Счастье по наследству

Глава 3

Soundtrack Read all about it by Emeli Sandé 

Когда доходит очередь поздравить счастливую пару, я уже беру себя в руки.

Подруга обнимает меня крепче крепкого и тихо шепчет на ухо:

— Прости. Не думала, что Шон устроит из этого шоу.

Мне не нравятся нотки сожаления в голосе Фло, и я решительно пресекаю её дальнейшие извинения.

— Это долгожданная новость. Неудивительно, что твоему мужу захотелось поделиться ею с близкими.

— Большинство из этих людей я вижу второй раз в жизни. Первый — на нашей свадьбе.

— Не вредничай. Ты же заешь, Шон ничего бы не сделал без твоего одобрения. Молодец, что дала ему эту возможность.

— Мама, похоже, обиделась.

— Ничего, переживёт.

— А ты, Эмма? — Фло заглядывает мне в глаза. — Ты не обиделась? Не сердишься, что я не сказала тебе первой?

Мы близки настолько, насколько это может быть между подругами, поэтому я вовсе не удивляюсь вопросу. Я знаю, что для Фло приемлем лишь один ответ, и с тем же удовольствием, что и Шон, оправдываю её ожидания.

— Я давно сняла с себя полномочия твоего главного доверенного лица. В противном случае у Шона появился бы повод для беспокойства.

— Но ты будешь крёстной?

— Разве от этого можно отказаться?

— Вообще-то, нет.

Фло хихикает. Гламур слетает с неё, как снег с покатой крыши. Теперь я понимаю, почему её выбор пал на это платье. Такой Флоренс Паттерсон Райт — смешливой и счастливой — очень идёт розовый Маккуин.

 

После столь радостного объявления именинника празднество теряет свою пафосность, и ожидаемо его главным лицом становится Фло.

Ни на мгновение она не остаётся одна, передаваемая из рук в руки, из объятий в объятия, как любимая игрушка. Шон не отходит от жены ни на шаг, вовремя пресекая жаркие выражения чувств не на шутку расходившихся друзей.

В моей сумочке пиликает телефон.

«1:00 р.м. БиПи».

Как подруга исхитрилась отправить это сообщение — ума не приложу, но вряд ли у неё получится прочитать мой ответ. Не сразу, но я стараюсь поймать взгляд Фло и, сделав это, утвердительно киваю.

Час дня. Наша любимая кондитерская на Калифорния-стрит. Много шоколада и ещё больше подробностей. С моим метаболизмом первое не страшно, а в положении Фло второе — медикаментозная терапия. У нас много тем для разговоров, я даже сейчас вижу, как Фло распирает, но она чётко дозирует свои эмоции. Одно-два предложения, вежливый кивок, лёгкая улыбка. Дочь судостроителя, невестка сенатора и жена преуспевающего бизнесмена. Что общего у неё может быть с внучкой владельца бара с сомнительной репутацией, а вот поди ж ты, сдружились.

 

Мне всё равно приходится подойти к родителям Фло и Шона. Последним я нравлюсь больше. Может, потому что мистер и миссис Райт не знают и половины того, что знают обо мне Герберт и Сирена Паттерсон. Вернее, думают, что знают. Но я давно не воюю с ветряными мельницами и не ставлю перед собой цель нравиться всему миру.

Где-то на периферии маячит Питер, и, желая оказаться к нему поближе, я быстро здороваюсь, выказывая элементарную вежливость.

— Добрый вечер, Эмма, — приветствует меня мать Шона. — Рада тебя видеть. Ты сегодня восхитительна.

— Спасибо, Диана. Хотелось бы вернуть комплимент, но, полагаю, ваш муж уже сделал это неоднократно. Не так ли, сенатор?

Я знаю, что отец Шона предпочитает, чтобы его звали именно так, как и мать — обращение по имени, поэтому в очередной раз за вечер оправдываю чьи-то ожидания.

— Всё верно, детка, — громоподобно смеётся Колин Райт и под удивлённые взгляды родителей Фло сгребает меня в объятия. — Похудела ещё больше. Небось, в модельки метишь? Сейчас это модно.

— Колин, оставь девочку в покое! — вступается за меня его жена.

— Всё-всё! — меня выпускают из медвежьих объятий и подталкивают к застывшему Герберту Паттерсону, отцу Фло. — Твоя очередь, Герб. Когда ещё удастся потискать такую красавицу!

Мы со свёкром Фло на одной волне — нам совершенно плевать на то, что о нас думают другие, но в желании убрать это кислое выражение с лица родственника сенатор явно переигрывает.

— Здравствуй, Эмма.

— Мистер Паттерсон, — говорю я вместо приветствия, не двигаясь ни на дюйм, хотя отец Шона упорно толкает меня в спину.

— Ну, что за условности? Мы все почти одна большая семья!

По лицу матери Фло видно, что она предпочла бы навсегда остаться сиротой, чем быть замеченной в подобном родстве.

И всё же миссис Паттерсон быстро приходит в себя и даже соизволяет мне улыбнуться.

— Красивое платье, Эмма. Флоренс в нём выглядела бы куда менее выигрышно.

 

Да, матери Фло известно о нашем споре, и ей не терпится воспользоваться этим знанием. Опустив дизайнерский наряд в корзину секонд-хенда, она представляет меня любительницей в ней покопаться.



Ирма Грушевицкая

Отредактировано: 09.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться