Сегодня за дирижёра демон

Размер шрифта: - +

Сегодня за дирижёра демон

Бом-Бом-Бом!..

Перед моими глазами всё окутал оранжевый цвет, который с перерывами в одну секунду исчезал и появлялся вновь, заставляя меня оторваться от книги. Устало подняв взгляд, закрыла на несколько минут глаза, давая им отдохнуть. Внутри меня всё так же пульсировал этот цвет, пока настенные часы не перестали отсчитывать время – ровно восемь. 

Открыла глаза и осмотрелась – главная библиотека университета была большой и вселяющей восхищение. Когда я попала сюда на первом курсе, у меня затряслись руки от переполнявших чувств. Тёмно-кедровая отделка, потолки высотой метров пять, большие оконные панели, ковры и второй этаж полностью забитый книжными полками. Не библиотека, а мечта. Меня чуть инфаркт не хватил. До сих пор помню, с каким пониманием и уважением в глазах разглядывала меня смотритель библиотеки, вручая мне читательский билет. 

Сейчас из посетителей была только я. Ночь окутала это место, а за окном не спеша падал снег, осыпая сахарной пудрой город. Только настольная лампа, освещающая мой маленький кусочек стола, как маяк в океане, пересекалась с одиноким светильником на небольшом пароходе – стойкой, за которой сидела смотритель и заполняла какие-то бумаги. 

Пиликнул телефон – ярко-жёлтый оттенок тут же исчез, заставляя достать из сумки мобильник. На экране сразу высветилось возмущённо сообщение от соседки: «ЭЛИ, ТЫ ГДЕ?! ВОПРОС ЖИЗНИ И СМЕРТИ! ЕСЛИ ТЫ НЕ ПОЯВИШЬСЯ ЧЕРЕЗ…» 

Дальше читать даже не стала. Просто потому что была уверена, что либо она зовёт меня опять выпивать, втихую пронесённую в общагу бутылку чего-нибудь крепкого, либо уже напилась и не нашла никого, кому излить свои чувства на тему «почему её жизнь такое дерьмо». Все просто-напросто быстро ретировались, ссылаясь на неожиданно появившиеся дела. Никому не хотелось слушать двадцатый раз историю, почему её бросила девушка или она её бросила... Всё было сложно и не понятно. Тем не менее, всё-таки пора было уходить. На последний трамвай я не успевала, поэтому решила в этот раз пройтись пешком, не умру. 

Прежде чем собраться и уйти, я проверила почту через ноутбук, обнаружив привычное письмо от брата:

«Эли, привет! 
Должен тебе сообщить, что на твой день рождения приехать не смогу. Не уверен, что ты не расстроишься, даже если такое происходит часто. Я разговаривал с тётей Розой по поводу отца и она не может за ним присмотреть… У неё на эту неделю выпадает сложный график в кафе, и оставить его на кого-то ещё, на это время, она не может. А совмещать работу и присмотр за отцом… Ты же знаешь, что это нереально. Я очень сильно скучаю, поэтому подарок отправил почтой, должен придти к тебе завтра вечером, как раз перед праздником. Отметь его там суперски! Обязательно пришли фотоотчёт. 
У меня всё хорошо. Сессию закрыл на пятёрки. Уверен, ты и так это знала. Состояние папы спокойное. Сон восстановился и спит теперь крепко. О маме вспоминает не так часто, но и провалы в памяти стали меньше. Теперь он хотя бы меня узнаёт и интересуется, как у тебя дела. Скучает. 
Надеюсь, у тебя там всё просто замечательно. Напиши, как поживаешь. Тётя Роза передавала тебе привет, а Пайпер весело виляла хвостом, думаю, она тоже его тебе передала. 
Декан факультета опять затолкал меня на пять олимпиад от имени универа. Не уверен, что смогу теперь тебе часто писать, но постараюсь. Береги себя.
Обнимаю, Дэн.»

Вздохнув, решила ответить позже в общежитии, и начала собираться. Упаковав ноутбук в сумку, проверив чехол со скрипкой, не забыла достать бумажный стикер и написать пару слов, прикрепив его на книгу и приложив упаковку недорогих имбирных печений, которые любила сама. Ещё раз проверив, ничего ли я не забыла, собралась и направилась к стойке. 

- Мисс Трайлис, вы опять засиделись допоздна. Я понимаю, что вам здесь нравиться, но нужно себя беречь. 

Я не услышала и звука, который произнесла немолодая женщина. Вместо этого передо мной возникали слова, которые она произносила, будто я в какой-то новелле или смотрю сериал с субтитрами. Они появлялись перед моими глазами и тут же исчезали, как только собеседник переставал говорить. Это странное явление, которое начало происходить со мной через несколько дней, как я потеряла слух и голос, было ни чем иным как магией. Не подумайте, ведьмой я не была, но кое-какие странности начала видеть, как и текст, вместе с цветом. Выяснять явление этого феномена я не решилась. Ну, есть и есть. Здорово же! Ни в какие сумасшедшие приключения, как избранную, меня не кидают и на том спасибо. Магия просто стала частью меня, как третьей рукой. Осталось просто помалкивать и объяснять свои способности быстрым умением читать по губам и развитой, после аварии, синестезией. Главное, что я могу продолжать играть на скрипке и дальше учиться на музыкальном, остальное не важно. 

Я смущённо улыбнулась и передала книгу с печеньем, указывая на стикер. 

- Ох, вы не меняетесь, - усмехнулась эта женщина. – Очередной том комикса. И спасибо за печенье, скрасили вечер старой библиотекарше.

Мне оставалось только пожать плечами в ответ и помахать на прощание, прежде чем покинуть библиотеку. Я сразу же попал в главный корпус музыкальной государственной академии имени, какого-то суперского дирижёра, фамилию которого выговорит только профессиональный оратор. В такие моменты, я начинала радоваться, что открывать рот мне особо не надо. 

Государственная академия была достаточно элитным заведением, в которую попасть не так уж было и просто. Мне пришлось пройти попытки две, прежде чем я сюда попала. Вымоталась я тогда изрядно. Даже в конце отчаялась, и на второй попытке ничего не ждала особого. Стояла на перроне, писала Дэну, что, скорее всего, провалила опять, как тут приходит смс о зачислении. От неожиданности расплакалась, пугая своим поведением проходящих мимо людей, какая-то девушка даже подошла, узнала, всё ли со мной в порядке. Но, вроде, всё обошлось, а в конце лета я уже заселилась в общежитие, чуть ли не перезнакомившись там со всеми. Сама я была не особо общительная, особенно в моём положении, но у этих ребят была «Dungeons & Dragons», коллекция томиков манги, гитара и гора носков с разными яркими принтами. Поверьте, я никогда не думала, что буду радоваться носкам, но это произошло. 

Если ты заселяешься в общагу с творческими людьми, будь готов к последствиям. Не уверена, что смогла бы хоть с кем-то познакомиться, если бы большинство не было бы настолько общительными и так подходящими мне по духу. Я будто нашла своё место в жизни, как деталька пазла, встала на своё место в картине. 

В самом корпусе было тихо, и почти не горел свет. Только в некоторых помещениях, кто, так же как и я, решил задержаться подольше, из щелей приоткрытых дверей или из стеклянных панелей в стенах, падал отблеск ламп в пустынные коридоры. Кое-где я видела переливы цветов музыкальных занятий, когда проходила мимо, где-то едва различимые очертания букв перед собой тихих разговоров. 

Пройдя мимо очередного кабинета и направляясь к лестнице, я затормозила. Переливы тёмных цветов медленно и плавно сменяли друг друга, будто художник мешал цвета на палитре. В моём сознании сразу же зазвучали печальные мотивы. Мне стало любопытно, кто так красиво играет и я заглянула в едва прикрытую дверь. 

В кабинете стоял полумрак, и только тёплый свет лампы, находившейся на закрытом рояле, освещал высокий тонкий силуэт демона. Почему демона? Потому что я отчётливо увидела у него небольшие рожки и пылающий ненавистью взгляд. Его тонкие пальцы, изящно и быстро передвигались по клавишам, порождая, какие-то немыслимые оттенки тёмного. Но при всём при этом, демон играл не гневно, а с какой-то неземной грустью и печалью. Мне даже стало жаль его, но я всё ещё чувствовала эту демоническую сущность, чтобы проникнуться ему. Страх окутал меня. 

Вдруг существо остановилось и подняло на меня свой, пылающий гневом, взгляд. Маленькая пугливая девочка внутри меня завопила от ужаса и заорала, чтобы мы ушли из этого места, как можно быстрее, позабыв обо всём, что сейчас произошло, но я не могла пошевелиться. Тело окаменело от перепугу, да и другая часть меня сгорала от любопытства к этому существу. Оно смотрело на меня ещё минуты две, а я всё так же не могла ничего поделать. 

- Какой курс и учитель? - появившиеся передо мной буквы, будто отрезвили меня. 

Ещё раз, взглянув на демона, я осознала, что это вовсе не он, а обычный парень старших курсов. Кажется, я видела его на дирижёрском, и даже что-то слышала. Выглядел он весьма специфично, пускай был и не дурен собой. Его тёмные волосы отливали фиолетовым и были в таком неопрятном состоянии, что по форме напоминали рожки. Глаза же отдавали каким-то сапфировым оттенком, но минуту назад я была готова поклясться, что в них горели два уголька. Сам он, насколько я слышала, всегда предпочитал носить костюмы. Его даже в общежитии люди видели только в них. Вот и сейчас на нём был тёмно-фиолетовый пиджак и брюки. Ну, у всех у нас есть свои причуды. Я вот обожаю толстовки, случается. 

- Ты меня слышишь? - он ждал ответа. 

Вздрогнув, я достала телефон, поймав лишь полный взгляд непонимания в мою сторону. Как же не люблю такие первые встречи, когда сразу не объяснишь и приходится живо набирать на телефоне текст. Но старшекурсник любезно выждал. 

Показав ему экран, подождала, когда он прочтёт. 

- А, так ты та глухонемая скрипачка под крылом у мистера Говки. Уж не знаю, что этот старик нашёл в тебе, но тебе повезло с учителем. Он давно не набирал себе учеников. 

Я немного потопталась, не зная, что ответить. Так и не дождавшись продолжения диалога, решила, спросить у него имя, что достаточно удивило его.

- Ты же уже на втором курсе, странно, что не слышала обо мне. Я – Майк Даркис - он усмехнулся, наблюдая, как мои брови медленно ползут вверх от удивления.

Даркис был чуть ли не звездой всей академии. В первую очередь он прославился не столько своим талантом дирижёра, сколько своим жестоким методом руководства оркестром. Про него чуть ли слухи не ходили, какой он тиран. Его боялись даже некоторые преподаватели. И вот он сидел прямо передо мной, изучая. Страх вернулся невольно назад. Он точно демон.

- Это что, брелки на чехле? – его неожиданный вопрос, пробудил во мне ещё одну личность – сумасшедшую аниме-фанатку. Я только развернула чехол, собираясь показать их поближе, думая, что нашла единомышленника, как до меня долетели слова: 

- Какой детсад. 

Судя по его выражению лица, сказал Даркис это нарочно. Неожиданно во мне вспыхнул маленький огонёк гнева, и я отступила, адресовав этому придурку возмущённый взгляд и выходя из кабинета. Да кем он себя возомнил? Всего лишь на год старше меня! У меня не может быть других увлечений кроме скрипки? Правду о нём говорят, не стоило так расслабляться.

- Ты действительно обиделась, только потому, что я назвал тебя из-за твоих чудиков детсадом? Погоди, дай дверь закрою. 

От его слов было никак не скрыться, он шёл за мной, а слова появлялись, даже если сильно-сильно закрыть глаза. Та ещё пытка. Уши, хотя бы заткнуть можно. 

Уже чуть ли не слетая с лестницы иду быстрым шагом, всем видом показывая, как мне насрать. Я, Элизабет Трайлис, гордая, сильная, непоколебимая… 

- Да остановись ты! – почему-то он решил схватить меня за локоть, но я ловко вырвалась из хватки. Думаю, сказалось то, что парень не хотел меня сильно хватать, да и делал это почти на бегу. Так или иначе, видимо мне было мало просто вырваться из хватки, ничего не сделавшего мне человека, так я ещё решила оттолкнуть его руку. В этот момент наши пальцы коснулись. Только после него, я осознала, что только что сделала и перепугалась. 

Мы замерли на лестнице. Почти не дышала, разглядывая его и ожидая реакции, а он просто смотрел на своё запястье. В темноте едва можно было разглядеть, но кажется, на руке молодого дирижёра не спеша краснела ссадина. О Боже, я слышала, что он в музыкантов, которые чутка лажают в оркестре, их же инструментами кидается. Что ждёт меня, после всего этого? Мне так не нравится это молчание… Может, стоит сбежать? Как быстро я успею перемахнуть через стойку в гардеробной, забрать свою куртку и выпрыгнуть в окно на улицу? Если я напишу брату сейчас и попрошу составить завещание, а потом приехать и выкопать из сугроба мой труп, он согласится? Я… Я… не знаю что делать… 
Запястье начало болеть и я бы проигнорировала эту боль, списав на свой незапланированный манёвр, если бы она не начала медленно подниматься по руке вверх, до самого локтя. Пришлось отвлечься от своих переживаний и засучить рукав жёлтой толстовки, разглядывая странные сияющие линии на коже. Это было дерево… 

Свет начал исчезать, оставляя на месте себя чернильные линии, которые моментально засохли, въедаясь в кожу. Меня передёрнуло, когда я решилась поднять взгляд на парня. Нет, он смотрел не с гневом или осуждением, в его глазах читалось любопытство и неверие в происходящее. Я мало что понимала сейчас. 

- Ты не убежишь? – едва заметное шевеление губ в темноте и слова предстали предо мной. Я лишь нервно сжала лямку на чехле и осталась стоять. Кто-то внутри меня назойливо шептал: «интересно, что будет дальше?». 

Заметив, что я никуда уходить не собираюсь, парень вздохнул. 

- Извини, что так вышло, у тебя есть время поговорить… Предположим в каком-нибудь кафе? 

Я достала телефон, время было пол девятого, потом вспомнила, что в общежитии пьяная соседка и неуверенно кивнула. 

- Пошли, - бросил мне Даркис, проходя мимо – направляясь вниз к гардеробной. Может ещё есть шанс написать брату? Или же… 

Я послушно начала спускаться за ним.

Когда мы дошли до гардероба, он молчаливо протянул мне руку, требуя номерок. Тогда я заметила чёрные линии, едва выглядывающие из-под тёмно-фиолетовой ткани рукава. Рисунок… 

- Тебе взять пальто или ты сама? – опять я задумалась… Вот же.

Тихо вздохнув, проигнорировала вопрос, подойдя к стойке и положив номерок. Смотреть на него я не стала, но чувствовала спиной, как он с усмешкой разглядывает меня. С ним было так неуютно рядом. Чувствовалась эта закрытость и опасность, только в одном его виде. Поскорее бы мы поговорили, и я ушла, куда-нибудь… Прогуляться после такого было бы полезно. 

Когда мы оделись и вышли в зимнюю мглу, я всё так же шла за ним хвостиком. Порой не слышать и молчать – просто прекрасная способность. Нет вины за то, что ты не поддерживаешь разговор, нет мыслей о том, почему твой собеседник молчит. 

Мне никогда не нравились шумные места, вроде трассы или рок-концертов. Цвета передо мной растут буйным букетом, отвлекая. Сложно сосредоточиться на чём-то одном, тем более на себе. Я теряюсь в этих красках и перестаю ориентироваться. Именно поэтому я и не пошла в оркестр. Слишком много звуков, разговоров и людей. Несомненно, когда играет целый оркестр, рисуются целые картины, а дирижёр превращается в художника. Это великолепно, но не когда я часть этой картины – краска, которая становится блеклой и неумелой на фоне остальных, потому что отвлекаюсь на посторонние цвета. 

- Мы пришли, - я замерла около входа в яркое кафе, из которого уже тянулись сгустки цветов. 

- Ты чего там встала? Заходи. 

Я не пойду туда. Только не в это шумное место. Пришлось доставать телефон и печатать, показывая ему единственную мысль, которая не давала мне сейчас больше всего покоя: «Не пойду!»

- Хм? Почему? Я страшный?

«Шумно»

Он смотрел долго на текст, пытаясь вникнуть. Только потом до меня дошло, что написанное такое слово глухонемой девочкой, звучит странно и даже смешно. Ты же ничего не слышишь, как тебе может быть шумно?! 

- Ладно, пошли в парк неподалёку. Там сейчас должно быть не так много народу. 

В парке действительно было тихо. Бледный свет фонарей едва освещал тропинки засыпанные снегом, и стояла тишина – едва мелькали какие-то почти бледные цвета, где-то вдалеке. Я их почти не замечала. 

- Ты догадываешься, что это за рисунки на запястьях? – неожиданный вопрос со стороны, заставил повернуться к парню, который сопровождал меня. А я почти о нём забыла, эх… 

Покачав головой, начала наблюдать за происходящим дальше. 

- Вот ведь чёрт. Вначале обретут способности, а потом влипают в передряги… - эти слова я увидела едва ли. Даркис проговорил это очень тихо, но я всё равно, всё поняла, насупившись. В сердце закололо от обиды и мне захотелось уйти отсюда. 

Это отношение напомнило о времени, когда я жила в небольшом пригороде, вместе с братом и отцом в семейном особняке. Папа, после смерти матери стал сам не свой, он постоянно огрызался на нас и унижал. Этот дом… Он был словно проклят. За годы пребывания там у меня не осталось никаких приятных ассоциаций с этим местом, кроме Дэна, конечно. Он и тётя Роза всегда любили меня и старались защитить. Но как бы мне не было их жалко, я сбежала оттуда, бросив Дэна. Он, как будущий глава семьи, принимал на себя ещё больше давления со стороны отца. У брата просто напросто не было выбора… 

Ничего! Я обязательно закончу здесь академию, устроюсь работать, а к тому времени Дэн тоже окончит университет, и приедет ко мне. Мы спасёмся от этих оков. Обязательно. 

- Это родственная связь. Может быть, читала или слышала о таком, в каких-нибудь фентези рассказах. Эти идеи запустили сами люди, которые видели магию. Мы теперь связаны невидимыми оковами судьбы. Если быть ещё точнее, то я твой фамильяр, а ты мой хозяин.

Я смотрела на него ошалевшими глазами и пыталась решить, это со мной что-то не так и текст исказил смысл, либо этот парень сумасшедший и надо скорее делать ноги. 

Майк Даркис слыл не самой лучшей репутацией, каким бы талантливым и юным дирижёром он ни был. Некоторые действительно считали его сумасшедшим. Ходили слухи, что он даже самому ректору задал взбучку. Те, долго говорили на повышенных тонах, а потом, как мне рассказывали, Даркис, то ли поспорил с ним, что сыграет лучший концерт в государственном театре, то ли разгромил кабинет ректора к чертям, что тот уже на коленях его умолял оставить его в живых. И то и то заставляет содрогаться от ужаса. Кстати, концерт Даркис отыграл, довольно неплохо, но, по словам музыкальной элиты, молодому дирижёру ещё есть куда расти. Я удивлена, что гнев этого парня их не коснулся. 

- Ты ведь видишь слова перед глазами, когда кто-то говорит, не так ли? Могу ещё предположить, что со звуками так же. Скорее всего, я могу лишь догадываться, но ты дитя человека и магического существа. Силы в тебе пробудились из-за того, что ты оказалась в таком затруднительном положении, став тебе костылями.

Всё это он вещал, не смотря на меня, будто я не существовала. Скорее всего, этому высокомерному парню не было до меня дела. Он просто оказался в этой ситуации. Судьба связала нас и ему просто напросто не куда деваться. Кстати… 
Я остановилась, привлекая его внимание и заставляя, наконец, взглянуть на меня. 

- Что такое?

Показав на него пальцем, стала ждать, когда до него дойдёт, что я хочу просить. Телефон был далеко, да и на морозе писать не хотелось.

- О… Ты хочешь знать кто я?

Кивок.

- Демон, - губы беззвучно прошептали, выдыхая пар в морозный воздух. Ну да, конечно, кто же ещё. Почему-то это наоборот успокоило меня. Будто всё встало на свои места.



MelonMoon

Отредактировано: 31.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться