Секрет Зимы

Размер шрифта: - +

Глава 24. Неправильная жертва

Мари, как во сне, смотрела на стражников, шагнувших к убийце. Ужас сковал тело, но мысли мельтешили с бешеной скоростью. Она не сомневалась в выводе Короля. Никто, кроме главы клана Норда, не мог скрываться под маской. Папочка ненавистной Дайры заходил в Погодную канцелярию и своими глазами видел, что жертву не охраняют.

Но прежде чем рука стражника коснулась ткани, обтягивающей лицо преступника, двери на этаж снова распахнулись.

- Что тут… - внутрь влетел Грэм. Остановился, ошалело оглядывая живописную картину, и зверем посмотрел на Короля. - Инэй! – возмутился он, напрочь позабыв о почтительности. - Поверить не могу, что ты это сделал!

- А что оставалось, раз ты отказался помогать? - парировал Его Величество и резким движением поднял ладонь, призывая друга замолчать. – Снимите, наконец, маску!

По коридору пронеслись изумленные возгласы. Стихийникам предстал не Рейм Норда.

- Иган Эрсла? – ошалело пробормотал Грэм.

Инэй закрыл и открыл глаза, проверяя, не мерещится ли ему.

- Но почему?! – задохнулась Мари. Она оставалась на полу. Ноги не были готовы её держать. – Я бы никогда не смогла вас опознать!

Главный погодник криво ухмыльнулся, однако смолчал. Зато Король обрел способность говорить.

- Чем тебе помешала Хлада, мерзавец? – негромко, но властно спросил он.

Вкрадчивая жесткая интонация напугала Мари еще сильнее, и она поспешила отползти на несколько шагов от Его Величества.

- Я сглупил, - отозвался Иган Эрсла. Он не собирался тушеваться и молить о пощаде. Не боялся кары за содеянное. Или делал вид, чтобы не уронить лицо. – Я вошёл в хоровод, забыв снять фамильное кольцо. Хлада узнала меня по нему. Пришлось нанести удар, она заметила нож. По той же причине я добил её позже. Хотя, с какой стати, ты жалуешься, Инэй? Я освободил тебя от обузы.

- Хлада не была жертвой? – изумился Грэм, не дав побагровевшему Королю открыть рот.

- Нет, - рука в черной перчатке взметнулась и указала на Мари. – Умереть должна была она, - равнодушное лицо Эрслы изуродовало выражение жгучей ненависти. – Ей вообще нельзя было появляться на свет. Это всё, что вам следует знать.

- Ты её отец? – усмехнулся Король, сочтя сей факт забавным. – Следовало догадаться, учитывая родословную вашего семейства. Но твой батюшка выбирал благородных женщин. А не… - Инэй не договорил. Пренебрежительно взмахнул кистью, предоставляя присутствующим самим догадаться, какое именно слово он хотел произнести.

- Кого? – прорезал тишину звенящий голос Мари. – Кого?

- Ситэрра, помолчи, - сурово велел Грэм.

Но потрясение оказалось слишком велико, чтобы прислушиваться к здравому смыслу. Не лучше ли дать волю страху, отчаянью и отвращению? Юная дочь Зимы, как и Король, увидела единственное объяснение желанию погодника лишить её жизни.

- Продолжайте, Ваше Величество! – крикнула Мари, через силу поднимаясь с пола. – Подберите оскорбление для шу! Она же не стихийница. И даже не человек.

- Угомони подопечную, Грэм, - приказал Инэй, не глядя на сжимающую кулаки Мари. Она оставалась пустым местом. Неодушевленным предметом, которым можно рисковать без зазрения совести. – Иначе не посмотрю, что несовершеннолетняя и запру в темнице.

- Где ей самое место, - объявил Иган Эрсла.

- Ах ты! – Мари ловко сложила узор заморозки.

Но Грэм оказался проворнее, крепко сжал ее запястья.

- Идём, Ситэрра, тебе здесь больше нечего делать, - объявил он, таща ученицу к выходу. Мимо плененного погодника, проводившего её долгим взглядом.

Оказавшись на лестнице, Мари предприняла попытку вывернуться из крепкой хватки Грэма.

- Оставьте меня! Уберите руки!

- Уберу. Но пообещай, что не наделаешь глупостей. Надо совсем голову потерять, чтобы говорить с Королем в подобном тоне.

В голове созрели новые гадости в адрес Его высокомерного Величества. Но освобождение показалось желаннее. Мари послушно кивнула и получила, наконец, свободу.

- Вы тоже думаете, что Эрсла мой… - духа закончить предложения не хватило, и она отвернулась, чтобы учитель не увидел, как краснеют глаза.

- Это выглядит правдоподобно. Ты ходишь сквозь Зеркала.

-Да, хожу, – Мари стойко боролась с подступающими слезами. – Почему вы не выдали меня?

- Я сам задавался этим вопросом, - учитель присел на ступеньку. – Долго искал ответ, отчего ты кажешься мне особенной. Но не придумал объяснения. В тебе есть нечто, заставляющее меня… Эх, незадача! Инэй прав, ещё чуть-чуть, и я превращусь в наседку!

- Не стоит, - стихийница обиженно шмыгнула носом.

Конечно, Грэму неприятно возиться с ней. Одно дело Ян, другое - безродная шу.

- Пойдем, я провожу тебя до дома, - Грэм хотел взять ученицу под руку, но она увернулась.

- Убийца пойман. Идите к Королю. Он не откажется от вашей компании.

Мари ринулась вниз по лестнице. Но прыти хватило на половину пути. Внутри что-то оборвалось, стихийница остановилась и, вцепившись в перила, медленно съехала на пол. Бороться с эмоциями не осталось сил. Висок коснулся холодной перекладины, щеки обожгли слёзы. Горечь и боль нашли выход.

Мари плакала и плакала. Ни разу в жизни она не чувствовала себя такой одинокой и беспомощной. Никогда столь остро не ощущала отсутствие семьи. Закрыть бы глаза и прижаться к кому-то родному. К тому, кто поймет и пожалеет. Но рядом не было никого, впереди ждало безрадостное, унылое будущее. Мрак, лёд и ненависть, от которых ни спрятаться, ни убежать.

 

****

Проснулась Мари поздно. Увидела за окном солнце, ползущее к закату, и сильно удивилась, что ни Юта Дейли, ни остальные «сироты» не удосужились её разбудить и привлечь к домашним делам. Занятий-то сегодня ждать не стоило. Грэму точно не до учеников.



Анна Бахтиярова

Отредактировано: 28.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться