Седьмое правило академии Левендалль

Глава 5. Библиотека и столовая

Здание библиотеки располагалось недалеко от главного корпуса и утопало в густо пахнущих сентябрём поздних цветах магнолии. Остин довёл меня до крыльца и склонил голову:

— Прошу простить меня, но я внутрь не пойду.

— Почему? — удивилась я.

— Ну… Сама увидишь. Библиотекарь… очень своеобразная дама.

Подняв брови, я подумала, что лучше бы сбежала, но выбора не было. Книги получить надо, а идею мне Остин подал отличную — про прецеденты в артефакторике поискать. Вдруг пойму, отчего кристалл взорвался?

В отдельном флигеле царила светлая тишина. Пыль спокойно покачивалась в лучах света, проникавших через окна, шаги скрадывались толстыми потёртыми ковровыми дорожками. На стенах вместо цветочных кашпо или барельефов висели карты, портреты бородачей в камзолах и поэтические строки в рамках. А ещё плакаты руки всё того же неизвестного художника, на которых явно угадывались правила поведения в библиотеке. Не шуметь, не бегать, не магичить, пользоваться особыми артефактами света вместо свечей. Что ж, разумно.

Я тихо пошла по дорожке к столу с высоким бортиком мимо читальных мест, которые были обставлены мягкими креслами и неяркими, явно магического свойства, лампами. За столом начинались огромные дубовые шкафы, полные книг, и уходили они в глубину зала, теряясь в полумраке. Спаситель, сколько же тут томов?!

И где мадам библиотекарь?

Я шёпотом позвала:

— Есть тут кто-нибудь? Ау!

— Чай не в лесу! — проскрипел тонкий голосок откуда-то снизу. Я испуганно скосила глаза — неужто домовой? Но мимо стола важно прошествовала маленькая женщина, мне по пояс. И вовсе не домовой, а карлица! Видала я одну такую, в Роудвиле милостыню просила, прикидываясь девчонкой. Её даже в приют приводили, к монахиням, там-то обман и раскрылся. Когда лицо в морщинах, трудно притворяться восьмилеткой…

Библиотекарь вскарабкалась по лесенке на высокий стул и сложила пухлые ручки перед собой, глянула строго и спросила:

— Зачем пожаловали? Учебники нужны? Приказ давайте.

— Вот, — я выложила на стол бумагу, данную госпожой Пимпи.

— Хорошо. Дайте мне минуту собрать всё.

Она достала из ящика стола ярко-зелёный камень, гладкий, как будто из реки, и крапчатый, будто шкурка кошки. Сказала:

— Мутал анту путте-кай.

Я не увидела ничего, но ощутила всей кожей, как от артефакта поднялся лёгкий вихрик, крутанулся на месте и удрал куда-то между шкафов.

— К счастью, мне не приходится ходить за книгами самой, — довольно откликнулась на мой восторженный вздох библиотекарь. — Меня зовут Эмма Кай-Кай. Да-да, не старайтесь вспомнить, откуда происходит моя фамилия, я с островов Дауша. Как твоё имя? Я должна завести карточку.

— Адриана Камли, — ответила я с улыбкой. Действительно, своеобразная женщина.

— Камли, Камли… Нет, не слышала. Никто из твоих родных не обучался в академии?

— Нет, госпожа Кай-Кай. Это выдуманная фамилия.

— Жаль, жаль… Не могу похвастаться такой же отменной памятью, как наш Хранитель, но горда тем, что помню почти всех студентов из благородных семейств. А у вас такие приметные волосы, барышня…

Я невольно поправила рыжий завиток, выбившийся из причёски, и спросила настороженно:

— Вы знали кого-то, похожего на меня?

— Возможно, — библиотекарь покачала головой с задумчивым видом. Я затаила дыхание, но тут из прохода показались книги. Они летели по воздуху сами собой, выстроившись в цепочку, как гуси на водопой. Завораживающее зрелище!

— Магия — это так прекрасно! — прошептала я, сложив руки у груди. — Как бы я хотела уметь вот так — раз, и всё летает!

— Левитация и психокинезия, второй курс специализации стихии, — отрезала госпожа Кай-Кай, движением руки приземляя книги стопочкой на край стола. — Основы вы найдёте в учебнике по ментальному воздействию на предметы. Ассита!

По приказу библиотекаря тяжёлая печать поднялась со стола, нежно прижалась к подушечке, пропитанной чернилами, и принялась ставить блёклые оттиски на послушно открывающиеся книги. За ними порхала суетливая промокашка, подбирая невысохшие капельки. Эх, основы-то я прочитаю… Но что толку, если профессор Виссальди строго-настрого запретил мне магичить?

О!

Казусы в артефакторике!

— Госпожа Кай-Кай, а можно ли мне взять книгу в дополнение к учебникам? — спросила словно невзначай. Библиотекарь глянула на меня искоса, как будто пыталась угадать мои мысли, но кивнула. Окрылённая первой удачей, я попросила:

— Мне хотелось бы почитать о казусах в артефакторике. Ну, что-нибудь описывающее моменты, когда кристалл повёл себя не так, как предполагалось.

Прищурившись, госпожа Кай-Кай хмыкнула, но соскочила со стула и засеменила в проход между шкафов. А я схватила первый учебник, лежавший на самом верху, открыла. «Лекарственные растения. Введение в травоведение». Это очень интересно! Сестра Ирая учила нас смешивать травы для отваров и лечиться полосканиями, примочками, питьём. Это так увлекательно — составлять собственные зелья, высчитывать пропорции, время кипения…

— Вот вам книга, барышня, — вернулась госпожа Кай-Кай и положила небольшой квадратный томик на стопку учебников. — Однако там нет ничего экстраординарного, не ждите чудес или рецептов, как спалить женское общежитие.

— Да я ничего такого… Да как вы могли подумать?! — возмутилась я, растерянно возвращая травоведение на место. — Я просто интересуюсь… артефактами!

— Вед-Камли, будьте уверены, профессор Виссальди уже разослал ноту по запрету на магию вашей персоне всем преподавателям и служащим академии, — строго ответила госпожа Кай-Кай. — И не пытайтесь обойти запрет.



Ульяна Гринь

Отредактировано: 19.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться