Савва и Краснокнижный Кречет

ГЛАВА II УЧАСТКОВЫЙ И ДРЕВНЯЯ КНИГА

Так и хочется сказать: недолго сказка сказывается, да долго дело делается. На самом деле сказкой в моей жизни и не пахло. Я открыл глаза: уже стемнело. Видимо, наступил вечер. В сознании промелькнула мысль: «Cлава Богу, это всего лишь кошмарный сон! Сейчас встану, и всё будет, как обычно…», но в глубине души я понимал, что, как раньше уже не получится…

Тело затекло, я повернулся на правый бок и присел на диван, боясь поднять голову. Возле окна стоял Финист, от него веяло силой и спокойствием, слева, прямо в воздухе, красовалось деревянное окно с распахнутыми ставнями и мерзким Онуфрием.

— Очнулся, родной! — всплеснул руками усач, — а мы уж с Финистом-батюшкой думали к Алатырь-камню поспешать за живой водицею.

Я схватился за голову: что делать? Вызывать психиатрическую скорую помощь? Когда это я успел сойти с ума и сам этого не заметить? И ещё: интересно, почему у моих галлюцинаций такая фольклорная стилистика? Никогда особенно не интересовался народным творчеством, а тут на тебе! Что ж, прежде чем отправляться в сумасшедший дом, попробую разобраться сам.

— Товарищи, — начал я, откашлявшись, — господа… ребята!

— Да, ты не волнуйся, Саввушка, — нараспев проговорил Онуфрий, — мы тут все свои, ты чего так парадно разговариваешь-то? Давай без формальностей побеседуем!

— Вы кто?

Онуфрий тяжко вздохнул и выпалил: «Из Ирийского леса мы, я — Онуфрий, а это Финист.»

— Как вы ко мне попали?

— Финист с Марьюшкой наведались к твоему другу лесничему в гости. Да вот беда. Пока Марьюшка возле лесничей сторожки гуляла, на неё напали и похитили, Финист хотел за неё заступиться, да эти супостаты выстрелили из ружья. Он еле успел в птицу обратиться. Так его в птичьем обличии твой сосед-отрок и нашёл, а ты Финиста нашего спас да выходил, за это тебе благодарность…

— Подождите, — перебил я Онуфрия, — вы сказали, что были у лесничего, это у Евгения Палыча что ли?

— У него, — миролюбиво кивнул Онуфрий, — он хоть к экосистеме нашей и не подключён, всё про нас ведает.

— Евгений Палыч с вами знаком?

— Конечно.

Я оторопел.

— Марьюшку мою похитили, - заговорил после долгого молчания богатырь. — Отыскать её надо. На тебя вся надежда, Савва.

— А кто такая Марьюшка? — поинтересовался я

Онуфрий нагнулся и порылся внизу под своим подоконником, затем достал оттуда увесистый фолиант в кожаном переплёте, расстегнул его, послюнявил палец, и начал листать, затем, видимо, найдя нужную страницу, протянул мне раскрытую книгу: «На прочитай, тут всё написано»

Книга оказалась удивительно тяжёлой…страницы на ощупь толще и плотнее бумажных — неужели пергамент? Я начал читать написанный киноварью текст, красивые витиеватые буквы сложились в рассказ.

                                                           Легенда о Марье Самоцветнице

В лето мироздания 6938 от рождества же по плоти Бога Слова 1430 индикта 8, месяца июня в девятый день, когда явилась звезда хвостатая на востоке и возник меж людей страх превеликий, была в Холмогорске смута, ибо знак небесный сулил жителям разные беды.

Тогда меньшая дочь купца Игната Алтуфьева, Марья, вышла к реке, и поднимала она с земли камни, и оборачивались каменья в её руках в самоцветы, чаще в корунды да яхонты. Марья же самоцветы эти разбрасывала, при этом приговаривая: «Обойди лихо стороной город мой и селенья окрестные»; и на месте брошенных каменьев вырастали баюн-цветы цвета кровавого.

Испуганные жители решили, что Марья ворожит, и решили изгнать её из города или забить как чародейку. Марья же вернулась домой и, прознав про это, поклонилась старшим сёстрам и батюшке до полу и молвила: "Одна мне дорога – до леса Ирийского, там и суженый мой обитает."

После этого покинула она отчий дом, прихватив с собой только птичье перо, привезённое купцом Игнатом Алтуфьевым в подарок из дальнего странствия. Утром испуганные жители подошли к дому купца, чтобы расправиться с Марьей, но её уже не было. На город же обрушилась эпидемия чумы, и большая часть жителей вымерла.

После этого Марью видели несколько раз возле реки, она сеяла камни, из которых потом взрастали огнепрозрачные цветы. Иногда Марья поднимала простую гальку с берега и одаривала ей проходящих путников, камни в её руках превращались в самоцветы и людям приносили богатство великое. Последний раз видели Марью на берегу в лето 7195 года индикта 10…

Легенда записана дьячком Арсением со слов местных жителей…

Я отложил книгу.

— Что-то я раньше такой легенды не слышал. Какая-то мешанина — дата указана по христианскому календарю, а сказка явно языческая…и что это за Марья? Почему она взяла с собой в дорогу перо, а не еду и тёплые вещи? Зачем жителям убивать такую прибыльную девушку, лучше б попросили её трогать побольше камней…



ЕКАТЕРИНА ИВОЛГИНА

Отредактировано: 18.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться