Счастье на Земле

Размер шрифта: - +

Глава 1. За три недели до новой жизни

 

 

 

У всех есть мечта, которая окрыляет, вдохновляет, заставляет стремиться к жизни, но, к сожалению, моим мечтам не суждено сбыться. А ведь быть счастливой, не такая уж и затейливая мечта…

 

– Ну, Амира! Давай! Быстрей!

Я мчалась на лошади по полю вдоль леса, испытывая уже привычный восторг от галопа. Чувство полёта и свободы будило адреналин в крови, и это было одной из немногих радостей в моей жизни. Но сегодня Амира, моя кобыла арисванской породы, была не в лучшем настроении, и я чувствовала её напряжённое состояние.

Натянув поводья и сбавив ход, остановилась на красивой опушке, ловко спрыгивая со своей девочки.

– Что с тобой, красавица моя? – Поглаживая по красивой белой голове, заглянула в глаза. – Ну хочешь, приедем я тебе сладостей дам? А хочешь, поехали к озеру, искупаемся?

Я улыбалась и пыталась растормошить свою спутницу, но она только смотрела на меня и пофыркивала, в ответ на предложения. Ну вот, уже и с кобылой договориться не могу. Что за жизнь?

Как бы странно это не звучало, но животные единственные существа, кому я могу бесстрашно и открыто посмотреть в глаза. Животные не умеют говорить, и это их главный плюс. Но, всё-таки, влияние на них я имею, стоит дотронуться до морды и посмотреть в глаза, как тут же они выполняют мои мысленные приказы. Правда, я предпочитаю думать, что они очень умные и добрые, и всего-навсего умеют читать мысли. Именно поэтому, с животными я провожу намного больше времени, чем с родным народом.

Все эльфы Эсвилийских лесов знают о моем даре, но предпочитают называть это проклятием. Конечно, кому понравится ни с того ни с сего начать выкладывать все свои самые страшные тайны?! Ведь мне стоит только посмотреть им в глаза, как из их уст выходит неприглядная правда. И я их даже понимаю, но легче мне от этого не становится. Не очень приятно, когда априори все тебя боятся, и даже поговорить не с кем.

Полежав на цветочной полянке и порассуждав над своей нелёгкой долей, мы с Амирой отправились обратно. Кататься дальше у нас обеих, видимо, сегодня настроения нет.

В конюшне, спрыгнув с лошади, подвела её к конюху, и, не задумываясь, передала ему поводья, нечаянно дотронувшись до его руки. Он шарахнулся от меня как от прокажённой. Да сколько ж можно!?

– Ирин, я в перчатках! – показав ему поднятые руки, и закатив глаза, пошла к дому, пытаясь обуздать свою злость и ненависть на глупых эльфов.

Кажется, это никогда не прекратится!

 

Наш дом был огромный, и, наверное, ему больше подошло бы название замок. Он стоял среди великолепных многовековых деревьев, и листья покрывали всю крышу дома, словно обнимая. Два этажа, с высокими потолками, красивыми балконами, два крыла, и даже зал для торжеств имеется. Жаль приёмов в нем практически не бывает. И тут снова виновата я. Положение в обществе обязывает отца устраивать приёмы, а мешает "проклятая" дочь, которую общество не позволяет скрывать, да ещё и мачеха обожает быть в центре внимания, в общем, папеньке не позавидуешь.

Когда мне было три года, умерла моя мама, сгорела буквально за несколько недель, ни один лекарь и маг не смог её вытянуть, хотя эльфы практически не болеют. Что с ней случилось, так и осталось загадкой. Последние годы меня преследует мысль, что в этой истории не все так чисто. Хотела бы я знать правду, да только кто бы со мной делился?

Именно тогда и открылся мой дар. Отец уверен, что это мать перед смертью влила в меня неизвестный поток магии, и скорее всего запрещённый, так как ни в одной книге подобного нет. Я одна в своём роде. Отец в поисках ответов решил проехать по миру, и по другим лесам, в надежде найти способ блокировать мои способности, но вернулся ни с чем. Вернее сказать, вернулся как раз-таки с чем-то очень, для меня неприятным.

Находясь на землях Высоких эльфов он влюбился. И привёз Луиниль к нам, с огромным приложением в виде ее сыновей, в количестве двух штук. Старшему было восемь, а младшему шесть. Так у меня и начался мой персональный ад. Отец отдалялся от меня с каждым годом, братья постоянно издевались, а Луиниль унижала как могла.

Тряхнула головой, избавляясь от печальных мыслей, и забежала к себе в комнату.

– Иления, я рада тебя видеть!

Склонилась перед своей любимой эльфийкой в шутливом поклоне.

– Мне доставляет удовольствие видеть тебя в хорошем настроении, милая, – так же склонившись, и лукаво мне улыбнувшись, проговорила моя няня.

– Его подняла именно ты, и только что. Утро было весьма мрачным.

Прыгнув на свою мягкую кровать, раскинула руки и уставилась в потолок.

– Встретила кого-то из братьев?

– Нет, Ирин в конюшне шарахнулся от меня, да и Амира сегодня была не в духе, так что прогулка не удалась.

– Мне жаль, деточка.

– Как ты думаешь, это когда-нибудь закончится? Что меня ждёт в будущем? Мне почти двадцать лет, я практически все время сижу в этой комнате, сколько это будет продолжаться?

Старая эльфийка присела на край кровати, и начала гладить по рукам.

– Все у тебя будет хорошо, Аннель, не может у такой светлой души быть все плохо. И я искренне в это верю, – но в глаза мне она не посмотрела, пряча взгляд, но я ее абсолютно понимала. Никто не может знать ответ на этот вопрос. Даже я.

Иления находилась со мной с рождения, а когда мамы не стало, она и вовсе её заменила, и ближе неё у меня нет никого. И что самое главное, она очень добрая и светлая, и никаких секретов никогда не держала, поэтому она без страха может смотреть мне в глаза. Единственная.



Мила Фомина

Отредактировано: 05.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: