Сделай свой выбор!

8. Химия повышенной опасности

Прошло ещё несколько дней — я всё больше привыкала к новой школе. С Татой мы теперь сидели вместе,  и она продолжала вводить меня в курс местных дел даже на уроках, не боясь нарваться на замечания учителей, рассказывая как свежие новости, так и сплетни годичной давности. Никто из одноклассников, слава Богу, больше на меня никакого внимания не обращал. Знакомство с учителями уже практически подошло к концу, оставалась только химия, которая, кстати, была сегодня первым уроком. Тата, с которой мы вошли в класс одновременно, готовила меня к предстоящей встрече основательно:

— Элеонора Викторовна, это химичка наша, самая молодая из наших преподавателей, от силы лет двадцать пять. Несмотря на маленький опыт материал даёт хорошо, очень доступно объясняет, любит всякие новшества.

— Что значит новшества? – не поняла я.

— Доброе утро, выпускники! – в класс вошла молодая, очень красивая девушка. Мальчишки, наверное, на уроках слюни пускали литрами, на неё глядя. — Соскучились по атомам и молекулам?

— Нет! – честно ответил за весь класс Белов.

— От тебя, Алексей, я ничего другого не ожидала. А всё же учиться придётся, ты же понимаешь, да? На этот год схема такая: в классе работаем в парах, домашние и практические задания делаем в парах, отвечаем — так же. Опережая ваши вопросы, поясняю: например, на дом задан параграф плюс задача по данной теме; задача у каждой пары своя, не волнуйтесь, фантазии у меня хватит. Отвечать будете аналогично: вопрос задается паре, начинает отвечать один, которого я могу остановить в любой момент, а второй должен продолжить. Решенные дома задачи объясняются по образу и подобию. — Класс загудел, но Элеонора Викторовна продолжала, едва повысив голос: — А теперь самое интересное: ваша пара тот,  с кем вы сидите. У вас есть семь минут, чтобы определиться.

Начавшееся хаотичное перемещение в классе являлось наглядным примером Броуновского движения, сопровождающееся нарастающим гулом. Мы с Татой переглянулись, одновременно пожали плечами и остались на своих местах.

— Смотри, — Тата указала головой в направлении парты одного из близнецов, — сейчас драка за Борю начнётся. 

И действительно, не успела моя соседка договорить, возле злополучной парты возникла куча-мала.

— А почему именно за него? — поинтересовалась я.

— Так он химик! Я в своей жизни не встречала настолько повёрнутого на науке, — разъяснила Тата. — Хотя нет, вру. Глеб, — снова кивок головой, но теперь в сторону второго близнеца, — ещё хуже.

— Тоже химик?

— Нет, физик. Чтобы в семье полный комплект был.

— Слушай, всё хотела спросить, — вспомнила я, — а почему близнецы вместе не сидят?

- Это ещё с началки повелось, — Татыны глаза загорелись с новой силой, ещё бы, я сама первая ей вопрос задала, — рассадили их, потому что придумали они свой язык жестов и подсказывали друг другу на уроках. Если они вместе сидели, заметить это практически невозможно. Так и повелось: Боря сидит в правом ряду, Глеб – в левом. -— Она снова посмотрела в сторону бедного Бори. — Интересно, кого он выберет?

— Своего брата, — не задумываясь, предположила я.

-— Почему ты так думаешь?

— Сама смотри.

И действительно, рядом с Борей сел Глеб, не оставляя другим ни малейшего шанса. Тата удивлённо на меня уставилась. Теперь была моя очередь разъяснять:

— Главное в работе в парах - это не мозги, а обоюдное доверие или хотя бы умение договориться. Оценивают ведь обоих, даже если спросят только одного. Соответственно, кто твою жо…, то есть спину прикроет лучше, чем брат?

— Вау, Ксения, я сейчас разревусь! Спасибо, что настолько мне доверяешь. — Тата откровенна была растрогана моим выбором.

— Думаю, у нас всё получится. — я действительно очень на это надеялась.

Но мои надежды рухнули буквально через минуту.

— Класс! Время истекло! — Элеонора Викторовна звонко хлопнула в ладоши, призывая всех к тишине. 

Она с интересом рассматривала сформировавшиеся тандемы. Кроме нас с Татой на своих местах остались лишь Денис с Машей, сладкая парочка.

— Так, — химичка уже который раз оглядела весь класс вдоль и поперёк, — в принципе, меня всё устраивает, за исключением двух последних парт. Жеглов, Белов, Калинина и Керн — вам придётся сделать рокировку. Право выбора у девочек.

Меня словно холодной водой окатили. С одной стороны, спасибо, конечно, Элеонора Викторовна, что не уподобились остальным учителям и не устроили приветствие в духе «покажись/расскажи о себе». А с другой, что за условия выбора: Жеглов или Белов?! А тут ещё Тата начала подвывать  в ухо:

— Сенечка, милая, только не Жеглов! Не отправляй меня к нему!

— Ты же говорила, что терпеть не можешь Белова.

— Уж лучше этот дурачок-Белов. У меня от Матвея кровь стынет в жилах, я рядом с ним дышать не могу! Короче, панические атаки.

— Не преувеличивай!

— Чесслово! С самой началки. Как глянет на меня своими глазищами, сразу руки потеют.

Соседка сложила молитвенно руки и не моргая уставилась на меня своими блюдцами. Вот от чьего взгляда кровь в жилах стынет. Я сжала челюсть так, что зубы хрустнули. Но, честно признаюсь, с Беловым сидеть вообще не вариант. Хочет Калинина себе проблем на голову, пусть получает. Я взяла рюкзак, встала со своего места и сказала:



Лия Болотова

Отредактировано: 29.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться