Счастье в подарок

Размер шрифта: - +

Глава четвертая

С Валюшкой на руках из Дома малютки я буквально выпорхнула, бережно прижимая кряхтящий сверток к груди. Это был самый особенный день из всех!

Нас провожал лично Леонид Дмитриевич, Ольга Николаевна и еще парочка девушек, которые до того присматривали за моей девочкой.

Никонову Валентину Сергеевну завернули в нежно-розовое фланелевое покрывало и зачем-то перевязали розовой лентой с большим бантом.

Лариска встречала меня на своем Део Матизе с кучей воздушных шариков в руках и слезами на глазах. Маленький Павлуша, наряженный в стильный мальчиковский смокинг и ярко-красную бабочку, стоял с гордо поднятой головой и щербатой улыбкой без двух передних зубов, держа в руках огромный и наверняка тяжелый для него букет из таких же красных, как его бабочка, роз.

Я сама едва сдерживала слезы, чувствуя в руках приятную тяжесть от крохотного веса малышки и тепло, исходившее от нее даже сквозь ткань покрывала.

- Поздравляем! Поздравляем! – шепотом закричала Лариска, чтобы не потревожить младенца и едва ли не запрыгала на месте от счастья, хлопая в ладоши.

- Поздр-равляю! – важно сказал Павлуши, картаво и раскатисто произнося букву «р», и кивнул, благосклонно смотря на сверток в руках. Он вытянул тонкую шею, пытаясь заглянуть в него, отчего букет цветов его все-таки перевесил, и мальчик чуть не упал, вовремя успев сгруппироваться и переступить ногами, удерживая равновесие.

Я тихо рассмеялась и немного присела перед Павлом, чтобы показать свою малышку. Лариска тут же с готовностью тоже наклонилась и заворковала что-то глупо-милое, точно так же, как ворковало еще недавно над собственным сыном.

А я была самой счастливой. Наверное, точно так же чувствует себя любая женщина, когда ее забирают родные из роддома. Я просто уверена, сейчас я испытываю не менее яркие эмоции и счастлива едва ли не больше, чем любая из них!

 - Ну вот, Палушка, невеста твоя! Как тебе? Нравится? – Лариса не могла не спросить этого. В этом была вся ее суть.

Павел молчал, пристально вглядываясь в тихо кряхтящую во сне Валентину. Нахмурился, отчего, щеки его уперлись в края большой бабочки, и он стал похож на надутого хомячка. Валюшка, как часто бывает с маленькими детками – по самому Павлушке и знаю, приоткрыла и снова закрыла глаза. Павлуша моргнул, а затем кивнул.

- Только пусть выр-растет сначала.

***

Дома нас тоже ждали куча шариков, украшенная детская и накрытый стол. Да, Лариса расстаралась на славу, пока меня не было.

В зале на диване лежали аккуратные кучки детской одежды – подарки от подруги и купленные нами ранее пеленки и распашонки.

Я совсем не хотела выпускать дочь из рук, но Лариса только рассмеялась и велела:

- Надержишься еще, поверь мне. Вот уж не думала, что ты такой наседкой будешь!

- Да как я ее оставить могу, Лар? Ты глянь, какая кроха, а если упадет?

- Именно на этот случай – чтобы не упала, мы и купили кроватку с бортиками!

- Леля, - вдруг сказал Павлуша, подергав меня за рукав кофты. Как свою крестную маму он всегда называл меня Лелей. Я против, естественно не была, а Лариска только всегда говорила, что вот-оно, мое настоящее имя. Потому что все время, которое я проводила с Павлушей, по ее словам, я его лелеяла. На мой вопрос почему именно это слово, она с умным видом достала с полки словарь и громко и четко прочитала:

- Лелеять - означает ласкать, нежить, холить, заботливо ухаживать и оберегать. Еще глупые вопросы будут?

Вопросов больше не было.

- Леля, - повторил Павлуша, и когда я повернулась к нему, продолжил, - Ты не бойся. Я посмотр-рю. Я же муж.

Лариска прыснула в кулак и отвернулась к окну, чтобы Павел не заметил. А то обидится ведь, вон, итак щеки от смущения покраснели. Но стоит, все еще требовательно сжимая край моей кофты и смотрит в глаза вопросительно.

Я тоже не могла не рассмеяться, но мягко провела рукой по его светлым мягким волосам и с улыбкой ответила:

- Жених пока, солнышко. Мужем станешь как раз, когда подрастет. А не передумаешь? – хитро спросила, шутовски пожурила ему пальцем.

- Не пе-редумаю! – едва ли не обиженно вскинулся он, - Мама говор-рит, что если мужчина сказал, то мужчина должен сделать! А я мужчина! – и тут же добавил, покосившись на Лариску, - Так мама говор-рит.

- Можешь даже не сомневаться! – я даже головой согласно закивала, - Самый настоящий мужчина! Раз мама говорит! – и тоже со смешинками в глазах покосилась на уже откровенно сдерживающую смех подругу.

Валюшка все еще крепко спала, поэтому я действительно решила доверить ее Павлуше. Положив ее в колыбель, усадила рядом с ней в кресло-качалку Павла и дала ему планшет, чтобы он не скучал.  Строго наказала в случае чего звать, а еще обещала принести чего-нибудь вкусненького. Павлуша важно кивнул, покровительственно положив маленькую ладошку на бортик колыбели.

В целом вечер прошел тихо и умиротворенно. Мы с Лариской до позднего вечера сидели на кухне, где она давала мне различные наставление что и в случае чего нужно делать. Пили сок, а затем чай и кофе – от любого алкоголя я категорически отказалась, на что подруга скорчила гримасу, но понятливо кивнула.



Совушка Лесная

Отредактировано: 23.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться