Сэйфмэн

Размер шрифта: - +

Глава 4.

Фунт и Стерлинг буравили друг друга взглядами, расположившись в удобных гостевых креслах начальника. В ожидании его самого, близнецы, не сговариваясь, решили выяснить отношения своим излюбленным методом. Банальная детская забава - игра в гляделки, незаметно перекочевала из далекого Саратовского детства во взрослую жизнь. Только вот делали они это весьма оригинальным способом. У каждого из них в кармане бала зажигалка. Когда возникали спорные моменты они синхронно доставали эти маленькие игрушки, поджигали их и, усевшись поудобнее друг напротив друга вытягивали сантиметрах в двадцати над пламенем руку ладонью вверх. Одновременно с этим они начинали играть в гляделки. Кто моргнет, тот опускает руку на сантиметр. Кто первый сдастся, тот и не прав. На этот раз причиной спора явилось проваленное задание. Им обоим поручили слежку за товаром, а в случае форс мажора было необходимо задержать того самого придурка, который, вот уже больше года, не дает конторе нормально зарабатывать. Оба с заданием не справились. Один упустил свой шанс на кольцевой. Правда в оправдание себе приписывал то, что хотя бы успел заснять пацана на камеру и передать эту запись брату, охранявшему второй объект. Но тот тоже умудрился прошляпить момент. Обе сделки сорвались, и контора вновь осталась в накладе. 

         Обоим парням было по тридцать лет, но вели они себя, порой, столь импульсивно, что и семнадцати не дашь. Великолепная физическая форма выдавала в обоих бывших спортсменов. В зависимости от стиля одежды и манеры поведения они могли сойти и за тинейджеров, и за респектабельных мажоров. Страсть к театральному искусству давала им огромную фору в работе. Оба мастерски перевоплощались при помощи бутафории, костюмов и грима, как в бомжей привокзальных, так и в милых бабушек, раздающих в добрые руки слепых котят в переходах метро. Причем пользовались они своими, Бог знает откуда появившимися, способностями практически всегда. Устраивать короткие, но емкие, наполненные действием и скрытым мотивом, сцены было их любимым развлечением. Чувство опасности и возможность разоблачения будили в них такие скрытые резервы, что в подобном состоянии они могли натворить что угодно. Буквально горы свернуть могли. Любимым и, технически, не самым сложным спектаклем до сегодняшнего дня у них был развод капитана Таркуна. Когда оба брата служилисрочную в армии их сильно невзлюбил этот самый капитан. То ли их дерзость ему не понравилась, то ли самоутвердиться за счет унижения солдат пытался, да только жизни он молодым веселым бойцам не давал. Причем, скотина, действовал исключительно по уставу. А любой отслуживший в армии в качестве простого солдата или матроса скажет вам, что уставом задолбать можно похлеще, чем умеренной дедовщиной. Одним словом классическим шакалом был этот Таркун. Вот братья и придумали план мести. Накопав грязного компромата на злополучного капитана, они разработали хитроумный план. В первом же увольнении, в разныхвоенторгах небольшого городка, купили все, что необходимо было для создания точной копии формы подполковника юстиции. Дождались очередного дежурства капитана Таркуна по роте и подстроили все так, чтобы в его дежурство один из них оказался дневальным. Поздно ночью, уже после отбоя Фунт встал на баночку дневалить, а Стерлинг отправился в туалет переодеваться и гримировать себя под проверяющего подполковника. Изначально нарядиться хотели  генералом, для пущего эффекта, но ввиду отсутствия подходящих атрибутов для грима и точного воссоздания формы решили не усердствовать. Дальше была картина маслом. Стерлинг переоделся в форму, и загримировался так, что мама родная не узнает. Выбрался через окно на улицу и прямехонько в казарму пошел. Два часа ночи, в роте все, включая капитана Таркуна, седьмой сон видели. Раздается протяжный дверной звонок, а для убедительности переодетый Стерлинг в дверь ногой колотить стал. Фунт по уставу открыл дверь и, завидев офицера, истошно завопил:

- Дежурный по роте, на выход!

         Выползает заспанный капитан и от неожиданности чуть дар речи не теряет. Кого угодно можно встретить в части ночью, но только не майора юстиции с проверкой. Кое-как, взяв себя в руки, капитан оправляется и докладывает по форме, мало ли что за шишка пожаловала, да еще и внезапно. Лжемайор тыкает Таркуну заранее подготовленное липовое удостоверение каких-то надзорных органов. СпросониТаркун так и не понял, кто перед ним, чем, собственно, мастерски и воспользовался Стерлинг. Оба уединились в кабинете Таркуна и минут двадцать оттуда не выходили. Никто так и не узнал о чем беседовал майор юстиции с ненавистным ему капитаном, но только Таркун, провожая ночного гостя, был белее снега. Фунт остаток ночи любовался тем, как пойманный на горячем, капитан Тракун уничтожал какие-то документы и вызванивал каких-то людей. Розыгрыш удался на славу. Озадаченный своим подвешенным состоянием,Таркун напрочь забыл о существовании в своей роте ненавистных ему братьев. А со временем и вовсе стал тише воды, ниже травы. Лишь бы со службы не выперли. А братья спокойно дослужили, отведенный им срок, и тихо демобилизовались.

         Фунт моргнул очередной раз и покорно опустил руку еще на сантиметр. Пламя уже вовсю жгло кожу, но ни один мускул не дернулся на лице парня. Лишь легкая испарина на лбу выдавала его мучения. Оба сверлили друг-другавзглядами и, казалось, развязка дуэли была близка. Но тут в кабинет стремительно ворвался шеф и уселся напротив них. Зажигалки быстро погасили. Повисла минутная пауза, которую нарушил грузный и, все еще пыхтящий от быстрой ходьбы, мужчина:

- Ну, вещайте.

         Фунт протянул начальнику мобильный телефон с, уже включенным видео файлом.  Начальник включил запись. На видео была развязка долгого проекта, который сулил конторе не меньше пятнадцати миллионов. Пожилой мужчина, весь в крови, пошатываясь, стоял посредине путей в метро. Медленно перевел взгляд на платформу, затем зафиксировавшись на контактном рельсе, стремительно направился к нему. Но тут из толпы ему на встречу бросился совсем еще молоденький парнишка в капюшоне. В самый последний момент он повалил старика на рельсы и заломил ему руки за спину. Подходящий поезд остановился метрах в пяти от них. На платформе тут же воцарилось что-то невообразимое. Люди начали орать и толкаться, стараясь занять более удобное место для просмотра шоу. Камеру затрясло так, что уже ничего нельзя было разобрать. Оператору лишь удалось зафиксировать момент вызволения пострадавших с путей. Затем подошел полицейский и, буквально, отпихнул снимающего. На этом видео оборвалось.



Евгений Ильичев

Отредактировано: 07.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: