Седьмое правило академии Левендалль

Глава 2. Тернистый путь

Госпожой Пимпи оказалась та самая женщина с пучком седых волос, которую я увидела первой. Она оставила свой пост у входа и уже спешила ко мне с ласковым выражением лица:

— Ну, как прошло? Приняли?

— Приняли… — ответила я, всё ещё растерянная, и поспешно добавила: — Мадам.

— О, не зови меня «мадам»! Я госпожа Пимпи. Давай-ка свой экзаменационный листок.

Отобрав у меня бумажку, подписанную профессором, она внимательно вгляделась в него:

— Так, так… Ну, пойдём. Вед-Камли, я запомнила! Пойдём, я дам тебе все необходимые направления.

— Скажите… госпожа Пимпи, это и правда королевская академия магии? — уточнила я, чувствуя, как гулко бьётся сердце в унисон нашим шагам по мрамору пола. Женщина кивнула, не оборачиваясь:

— Самая большая, самая известная в империи и самая престижная. Да ты и сама всё увидишь. Ты не местная, так ведь?

— Я из Роудвиля. Слышали?

— Ох, нет. Где-то на окраине королевства?

— Два дня пути, — грустно вздохнула я, спеша за женщиной по коридору, по пути разглядывая развешенные на стенах барельефы мужских и редко — женских профилей. Один из них показался мне смутно знакомым, но пришлось догонять госпожу Пимпи. Как же всё теперь получится? Ведь в пансионе есть дортуары… А тут, наверное, все столичные, живут у себя дома…

— Ну, ничего, ничего, сейчас заселишься в комнату, подберу тебе хорошую соседку… — бормотала госпожа Пимпи, отпирая дверь в конце коридора. — У нас места есть, комнатки небольшие, но очень уютные! Что же ты встала? Заходи.

Я не заставила просить себя дважды — вошла в комнату, заставленную старой мебелью и стеллажами, на которых стояли стопки книг. В уголке был топчан с цветастым покрывалом из кусочков. На таком в монастыре спала сестра-звонарь. Не выспишься толком, зато не пропустишь утреннюю молитву. А ещё в комнате госпожи Пимпи везде были котики. Не настоящие, разумеется, а статуэтки, валяные игрушки и, по-моему, даже чучела… И все они следили за мной. Конечно же, мне это просто казалось. Но ощущение не из самых приятных.

Впрочем, что в сегодняшнем дне было приятного?

Госпожа Пимпи села за старинный секретер на скрипнувший стул и пододвинула к себе стопку листов серой бумаги. Обмакнув перо в чернила, спросила:

— Дата рождения?

— У меня её нет, — ответила скромно.

— Вот как? — удивилась госпожа Пимпи. — У каждого человека есть дата рождения!

— Она есть, но я её не знаю. Меня нашли.

— Ах как это грустно, — огорчилась добрая женщина, качая головой. — Праздник не устроить, но это ещё полбеды! Нельзя составить личный гороскоп, а ведь мы делаем это для всех студентов, чтобы понять их потребности и желания!

— Не стоит так беспокоиться из-за меня, — мои щёки залила жаркая краска. — Я приехала сюда учиться. Мне только кровать и бумагу, чтобы записывать.

— Ну-у-у, милая моя, — улыбнулась госпожа Пимпи, глядя поверх очков. — Ничего сверх того, что положено студенту королевской академии, ты не получишь. А то, что положено, будь добра принять и просто скажи «спасибо».

— Спасибо, — я снова мучительно покраснела. Спаситель, что же мне там положено?

— Вот держи. Это направление в общежитие. Спросишь госпожу аор-Перетти, она тебе покажет комнату. Вот это направление на выявление потенциала, обязательно сходи сегодня…

— Какого потенциала?

— Магического. Раз тебя приняли, значит, у тебя есть потенциал. Что — не знала?

Я покачала головой. Сёстры в монастыре никогда не говорили, что у кого-то из нас может быть магический потенциал. Это в городе все одарённые, а мы… Мы скромные пансионки, воспитанницы, не нужные своим родителям. Они же не от хорошей жизни отдали нас в монастырь…

— Эх… — пробормотала госпожа Пимпи. — Как же сама-то не догадалась? Неужели даже сомнений не было?

— Не было. Простите.

— Что ж ты всё время извиняешься, милая моя? Держи — это приказ выдать форменную одежду и постельное бельё. А вот с этой бумагой пойдёшь в библиотеку, тебе выдадут учебники.

— И учебники! — отчего-то восхитилась я. — Даже учебники!

— Бумагу самой придётся купить, — проворчала женщина. — И перья тоже. Чернила…

— Я куплю! — уверила её. — У меня есть деньги! Мне выдали!

Госпожа Пимпи огляделась, обвела взглядом свои чучела кошек и, навалившись обширной грудью на стол, прошептала заговорщицки:

— У академии есть фонд. Если не хватит для учёбы, можно составить прошение, и тебе дадут денег. Безвозмездно! Знаешь такое слово?

— Знаю, — так же шёпотом ответила я. — Это значит, даром.

— Ото.

— Как вы сказали, мадам? — не поняла.

— Ото. Значит, вот так.

Она весело рассмеялась и встала:

— Столичный говор! Скоро и сама так будешь говорить, даже не заметишь!

Я кивнула, сомневаясь. А в животе забурчало требовательно. Ох, стыдобища-то какая! За всеми этими переживаниями совершенно забыла, что ела в последний раз вчера вечером, когда ночевала с другими пассажирами в трактире на пути в Эммертаун. А сегодня так волновалась перед экзаменами… Даже кофию не выпила!

Госпожа Пимпи услышала подозрительный звук и обернулась от стеллажа. Смерила меня с головы до ног и всплеснула руками:

— Вот как хорошо! Я же забыла выдать тебе книжечку талонов на питание!

Спаситель, меня даже кормить будут… Святые люди руководят королевской академией!



Ульяна Гринь

Отредактировано: 19.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться