Сбой системы

Размер шрифта: - +

2

Город поражал воображение. Небоскребы, чьи шпили буквально упирались в небеса, соединяли разноуровневые коридоры-переходы, таким образом компенсируя за счет жесткой сцепки высоту зданий. Дороги оплетали Теното по кругу, заходили вглубь на десяток километров, но не вели сквозь: слишком плотная застройка и нерациональное использование суши. «Этос» легко маневрировал среди потока машин, не требуя вмешательства водителя, и вскоре нырнул в тоннель. Там Гай перехватил управление, чтобы занять место на монорельсовой платформе.

Еще через двадцать минут короткий звуковой сигнал оповестил о прибытии. Держащие колеса ограничители заняли горизонтальное положение, и бот вырулил в помещение с нейтрально-зелеными стенами и без окон. Почти сразу мы свернули, при этом справа взору предстали окрашенные в голубые цвета пейзажи, а слева – в желтые. «Этос» въехал в голубую зону. Гай нажал кнопку парковки, и уже знакомо щелкнули фиксаторы. Двери амфибии поднялись.

 – Выходи, – скомандовал бот.

Я послушно выбралась и неспешно потрусила за Эллен, из любопытства поглядывая назад. Когда Гай покинул подсвеченный желтыми огоньками прямоугольник вокруг машины, по периметру опустились прозрачные полимерные стены. Индикаторы сменили цвет, подъемный механизм пришел в движение, и «Этос» шустро скрылся с глаз.

 – Шевелись, – подстегнул меня бот, удостоив холодным взглядом.

На экране лифта значится номер этажа – шестьсот четырнадцатый. Я прикинула высоту, на которую мы должны подняться, невольно задумалась о прочности тросов и занервничала. Сделалось дурно. Бот, мне показалось, едва заметно усмехнулся, заметив мой страх. Увы, даже в пику ему смелости не прибавилось.

 – Есть еще внешний лифт, – проинформировал он сухо. – Стены шахты и кабины прозрачные.

По коже побежали мурашки. Теперь сомнений не осталось: с абсолютно непроницаемым лицом он откровенно издевался надо мной, девицей из глуши, которая в жизни не поднималась выше сорокового этажа.

Звуковой сигнал оповестил о пришедшем лифте. Внутри не оказалось поручня, за который можно было держаться, так что я забилась в угол, сжала зубы и приготовилась страдать от перегрузок.

 – Позвони Обережному, – сказала Ли боту. – Мы будем у него завтра с утра.

Бровь Гая поднялась.

 – Ты не торопишься?

 – Нельзя терять время, – отмахнулась она. – Неизвестно, сколько мы провозимся в клинике.

Поскольку ее слова имели отношение ко мне, спросила:

 – Вы говорите о больнице?

 – У моей новой внешности должно быть объяснение, – бросила Эллен. – Пластическая хирургия. Тогда же пройдешь идентификацию под моим именем.

Сглотнула.

 – Мне придется делать операцию?

 – Как минимум имитировать следы, – отозвалась она уже с раздражением. – Послушай, детали тебе ни к чему. Всё, что связано с формальностями, я беру на себя. Твоя главная задача – разобраться с моей биографией и привыкнуть к новому имени. Менять его пока нельзя, вкупе с новым лицом это вызовет подозрения. Гай покажет, как пользоваться домашним ассистентом, загрузишь данные и запомнишь хотя бы основное. Да, по поводу вещей – подберешь ей что-нибудь на первое время.

Бот на очередной приказ отреагировал индифферентно.

Напущенный туман мне совершенно не нравился, но делать было нечего. Наиболее разумно сейчас соглашаться со всем, что мне говорят, усыпляя их бдительность, а дальше смотреть по ситуации.

Из лифта мы попали сразу в квартиру. Как минимум двухуровневую: потолок большого холла возвышался на добрые восемь метров. Расписанный красками, он надолго завладел моим вниманием. Очнувшись, я мельком глянула на винтовую лестницу и вслед за спутниками через арочный проход прошла в смежное помещение, кухню-столовую. В противовес холлу с его обитыми тканью стенами, картинами, деревянными стеллажами и столиками, мягкой мебелью, вазами с живыми цветами и винтажной люстрой с бирюльками, здесь царила сталь. Серо-коричневые тона, прямые линии. Яркими фиолетовыми мазками чайник и нарисованные на стене цветы.

 – Активировать голосовое управление, – сказала Эллен в никуда.

 – С возвращением, Эллен, – откликнулись динамики. – Что я могу для Вас сделать?

 – Закажи ужин. Обычное меню в двойном размере.

 – Выполняю.

 – Отведи ее в зеленую спальню, – последовало новое распоряжение Гаю. – После зайдешь.

Кивнув, бот полоснул меня взглядом. Общаться, видимо, он считал ниже своего достоинства.

Гай провел на второй этаж, в уютную комнату с собственным санузлом и двумя окнами. Лаконично поведал, где взять одежду и полотенца, предупредил, чтобы вела себя разумно, на том и отбыл. Я закрылась изнутри и позволила себе преисполненный тяжести вздох.

Опустошение – итог этого безумно долгого дня.



Ольга Аматова

Отредактировано: 08.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться