Сбежавшая невеста. Честь рода

Размер шрифта: - +

Глава 17

Дни шли за днями, Джейн очнулась в своей комнате в доме вира Рассела. Она пришла в сознание и понимала, что происходит вокруг, что к ней приходят Эльза, вир Рассел и Николас, и даже Стефан. Они пытались говорить с ней, но она даже не смотрела в их сторону, просто отворачивалась к стене. И хотелось плакать, очень хотелось, постоянно. Теперь, кажется, она поняла мать, у которой не было сил выйти из собственной комнаты. Да это стало и не нужно. Бессмысленно. 

Ей оставляли еду, и она ела. Когда никого не было рядом, она даже выходила в ванную, расположенную на том же этаже. Однажды, выйдя оттуда, она увидела Николаса, он как раз поднялся по лестнице. Но и теперь она не обратила на него никакого внимания. Просто отвернулась и направилась в свою комнату. 

Все произошедшее просто не укладывалось в голове. Это нападение во дворце, и отец… и погибший молодой маг, вряд ли больше, чем на пять лет старше ее. И удушливый запах горящих тел, до сих пор преследующий ее во снах. Она понимала, что поступить иначе было нельзя, что даже из четырех одержимых одновременно изгонять демонов невозможно, а там их были сотни!

Но все, вся ее жизнь, все, что окружало ее, вдруг показалось таким бессмысленным, что выносить это не было сил!

 

Но однажды в дверь постучали, и на пороге показался Грегори. Джейн, в этот момент сидевшая в кресле, бессмысленно уставившись в окно, неуверенно повернулась на детский голос, зовущий ее «дьера Джейн». Дьера… Какая бессмыслица!

- Дьера Джейн, меня попросили передать вам письмо. 

Она с неохотой приняла свернутый лист, который мальчик, не дождавшись ответа, положил ей на колени. 

- Выздоравливайте, пожалуйста, - детский голосок дрогнул от слез, - Мы все переживаем за вас!

На ее глаза тоже навернулись слезы, но она так и не сумела заставить себя ответить ему, хотя бы посмотреть на него! И от этого становилось еще больнее!

Грегори тихо вышел, притворив за собой дверь, а девушка, посидев так еще немного, все же развернула письмо. Неспешно, лениво, пробежала глазами по ровным исписанным мелким аккуратным почерком строчкам. И тут же  подскочила с кресла. Бросилась к двери, остановилась и снова перечитала письмо. Выронив его, прикрыла лицо ладонями. 

Лихорадочно обведя комнату взглядом, она быстро натянула платье, больше подходящее для улицы, расчесала растрепанные волосы и тихо выглянула из комнаты. Судя по звукам, вир Рассел находился на кухне, готовил обед, по крайней мере, оттуда слышался грохот посуды и нескладное старческое бурчание. Спустившись на несколько ступеней, она опустилась на них и заглянула в комнату, там никого не было. 

Воспользовавшись моментом, когда ее никто не видит, девушка бросилась к двери, натянула висящую там шубу, ту самую в которой ехала на злосчастный бал, и выскочила из дома. 

Весь путь она проделала пешком, до самого дома Стефана она бежала, хотя горло уже раздирало от морозного воздуха, и ноги в промокших насквозь сапогах она уже не чувствовала, но это волновало ее сейчас меньше всего!

С силой толкнув двустворчатую тяжелую дверь, она ввалилась в дом. 

- Джейн Берч! - послышалось из холла, - Наконец-то!

 

- Как она? - Николас первым делом заглянул на кухню, где, как он понял по доносившимся оттуда звукам, пытался приготовить что-нибудь съестное Рассел. К девушке он заходить не хотел. Просто потому, что ему больно было видеть ее состояние. Он не представлял, чем мог бы ей помочь, и от этого чувство безысходности все нарастало. Поэтому, приходя в дом, он опасался вообще подниматься на второй этаж. 

- Не поднимался к ней с завтрака. - вздохнул старик, - Не знаю, сколько еще я выдержу смотреть, как она мучает себя!

- Мы ничего не можем сделать! - отрезал молодой маг, хотя прекрасно знал, каким будет ответ. Он и сам думал так же, каждый день, каждый час размышлял, вспоминал свои собственные слова, представлял, как все могло бы сложиться, если бы он тогда проявил хоть чуть меньше рвения!

- Мы не должны были впутывать ее в это…

- Знаю. Давай, я сам ей отнесу. - он взял со стола поднос, на который друг как раз закончил расставлять тарелки. 

Но, поднявшись в комнату и не обнаружив там девушки, он спустился вниз, держа в руках поднятый с пола лист бумаги. 

- Что случилось? - видя, как взволнован друг, спросил вир Рассел, и тут входная дверь рывком распахнулась, и на пороге возник Стефан. 

- Что ты здесь делаешь?! - прорычал Николас, и его кулаки сжались. 

- Могу тебя спросить о том же, - холодно бросил гость, - Ты здесь тоже не живешь!

- Я не об этом! - взревел Николас и, со всей силы вдавив бумагу в грудь Стефана, бросился одеваться. 

- Николас, объяснись! - несмотря на то, что не понимал, что происходит, старик тоже начал собираться. 

- «Если хочешь увидеть их живыми, приходи в дом Стефана сегодня же, сейчас же!» - прочитал Стефан. - Что это значит?!

- Мстительные твари! - выругался Николас, - Демоны! Ты что, слепой? Во дворце погибли лишь приспешники, но не зачинщик. И он решил отомстить, нам всем, убив ее!

Все трое выскочили на улицу и буквально столкнулись с толпой ребятишек, подбегающих к дому. 

- Вир Рассел! - завопили они, - Дьера Джейн дома? Мы пришли к ней!

- Нет, - бросил старик, - Дети, идите по домам, Джейн ушла. 

- Стойте! - воскликнул Стефан, и все, и маги, и дети застыли на месте, - Ты, - он указал на одного из мальчишек, - Ты ведь знаешь, что ее нет!

- Что? - испугался мальчик, - Дьер, я не понимаю, о чем вы…

- Ты приходил ко мне, сказал, что Джейн хочет меня видеть! 

- Дьер, вы меня с кем-то путаете! - воскликнул мальчик, но Стефан уже протянул руку, приставив ладонь к его голове так, чтобы большой палец оказался в центре лба. Они стояли так несколько секунд, и вдруг лицо ребенка исказилось, словно он кричал от боли, но ни звука не вырывалось из его горла. 



Мария Нечаева

Отредактировано: 20.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться