Сделай свой выбор!

12. Спектакль начинается.

Присутствие Жеглова вызвало у меня удивление — честно говоря, я уже смирилась с мыслью, что из моей затеи ничего не выгорит. Уж слишком крут Самурай для моего детского шантажа. Видя его прямо сейчас перед собой, даже не могла понять, что больше чувствую: облегчение от его прихода или разочарование от необходимости устраивать весь этот спектакль. Мои размышления прервал нетерпеливый голос:

— Мы так и будем здесь стоять?

В ответе Жеглов не нуждался, просто развернулся и зашагал в сторону парка. Мне понадобилось несколько секунд и шагов, чтобы догнать его, приноровиться к скорости. Мы шли плечом к плечу по той же аллее, где произошла наша первая стычка. Затянувшееся молчание тяготило, но я не решалась заговорить. Самурай сделал это за меня:

— Не вижу былого энтузиазма в глазах твоих. Днём такой уверенной была…

И снова сарказм! Хотя это всё же лучше, чем молчание.

— Устала, даже голова нормально не варит, — честно ответила я, сделав вид, что не заметила колкости.

— Может, тогда по домам? – У Жеглова даже голос повеселел. — Перенесём «казнь» на другой день?

— А с химией что делать будем? – Я посмотрела в его сторону. — Ты решил задачу?

— Так тебе только это от меня надо? Химия и ничего кроме химии? — он продолжал меня подначивать.

— Ты только со мной ведёшь себя как придурок?  — вспылила я. — По-другому общаться не умеешь?

— Да чего ты завелась? Я просто растормошить тебя хотел. Приятно разговаривать с человеком, а не с селёдкой мороженой. Может, поделишься уже деталями своего «плана»?

Я, собираясь с мыслями, поправила лямки рюкзака и сказала:

— Деталей, в принципе, нет. Основная задача — мама должна поверить, что ты мой парень.

— Это я понял. Ты мне объясни, к чему этот спектакль?

— Я пари проиграла, — призналась, и как-то стыдно стало от такой причины. Потупилась, опустила голову, словно нашкодивший малыш.

— Маме?! И она потребовала у тебя за проигрыш парня найти? — Жеглов впервые с момента нашей встречи улыбнулся. — Вот это у вас в семье развлечения!  

— Угу, — глядя на эту искреннюю, открытую улыбку, даже мысль не проскочила, что нужно схитрить или соврать, — до конца месяца. Точнее, до 23 сентября, мы в конце августа ещё поспорили.

От его громкого смеха я запнулась и остановилась. Самурай, сбросив с себя мантию «короля класса» и холодность, выглядел простым и естественным, этакий весёлый сосед по парте. Его глаза совсем сузились, остались только маленькие щёлочки в обрамлении густых ресниц, но он всё равно выглядел классно. Я тоже невольно заулыбалась, но не от комичности ситуации, а от того, что приятно было видеть Матвея таким непосредственным.

— Ладно, с этим разобрались. — Отсмеявшись, Жеглов попытался снова стать серьёзным. — Но почему ты своего принца не попросила помочь тебе?

— Принца? – Не сразу, но я всё-таки сообразила, кого он имел в виду. — А, ты про Фила… Однозначно нет. Наши родители знакомы, пришлось бы часто видеться, светиться с ним на разных мероприятиях, себе дороже бы вышло…

— Значит, не брат…

— Брат — это то, как я его воспринимаю. — Решила прояснить я ситуацию, но мои слова больше походили на оправдание.

Самурай лишь пожал плечами, мол «а мне какое дело?», и первым шагнул в темень нашего подъезда. Джентльменом его точно не назовёшь.

— Не уверена, но стоит подготовиться... — Я старалась вернуть нашу беседу в прежнее русло. — Вдруг мама начнёт вопросы задавать…

— По ходу разберёмся. — отмахнулся Жеглов, будто не видел в предстоящей встрече проблем. — Самое главное, чтобы легенда была максимально приближена к реальности, иначе запутаемся потом. Ты мне лучше скажи, насколько убедительной должна быть моя игра?

Я нажала кнопку вызова лифта и посмотрела на него, честно не понимая, что он хочет услышать в ответ. Стояли друг напротив, Самурай с интересом рассматривал меня своими чёрными глазюками и, видя, что я не спешу с ответом, добавил:

— Прикосновения, поцелуи…

— Стоп-стоп, — перебила я. — Никаких поцелуев! Прикосновения – только в случае экстренной необходимости. И никаких сюсюканий – терпеть такое не могу.

— То есть называть тебя «моя пусечка» не стоит, — глаза Жеглова снова стали узкими от улыбки.

— Пусечки, лапочки, зайки и иже с ними под жёстким запретом.

Моя квартира встретила нас очень аппетитными запахами. 

— Мам, я дома! — крикнула я в сторону кухни. 

Жеглов неуверенно переминался с ноги на ногу, словно вся его бравада осталась в подъезде. «Чего мнёшься? Разувайся и заходи» — попыталась передать я взглядом.

— Сеня, привет. 

Я вздрогнула от неожиданности, услышав голос Таси. Шок, похоже, у нас был обоюдный, но меня отпустило быстро и я с наивной улыбкой ответила: «Привет, Тася». Тётушкино лицо вытянулось, не моргая она смотрела на Самурая, который в тот момент повесил бомбер на вешалку и принялся с особой тщательностью расправлять на ней несуществующие складки.



Лия Болотова

Отредактировано: 29.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться