Савва и Краснокнижный Кречет

Глава VIII НА РЕКЕ СМОРОДИНЕ

Путь до реки Смородины был извилистым, но живописным. Мы почти не смотрели на карту, полностью доверившись нашему новому проводнику.

Дорога постоянно петляла, нас окружал дремучий лес, местами кроны деревьев смыкались, образуя подобие крыши. Я обратил внимание на то, что природа вокруг стала мрачнее и монументальнее: вековые дубы с мощными ветвями, картинно яркие мухоморы…То тут, то там проступали скальные выступы, поросшие жёлто-зелёным мхом. Вужалка бойко продвигалась вперёд со своей ядовитой свитой. Немного опасаясь телохранителей змеиной принцессы, я осмелился подойти поближе.

- Послушай, Вужалка, а ты знакома с Финистом?

- Конечно, - кивнула девушка, - но я редко его видела. Они с Марьюшкой в дубраве Гамаюна жили, а я дальше Калинова моста нигде не была. Правда, когда совсем малая была, помню, нам Онуфрий про него рассказы читал из Рубиновой книги.

- Онуфрий? – изумился я.

- Да! Он к отцу часто в гости захаживал, заодно и с нами нянчился немного. Мы всё просили его сказы про наш лес прочитать ...

- А про вас в этой книге что-нибудь было?

- И про нас было, только немного. Книгу-то дьяк Арсений для людей создавал, вот он их и предупреждал, чтобы они, коли вужалок увидят, близко к ним не подходили, а подождали, пока те уползут.

- Почему?

Обычно после нас на камнях самоцветы остаются, мы же золотом да каменьями обвешаны. Найдёт человек случайно браслет с изумрудами, и век в достатке жить будет.

- А ты помнишь, что Онуфрий рассказывал про Финиста?

- Конечно, практически наизусть. У меня память хорошая...

Вужалка прищурилась и певучим голосом начала рассказывать…

Легенда о Финисте

Летом же 6936 года пришёл к кузнецу Варфоломею воин, лицо его было закрыто маской. Воин назвался псковским воеводою Дорофеем и попросил кузнеца выковать ему меч с золотой рукоятью и закалить его в привезённом сосуде. Деньги же за меч Дорофей обещал немалые.

Согласился кузнец Варфоломей и позвал на помощь своего младшего сына Финиста. Финист же без разрешения открыл воеводин сосуд и узрел там кровь вместо воды. Отрок нашёл отца и обо всём ему рассказал. Варфоломей же, услышав это, позвал воеводу и сообщил, что не будет изготавливать ему меч. Дорофей пообещал за работу в пять раз больше, но кузнец отказался и на этот раз.

Тогда нечестивый и поганый воевода сорвал с себя маску, и увидел Варфоломей, что нет под ней лица человеческого, а есть безобразный лик с клыками и горящими углями вместо глаз.

Воин назвался Вурдалаком и сказал, что хочет убить Гамаюна из леса Ирийского, но для этого ему нужен меч, выкованный лучшим кузнецом и закалённый в человеческой крови. Также Вурдалак предупредил, что убьёт самого кузнеца и всю его семью, если Варфоломей откажет ему в просьбе.

В порыве ярости монстр поведал, что мечом этим можно поразить как Гамаюна, так и его самого, а других орудий против них нет. Испуганный кузнец выковал огромный меч и закалил его в крови, как просил Вурдалак.

Финист же, слыша всё это, решил убить Вурдалака и спасти Гамаюна. Когда монстр отвернулся, доставая золото для расплаты, Финист подменил меч, закалённый в крови, на свой, такой же по величине и виду. Когда Вурдалак покинул дом Варфоломея, Финист тайно отправился за ним.

Он дошёл до окраины Ирийского Леса и увидел чудную птицу с опереньем чёрным и лицом человеческим, и пела птица голосом, от которого внутри становилось сладостно и хорошо.

Вурдалак замахнулся мечом на птицу и ранил её, Финист же выскочил из укрытия и начал сражаться с чудищем. Долгой была та битва, до самого рассвета бились отрок Финист и монстр Вурдалак.

Монстр сильно ранил Финиста, но истекающий кровью богатырь поднял руку и нанёс смертельный удар подменённым мечом. Взвыл Вурдалак, загорелся белым пламенем и сгинул.

Финист же, умирая, упал на колени, истекая кровью, разломал меч на несколько частей и выбросил.

Видя такую храбрость и чистоту помыслов, раненый Гамаюн подлетел к умирающему юноше, и несколько капель крови волшебной птицы упали в раны Финиста.

Раны у богатыря затянулись. Гамаюн же сказал отроку, что отныне он носит в себе его волшебную кровь и может обращаться в сокола в награду за доблесть и отвагу.

Вужалка окончила свой рассказ, и мы остановились – перед нами бурлила река Смородина. Над водяными потоками клубились сгустки густого белого тумана, с двух сторон над рекой возвышались скалы, заросшие вековыми соснами.

Скендер и я разбили палатку и расстелили скатерть-самобранку. Уже вечерело, надо было успеть поужинать и наловить рыбы, как советовала Ядвига.

Змеиная принцесса забралась на массивную ветку необъятного дуба, несколько раз обвила её хвостом и немигающим взглядом следила за нами, тихонько покачиваясь. Вужалка была сказочно красивой, но в то же время она меня чем-то настораживала: то ли кишащими вокруг неё гадами, то ли змеиным хвостом и раздвоенным языком, а может я просто устал от долгого перехода…

                                                                             ***

Евгений Палыч накопал червей и довольно быстро наловил ведёрко ершей. Я даже пожалел, что у нас была волшебная скатерть, а в Ирийском лесу нельзя разводить костров…такой вечер сказочный, сейчас бы ушицы сварить…



ЕКАТЕРИНА ИВОЛГИНА

Отредактировано: 18.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться