Сборник рассказов

Размер шрифта: - +

Яблочный огрызок

Старпом шел по лестнице, спеша на крики, слышимые с палубы. Огрызок яблока, брошенный каким-то неряхой, попал под каблук. Падая, он успел схватиться за поручень.  

- Его нужно выбросить за борт! – орал кок, тыкая жирным пальцем в сторону пленника с недавно ограбленной торговой бригантиной. Того уже схватили и скрутили.

До его появления корабль шел быстро, будто благословлённый самой Святой девой Марией. Но как только он взошел на борт, то сразу лопнул трос на фок-мачте. А во время пути «Корнисуэллу» настигали то штиль, то ветер против движения, а потому приходилось постоянно лавировать.

Капитан скривился. Сумма за выкуп слишком велика, чтоб попросту терять такого ценного пленника. Еще и корабль требовал ремонта? настойчиво подвывая и скрипя треснувшими досками.

Отголосок разума так и кричал – выбрось человека в море, оставь на съедение акулам или кракену.

 

- Корабль! Прямо по курсу! – раздался крик с вороньего гнезда.

Пираты притихли и уставились на чернеющую впереди точку.

- Проклятый корабль, якорь мне в печень! Как только мы приблизимся, нас всех ожидает смерть. Это знак, морского дьявола! – закричал кок.

Капитан смотрел в подзорную трубу. Порой его терзали сомнения и вера в приметы не давала раслабиться. Но большинство решает. И команда требовала выбросить приносящего неудачи за борт.

Хотя и были несогласные, но они промолчали, опасаясь гнева большинства.

Фрегат казался огромной черной птицей, спустившейся на море и дрейфующей по волнам. Паруса болтались дырявой тряпкой, флага нет. Издалека не определить, кому он принадлежит.  

«Корнисуэлла» просто малютка по сравнению с ним.

  Под кормой раздался громкий треск ломающегося дерева. Баллер не выдержал нагрузки, дав трещину.  В нагруженном контрабандным шелком клипере, не хватило места на запасные детали. 

- Вы еще пожалеете об этом! – заорал пленный, когда его с завязанными руками толкали по доске.

Юнга слез со смотрового места. Лопнули канаты и отвалился марс, крестом упавший на пассажира, оглушив и утопив того в толще воды.  

    Капитан вновь глянул на приближающийся корабль.

- Проклятый покинул корабль, лопни моя селезенка! – крикнул капитан. – Но осталась проблема – у нас нет запасных деталей. Тот корабль пуст, морской дьявол дери его. Мы заберем недостающие детали и починим наш.   

Старпом понимал, что человек то по сути и не был виноват во всех несчастьях, но мертвого не вернуть.

«Корнисуэлла» правым бортом едва касалась судна, возвышавшегося над ней огромным памятником. Пираты установили трапы и взошли на него в полной боевой готовности. Даже пушки зарядили. На всякий случай.

Легким ветром колыхались дырявые черные паруса, а скрип досок под ногами эхом разносился по нижним палубам, будто они жили своей жизнью.

Половина балок и бревен прогнило, покрылись морскими ракушками и пометом птиц.

Старпом спустился на главную палубу, на которой стояли пушки. Тягучая тишина опустошения и опасности повисла в воздухе. Он шел аккуратно, прислушиваясь к звукам корабля. Считалось, то внутри каждого судна живет своя душа и то, как себя ведет команда напрямую зависит и то, как будет вести себя корабль.

Сбившись в одну кучу, лежали ядра, покрытые едва заметной ржавчиной. А сами пушки были заряжены. Казалось время вовсе не тронуло их. Фитиль на орудиях почти полностью сгорел, будто корабль покинули в тот момент, когда они должны были выстрелить. Выматерившись, он ушел в сторону капитанской каюты.

Снизу раздался человеческий крик полный боли и агонии. Словно мученника раздирали на орудиях пыток увлекшиеся инквизиторы.

Старпом рванул вниз.

Матросы в панике выбегали оттуда, будто сам Ктулху решил поздороваться с ними за руку.  

- Там пол провалился, а там люди мертвые! – кричал бывалый пират. – Разложившиеся до костей. И наших двое провалилось – не достать. 

Старпом, будучи практичным человеком, схватил веревку и помчался спасать товарищей.

Послышался треск и вновь мучительный крик. На этот раз сверху. Он кинул веревку пирату

- Бегом спасать! Морской дьявол раздери тебя на мелкие кусочки! – развернул опешевшего матроса, тут же приобретшего ясность ума.

Что за народ? Как грабить и убивать – так чуть ли не первые, а как мертвецов увидели, так все – паника и раздрай.

 Огромная рея, задавила двоих, разбив одному голову, а второго прижав к палубе. У бедняги шла кровь из рта, тело дергалось, а руки инстинктивно пытались поднять тяжесть. Вскоре выбежала часть команды с нижних палуб. Под матюги и чрезмерные потуги они подняли рею, вытащив приятеля. Е

Оглянувшись старпом заметил пирата, застрявшего в прогнивших досках.  Он кинулся к нему.

Капитан, оставшийся на «Корнисуэлле», закричал:  



Полина Нема

Отредактировано: 31.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться