Сборник рассказов

Хозяин Темной башни

 

Аннотация: Последний в княжестве темный маг и одиннадцать его учеников с ужасом ждут проверяющего от общества  по защите детей. К ним едет светлая волшебница, а такие, как она, как правило уверены в том, что на завтрак и ужин темные маги пьют кровь младенцев, а не обедают  лишь потому, что слишком заняты созданием коварных планов. Учитель просит быть паиньками, а это очень, очень трудно. Тем более, что и у самого учителя выглядывает из шкафа скелет. 

 

 

На большой кухне Темной башни было шумно, весело, и пахло кашей. Одиннадцать учеников последнего в княжестве темного мага Эжена син’Эриада сидели на длинной лавке и сосредоточенно уминали кашу. День им предстоял нелегкий: работы по хозяйству до обеда, а после обеда занятия магическими искусствами.

Младшему из учеников было восемь лет, старшему только-только исполнилось семнадцать. У каждого на ладони красовалась  стилизованная цифра от одного до одиннадцати. Великому, и в данный момент единственному на все княжество, темному магу было лень запоминать их имена, и потому каждый получил свой порядковый номер.

Когда ученики наконец насытились, дежурившая сегодня по кухне Седьмая, принялась собирать со стола посуду.  Коротко стриженая, четырнадцатилетняя девушка, путаясь в желто-синем  платье, щелкнула пальцами, отправляя посуду мыться.  Темный маг наблюдал, как повинуясь взмахам её руки, чашки и тарелки взлетают над столом и  устремляются в раковину. Седьмая едва слышно напевала песенку, в которой просила сковородки и кастрюли ее ленится, и хорошо отмыться

Учитель усмехнулся, едва заметно кривя тонкие  губы на  узком лице, впрочем суровыми гримасами учеников ему было не пронять. В его глубоко посаженных, серо-голубых глазах они видели и ум, и участие к доставшимся наставнику сиротам. Эжен син’Эриад   подождал, пока Седьмая не освободилась от наблюдения за тем, как моет и вытирает себя посуда, и присела за стол. Затем он сказал, нарочито равнодушно:

— Кто будет перед проверяющими паясничать, получит посохом по лбу. Два раза.

Одиннадцать учеников господина темного мага печально переглянулись. Учитель сегодня был крайне зол, впрочем, ничего нового. Он вообще не отличался кротостью нрава, и вспыхивал от каждой искры, но сегодня, получив перед завтраком письмо, и прочитав его в своем кабинете, он пришел в наисквернейшее расположение духа из всех возможных.

Нерасторопной Седьмой уже попало. Она сегодня была ответственной за завтрак, но, по обыкновению, замечталась, воображая себя не то Золушкой, не то Белоснежкой, напустила полную кухню живности, которую незаметно приманила, распевая песни.

Пусть учительский гнев и поутих, новой вспышки никто не хотел, потому завтракали в полном молчании. Никому не хотелось получить от вспыльчивого мага самонаводящуюся шаровую молнию. Только Седьмая, как всегда, витала в облаках, записывая в потрепанную тетрадку отрывки из своего будущего великого романа, носящего прекрасное, удивительное и в меру торжественное, как она сама считала, название: «Последний хозяин темной башни». Учителя перекашивало каждый раз, когда он бросал взгляд на многотетрадный опус своей ученицы. У них были перебои с бумагой, лекции иногда не на чем записывать, а она романы строчит. Безобразие!

Вообще, с ним сложно было уживаться. Как учитель он был ужасен. Впрочем, его подопечные и не считали его наставником. Братом, защитником — да. Да и старше большинства учеников он был хорошо если лет на пятнадцать, если не приврал насчет возраста…

Им, и наставнику и ученикам,  некуда было друг от друга деваться. Первый, Второй и Третья  сироты, осколки войны между светлыми и темными. Их родители тоже были темными магами. Кого-то сожгли на костре, кого-то убили на поле боя. Четвертый - крестьянский сын. Пятый и Шестой просто побродяжки, не подозревавшие о своем даре до того, как повстречались с учителем. Седьмая — настоящая великосветская леди, которая сбежала из дома, поняв, кем является. На деньги, тайком присылаемые ей матерью и сестрой,  и перебивалась худо-бедно колония. Восьмой прежде промышлял воровством, Девятая и Десятая — две сестры, просидели пол жизни провели в доме, никуда не выходя,  пока война не закончилась. Одиннадцатый успел повоевать на стороне света в рядах пехоты. Иногда, очень редко, дар открывается уже у взрослого человека. Все они были нужны друг другу, и никому более за пределами Темной башни и прилегающих к ней земель.

Наставник заботился о них, как мог, обучал в меру своего разумения периодически обзывал и грозился ударить посохом по тупым головам, но никогда этого не делал. Они были семьей. Несколько своеобразной, но семьей.

И их семью собирались разрушить. Их маленькое общество было на данный момент единственной колонией темных на территории княжества. Пусть война окончилась, пусть светлые принесли официальные извинения почти полностью перебитым темным, а все же, их боялись.

И решили направить сюда, в глушь, светлую волшебницу, чтобы та проверила, не склоняет ли темный маг своих подопечных ко злу и мести. Он не склонял, но, понятное дело, если светлые захотят придраться, они найдут к чему.

— Я так и знал, что надо было захватывать мир, когда была возможность, — вздохнул маг. — Тогда бы никто мне не указывал, а уж тем более чинуши из комиссии по образованию и защите детей. От кого вас защищать? От меня? Это меня от вас защищать надо!

— А у вас была такая возможность? — с интересом спросил Восьмой. Седьмая приготовилась записывать.

Учитель встал из-за стола, одернул свободное одеяния, осадил взглядом Восьмого. Седьмая заскрипела магическим пером, связанным с оставленной в её комнате чернильницей — непроливайкой.

«Темный маг ничего не ответил своему ученику. Ветер трепал его бархатную, темную, как самая беззвездная ночь, мантию. Стальной взгляд его пронзительных, голубых глаз затуманили воспоминания. Речь его, подобная грому… »



Кети Бри

#34580 в Фэнтези
#14762 в Фантастика

В тексте есть: короткие истории

Отредактировано: 26.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться