Сэйфмэн

Размер шрифта: - +

Глава 7

Очнувшись, Светлана обнаружила себя в просторной одноместной палате больницы. На ней был больничный халат, а голова была туго перевязана бинтами. Мысли сильно путались, но сознание уже полностью восстановилось. Девушка попыталась приподняться, но острая боль в затылке разубедила ее совершать какие-либо телодвижения. Света огляделась. В палате кроме нее не было никого. За дверью палаты кипела больничная жизнь. Были слышны чьи-то разговоры, то и дело мимо проносились люди, громыхали тележки. По роду деятельности Свете часто приходилось бывать в больницах, и потому она живо представляла, что происходило за дверью. Больничная жизнь, в данный момент, ее мало волновала. Куда интереснее было попытаться восстановить в памяти события последних часов. Но, как девушка ни силилась, вспомнить толком ничего не удавалось. Последним воспоминанием, которое ей удалось выудить из головы, был разговор с профессором. Тот никак не хотел соглашаться реализовать ее план. Так, про план она тоже вспомнила, уже хорошо. Связав воедино скудные данные, девушка пришла к определенным выводам. Во первых, план не сработал, иначе она не лежала бы сейчас в палате. Во вторых, на лицо диагноз – ретроградная амнезия вследствие закрытой черепно-мозговой травмы. Забавно ставить самой себе подобные диагнозы, подумала Света. Почему именно закрытая? Потому, что лежит она в обычной палате с простой повязкой на голове, которая болит так, что в глазах понемногу начинало темнеть при каждой новой попытке пошевелиться. Света перевела взгляд на прикроватную тумбу. На ней лежал ее телефон и какая-то бумажка. С трудом девушке удалось дотянуться до нее. Это была записка. Почерк она узнала сразу же, записку оставил Вадим Юрьевич. Превозмогая тошноту, Свете удалось прочесть несколько наспех написанных строк.

   « Светлана, простите меня за мою оплошность! С вами все в порядке. У вас сотрясение мозга. Были проведены все необходимые исследования, угрозы жизни никакой нет, но сути дела это не меняет. Я  виноват в произошедшем и никогда себе не прощу этойошибки. Зря я согласился на ваш безумный план. Как ваш руководитель и просто, как более опытный и умудренный жизнью человек, я должен был предвидеть подобную развязку, но ваши слова звучали убедительнее моих доводов, но это естественно не снимает с меня ответственности. Вы, возможно, ничего не будете помнить, когда очнетесь. Наберитесь терпения. Вечером я заеду к вам и все расскажу. Поправляйтесь.»  

         Ясности записка не принесла и Света с досадой отшвырнула ее в сторону. Девушка взглянула на телефон, но звонить никому не стала. Кому надо сами позвонят. Родителей у нее не было, а остальным и вовсе незачем знать о ее маленьком приключении. Делать какие-либо выводы Света не стала, слишком мало информации. Единственное, что она могла сейчас сделать это постараться принять позу, в которой голова не лопнула бы от боли.

         Закрыв глаза, Света постаралась отключиться от всех раздражителей внешнего мира. Свет дневных ламп казался ей чересчур ярким. Фотофобия, всплыл в голове очередной медицинский термин, такое бывает, при черепномозговой травме. Звуки больницы тоже слишком сильно раздражали, не давая полностью расслабиться и провалиться в спасительный сон. Можно было нажать на кнопку вызова медперсонала и попросить какого-нибудь снотворного или болеутоляющее средство, но девушке не хотелось пропустить встречу с научным руководителем, который должен был в скором времени навестить ее и дать все необходимые разъяснения. Света попыталась максимально расслабиться, сосредоточившись на дыхании. Этой практике она обучалась в Китае на стажировке, еще будучи ординатором. Но не прошло и пяти минут, как слух уловил новый звук. Открылась дверь и в палату кто-то вошел. Света приоткрыла один глаз и увидела грузную медсестру, с уже заправленной капельницей.

- Очнулась уже? – Не делая скидку на состояние больной,  слишком громко спросила женщина. В ее голосе Света уловила нотку неприязни, но отвечать не стала. – Давай руку, краля! – все так же бесцеремонно проговорила медсестра и принялась ставить капельницу. Свете было неприятно такое обращение, типичная сестра-робот, вспомнила она курс этики и деотнотлогии. Таким важнее выполнить чисто механическую работу, а новый пациент для нее лишний труд на дежурстве. К тому же, девушка понимала, что с точки зрения медсестры – она самая настоящая психопатка, раз привезли ее, подобрав с путей. Следовательно,  рассчитывать наболее или менее сострадательное отношение от медперсонала не приходилось. "Да и Бог с ними. Не чета они мне",- подумала девушка и молча повиновалась, вытянув вперед руку. В конце концов, капельница принесет небольшое облегчение, а именно этого она и желала сейчас больше всего на свете.

- Что вы мне ставите? – тихим голосом спросила Света и тут же пожалела об этом. Говорить было еще больнее, чем открывать глаза.

-Что доктор назначил то и ставлю.- Грубо ответила медсестра и больно кольнула в вену.

         На другой ответ можно было и не рассчитывать, а объяснять налево и направо, что она сама медик Свете не хотелось. Поэтому девушка молча стерпела укол и, дождавшись когда выйдет медсестра, вновь попыталась успокоить пульсирующую боль в голове дыхательной гимнастикой. Не прошло и пяти минут, как в палату вновь кто-то вошел, затворив за собой дверь. Света решила, что это опять грубиянка-медсестра, должно быть, забыла что-то в палате. Девушка не стала открывать глаз. Вошедший стоял тихо у самой двери. Света слышала лишь тихое дыхание. Прошла минута, а гость так и не пошевелился. Засомневавшись в своих выводах, девушкавсе-таки решила открыть глаза. На пороге стоял молодой парень, лет двадцати. Поверх черного балахона был накинут мятый халат. Капюшон балахона скрывал лицо почти до середины глаз, но эту фигуру Света узнала бы из тысячи. Слишком уж долго она изучала видеозаписи с суицидниками московского метрополитена. Бесспорно, перед ней стоял тот, кого она пыталась разыскать столь опасным методом. 



Евгений Ильичев

Отредактировано: 07.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: