Сегодня праздник

Сегодня праздник

Сегодня самый яркий и долгожданный зимний праздник - Новый год. Он пахнет еловой хвоей, блестит мишурой и гремит салютом.

Хозяевами дома был накрыт стол: на нем уже стояли разные вкусности, в основном сладости. Но народ не спешил спускаться к столу, так как был увлечен чем-то более интересным, чем поглощение пищи, даже если та представляла из себя смесь деликатесов из набора начинающего гурмана.

Время в гостиной как будто застыло. Точнее, не совсем застыло, а некий отрезок времени растянулся, но остался при этом единым целым подобно тому, как тянется свежая нуга, если надкусить конфету…

Не секрет, что вещи, растения и даже целые помещения обладают душой, а некоторые из них даже характером. Душа Печеньки была нежной и хрупкой. Она многое повидала за свою жизнь. Можно сказать, перенесла огонь, воду и медные трубы. Только сначала воду, затем железные листы противней и уже потом жаркий огонь печи, но все это пошло ей на пользу: она обрела форму, стала румяной и ароматной. Теперь она лежала на тарелке, прикрывшись нарядной салфеточкой и впитывая ароматы шоколадных конфет, которые шелестели обертками рядом.

Она так и осталась бы лежать на одном месте, если бы не услышала чьи-то печальные вздохи. Из любопытства она не выдержала и решила посмотреть, кто же там страдает в такой прекрасный день. Выбравшись из-под салфетки, она огляделась по сторонам. Гостиная выглядела бы совсем мрачно и слишком готично, если бы не развешенные всюду цветная мишура и блестящие шарики - все в красно-зеленой гамме. Накрытый стол стоял в центре комнаты и распространял ароматы ванили и фруктов, делая праздничное разноцветье еще ярче. Сверху доносился счастливый смех, который был прекрасным аккомпанементом к танцу теней: они весело плясали по всей комнате, вторя трепыханию пламени свечей.

Наконец, Печенька обратила внимание на источник вздохов, которые с каждым разом становились все печальнее. Оказалось, что это Мороженое страдало, лежа в хрустальной вазочке. Она осторожно подошла и, стесняясь, своей нерешительности, тихо сказала:

- Привет...

Мороженое перестало вздыхать и обратило на нее внимание.

- Ты кто? – с любопытством спросило оно.

- Я – Печенька, - послышался робкий ответ.

- А что ты тут делаешь?

- Я… я пришла узнать, почему тебе грустно.

Мороженое на миг задумалось, размышляя, стоит ли постороннему рассказывать о своих бедах. Наконец, решившись, оно поманило Печеньку, чтобы та подошла ближе. Она взобралась повыше на соседнюю тарелку и, оказавшись с собеседником на одном уровне, приготовилась слушать.

- Меня никто не любит, - доверительно сообщило оно.

- Как? Что ты такое говоришь? Тебя же любят все!

- Все меня любят есть, а так просто не любит никто. - Казалось, мороженое было на грани того, чтобы заплакать.

Печенька удивленно окинула его взглядом. Вблизи оно казалось еще печальнее. Странным было то, что белые шарики совсем не таяли, хотя вокруг было очень тепло от пламени камина. Мороженое показалось ей совсем одиноким и еще более бледным, чем было на самом деле. Нежный аромат сливок почти не чувствовался. Она не удержалась и, подобравшись поближе, потрогала запотевшую вазочку.

- Какое ты холодное! Почему?

- Я же говорю, меня никто не любит. От меня даже Вишенка ушла. – Мороженое кивнуло на соседнюю вазочку, в которой помимо трех белых подтаявших шариков лежали еще две вишенки. С той стороны доносился легкий смех.

Возмущению Печеньки не было предела.

- Заигрывает с двумя! Вот, ловелас!

Мороженое приняло еще более несчастный вид. Печенька вдруг почувствовала жалость и понимание. Она задумалась, вспомнив, как лежала на тарелочке среди шелестящих конфет. Они шелестели, спорили, кто из них шоколаднее и у кого красивее обертка, а с ней никто даже не заговорил.

- Я тебя понимаю, - призналась она. – И… и… ты мне нравишься!  - Неожиданно для себя призналась она.

- Да? – Мороженое пристально смотрело на Печеньку. Его взгляд был неожиданно теплым. Он заставил ее зарумяниться и вспомнить то время, когда она была совсем юной и горячей. Это тепло, как тогда, когда она была в печи, заполнило все ее существо, а в глубине души зажегся маленький, но яркий огонек, который постепенно разгорался.

Она потянулась к краю вазочки и вдохнула аромат сливок и ванили. Мороженое потянулось навстречу, чувствуя, как тепло Печеньки передается ему, заставляя таять снаружи и, немыслимое для него дело, изнутри. Теряя крошки, Печенька взобралась на край вазочки и прыгнула к нему. Его объятия подарили ей ощущение неги. Печенька медленно погружалась в ароматное нежное облако.

Мороженое совсем растаяло…



Эйволия Руэ

Отредактировано: 07.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться