Счастье на кончике носа

Размер шрифта: - +

Глава шестнадцатая. 1

Прошла еще одна напряженная неделя. Женя со мной так и не связался. Его телефон оставался выключенным, отчего закралось подозрение, что муж попросту сменил номер. Ну не мог же он забыть о собственных угрозах? Не верилось мне, что он бросал обидные слова из-за ранее выпитого алкоголя.

В этот понедельник Наташа вышла на работу. Я долго не решалась спросить у нее причину выкидыша, а она молчала, избегала болезненную тему. Что ж. Это не тот случай, когда следовало бы настаивать или лезть в душу к человеку. Поэтому я лишь невзначай поддерживала ее. Да и девочки на работе оказались удивительно тактичны, делая вид, будто ничего не случилось.

Тем же вечером, когда мы с Машей уже шли домой, мое странное беспокойство ко мне вернулось. Это бесполезное на первый взгляд предчувствие просто в один миг дало о себе знать, заставляя оглядываться по сторонам и крепче сжимать маленькую ладошку дочери.

И неспроста.

Стоило нам оказаться в нашей маленькой обители, как прозвучал звонок в дверь. По ту сторону оказалась моя свекровь. Честно говоря, я надеялась больше ее не увидеть. Хоть она и была доброй женщиной, однако так и не сумела перейти из числа чужих людей в разряд самых близких.

- Здравствуйте, Елена Марковна, - поприветствовала ее, впуская за порог.

- Здравствуй, Лизонька. Как вы? А где Маша?

- Я тут! – выскочила из комнаты моя егоза.

- А бабушка тебе фруктов принесла, - с теплотой во взгляде разглядывала внучку свекровь.

- Ура! Ура! – запрыгала на месте дочь и кинулась той на шею.

Я пригласила гостью в гостиную, расспросила ее о делах, здоровье и тесте.

- Сема занят сейчас. Весь в бумагах и отчетах. Его автомойка стала приносить неплохой доход, вот и считает денежки.

- Понятно

- А вы чего тут? Квартирка хоть и получше на вид, но ведь совсем маленькая.

- Зато наша.

- В смысле? А сват? – удивленно подняла брови женщина.

- Папа сделал дарственную на мое имя. Так что теперь эти тридцать квадратов принадлежат мне, ну и соответственно Машуне.

- Ох, Лиза, - сокрушилась неожиданно свекровь. – Вот жили бы себе спокойно, а тут переезды эти…

- Елена Марковна, на что вы намекаете? -  я сложила руки на груди, вглядываясь в морщинистое лицо женщины. Неужели пришла уму разуму учить?

- Да, чахнет он без тебя, Лизонька.

- Кто именно? Вы о Жене зря переживаете. Я ему не нужна. Он со мной так, поиграл шесть годков, да и бросил. У него теперь новая любовь.

- Ох, да видала я эту любовь! – в сердцах воскликнула она и достала салфетки, чтобы утереть слезы с глаз. Правда, сложно было понять, настоящие ли эти самые слезы или проба актерского мастерства. – Бледная, как моль. К тому же неряха до ужаса.

- Так он что еще и в дом ее привел? – сказать, что у меня был шок, ничего не сказать.

- Мы с Семой заехать к нему решили, поговорить. Степка-то злой ходит, подрались они. Никак помириться не хочет. Вот и подумали навестить младшего. После твоего ухода на дом страшно смотреть. Беспорядок, везде бутылки из-под пива разбросаны. А еще эта была там. Женька ею давным-давно болел, а после, как тебя встретил, я думала образумился. Она же из тех, кто только о карьере думает...

- Елена Марковна, - обратилась к ней, стараясь не выдавать свою злость, - посмотрите на меня, пожалуйста.

Свекровь удивленно подняла брови.

- Не в лицо, а вот сюда, - указала ей пальцем на свой живот. – Видите? Здесь растет ваш внук. На этой неделе пошел седьмой месяц. И вот скажите, вам совсем нас не жалко? – вопреки привычной выдержке, я не удержала слёз. – Вам уже наплевать на всех, кроме своего сыночка-ангелочка? Я такая нехорошая, бросила его, бедненького, потому что он изменил мне с одной, теперь с другой. Она - ужасная карьеристка, да ко всему еще неряха. А Степа вообще бессовестный, брата отмутузил. И я даже знаю за что. И правильно сделал! – встала из-за стола, так как нервы достигли своего предела. Не могла я больше этого терпеть. Устала. Ненавижу их. Пусть убираются вон из моей жизни. Разве что Степану разрешено в ней остаться, потому что он хотя бы умеет быть человечным.

- Лиза, ты чего?

- Ничего, Елена Марковна. Просто уходите.

- Ты меня гонишь? – женщина побледнела с досады.

- Нет. Прошу на время оставить. Дайте мне хотя бы ребенка родить спокойно. Я из-за проклятых проблем и сплошного стресса могу даже потерять его, и никому не будет дело до моей боли. Все так и продолжат дрожать над бедным Женечкой, который уже давно не мальчик и сам способен отличить плохое от хорошего.

Свекровь тоже встала и в нерешительности сделала шаг ко мне, но я выставила вперед ладонь.  

- Не надо. Не надо жалости и слез. Если будет совсем плохо, я найду кому поплакаться.

- Но…

- Не в обиду, но мне подобных визитов не надо. Если захотите побыть с Машей, мои двери открыты. А учить уму разуму надо было его и в свое время. Я вас всем сердцем уважаю, но так унижать себя не позволю.

Женщина поджала губы, растерянно оглядела меня с головы до ног и вышла в коридор. Идти следом совершенно не хотелось. Поэтому я присела обратно на диван и ждала ее ухода. Когда дверь негромко хлопнула, то встала и закрыла ее на ключ. К тому времени мои слезы не единожды образовывали мокрые дорожки на щеках. Я утирала их одну за другой, но все равно они не переставали литься.

- Мама, - жалобно позвала меня взволнованная Машуня, обращая при этом на себя внимание. Совсем забыла про ребенка, - почему ты плачешь? Папа опять сделал тебе больно?

- Нет, солнышко. Ты хорошо поела?

- Да! Только теперь пузо болит.

Я улыбнулась и позвала ее с собой, чтобы дать немного воды и ложку меда. Обжорка мамина. Ей лишь бы все напихать в себя, иначе пропадет добро, а потом жалуется на тяжесть.



Майя Чи

Отредактировано: 23.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться