Считая шаги

Размер шрифта: - +

23 глава

Умиротворяющее перекатывание волн действовало лучше любых таблеток. Домой не хотелось. Ларсон был предупрежден, что ужин, возможно, затянется и дожидаться возвращения Эммы ему не стоит. Она с самого начала знала, что этот день хорошо не закончится, но как и ненавистные походы к врачам, неприятный визит откладывать было бессмысленно. Появление Ллойда в ее безумной жизни и так спутало все планы, заронив нешуточные сомнения. Стоило, как можно скорее, расставить приоритеты.

Совесть, в таких случаях, лучше добивать сразу, чтобы не мучила, отрывать резким движением, как пластырь. Операция прошла успешно, но острая душевная боль заволакивала глаза слезами, хотя может, эти слезы были из-за ветра?

Эмма хотела прогуляться по Бруклинскому мосту, но в кромешной темноте нельзя было полюбоваться водной гладью и теперь Руди с тревогой озирался по сторонам, когда они, заехали в безлюдные доки Северной гавани. Несколько одиноких фонарей едва-едва вырывали бетонную пристань из темноты.

По утрам сюда приходили местные рыбаки и прятались от мира под благовидным предлогом, чтобы подальше от любопытных и осуждающих взглядов, потягивать спиртное спрятанное в помятых бумажных пакетах. Ребятня из приюта частенько сюда сбегала, зная, что их рано или поздно найдут и устроят хорошую трепку. Но телесные наказания не могли испортить статистику по побегам.

Среди жаждущих свободы была и Эмма, которая в подростковом возрасте не избежала разрушительного воздействия бушующих гормонов на свой, достаточно, покладистый характер. Сироты и без того злились на несправедливый мир, а миру приходилось быть еще жестче, чтобы удержать их от роковых ошибок. Порочный круг замыкался, для таких детей, слишком рано.

Тонкое пальто совершенно не защищало от холодных порывов ветра. Но Руди давно знал привычки своей дражайшей клиентки и в багажнике всегда лежала пара кроссовок, теплая парка и шапка с шарфом. Набор одежды менялся в зависимости от времени года и был призван спасть не только от холода или жары. Несколько раз Руди становился свидетелем, как с мисс Кей случался «приступ». Хотя это слово не отражало того ужаса, который творился с девушкой, Рутгерт давно при одном только его упоминании испытывал панический страх. Он прошел инструктаж об оказании первой помощи в таких случаях и с каждым разом действовал все увереннее, но прогнозированию «приступы» не поддавались, а потому всегда заставали врасплох.

Эмма почувствовала, как на ее плечи улеглась теплая куртка, шею обмотал толстый вязанный шарф, а на голову, бесцеремонно напялили шапку. Она улыбнулась, несмотря на то, что тянуло заплакать в голос. Перед глазами маячило лицо Оливии Грэнсон, которую  так жестоко пришлось назвать безответственной, ударив по больному месту. Обвинять жертву насилия в том, что она сама виновата, было не просто подло или гадко. С тем же успехом Эмма могла сказать, что сама виновата в событиях двухлетней давности и просто попытаться проглотить случившееся без права на месть. Вот только, сама эта мысль, мигом подводила черту под ее дальнейшей жизнью и темная, ледяная вода могла принять в свои объятия тело никчемного человека, давно утонувшего в жалости к себе.

Да, Хьюго поведал Эмме много секретов, которые Грэнсоны таили чуть ли не маниакально. Он был свидетелем бесконтрольного гнева Роберта Грэнсона, который вымещал свою ярость на собственной жене. Это случилось тогда, когда Оливия попыталась вразумить своего мужа и оплатить проделанную Селестино работу.

И Эмма прекрасно знала, что эта женщина защищала Хьюго, горько поплатившись за проявленную смелость. От того и было так паршиво на душе.

Дело сделано! Теперь ее возненавидят...

Тряхнув головой, Эмма резко шмыгнула носом. Сантименты действуют, как кислота, которая разрушает решительность и растворяет самые прочные хребты.

Руди поравнялся в девушкой, теперь он выглядел более спокойным, потому что убедился, что периметр не таит угрозы. Он мог только догадываться, какие мысли бродили в этой прелестной голове, но по лицу было видно, что мисс Кей на грани того, чтобы отправиться за новыми туфлями, что по личному хренометру телохранителя приравнивалось к обратимому концу света.

Однако, стоило отдать должное мисс Кей, всякий раз она умудрялась находить в себе силы, чтобы вынырнуть из зыбкого болота несбывшегося. Ее беды были, как на ладони... И это место, сегодня Эмма выбрала неспроста. Даже проведя свое детство в приюте, она чувствовала себя более нужной, счастливой и беззаботной, чем теперь, деньги сделали ее жизнь красивее, сытнее и проще, но сердце тянулось к недосягаемому счастью.

Может быть, здесь на пристани, удастся ухватить вертлявую память, встряхнуть ее хорошенько и почувствовать, как щипала от воды разбитая в кровь правая коленка, а Энди все пытался столкнуть Тришу, но она каждый раз сбегала от приставучего мальчишки. Накупавшись вдоволь, они носились по пирсу, чтобы окончательно выжать из тела нескончаемую детскую энергию, а одежда - намокшие трусы и футболки, высыхали прямо на щуплых телах.

Вот и нахлынули воспоминания...

Девушка шмыгнула носом.

На секунду счастье вернулось, Эмма увидела, себя маленькой девочкой, которая смотрела на нее в упор и не узнавала. Впору было бы испугаться... Хотя ничего удивительного, Эмма давно не понимала, где потерялась ее жадность к жизни, где остались ее мечты и кто сейчас стоит вместо нее на этом пирсе.

По возвращению в Нью-Йорк она не сменила даже место жительства, благо, худо-бедно собрала до кучи дорогих ее сердцу людей, но как бы эта женщина не старалась вновь прикоснуться к утраченному и сокрытому временем прошлому, привычное изменилось и все больше напоминало карикатуру, персонажи которой ухмылялись то ли с издевкой, то ли с горечью...

Девушка и телохранитель стояли в полной тишине слушая мягкий прибой, пока Грандер не услышал, как у подопечной громко заурчал живот.



Voloma

Отредактировано: 05.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться