой старый приятель, место найдёт. Но у себя внизу ей будет удобнее. 



Александр Лычёв

#20501 в Фантастика

В тексте есть: космос, будущее

Отредактировано: 29.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться