Секретарь А-класса

Глава 6

Я живу в одной из современных многоэтажек, что были реконструированы из старых советских девятиэтажных блоков при перестройке три года назад. Можно было или получить денежную компенсацию и отказаться от квартиры, или доплатить круглую сумму и заселиться в обновленную. Бабушкины сбережения, деньги родителей, кредит, который был погашен всего неделю назад – и теперь в моей собственности трехкомнатная квартира, почти что в самом центре мегаполиса.

На подземном этаже стоянка для машин с охранником, на первом – уютный холл с консьержем, маленький балкон превратился в террасу, на которой – будь у меня деньги и время на обустройство квартиры – могли бы поместиться кофейный столик и пара плетенных кресел. Внутренний двор облагорожен детской площадкой в зеленом окружении молодых кленов, ясеней и акаций, в тени старых высоченных дубов появились беседки.

Мои соседи в большинстве своем – добропорядочные супружеские пары из тех, что ездят в церковь каждое воскресенье, уверенные в том, что таким образом очищают себя от всех совершенных грехов, но около трети квартир все еще не заселены по той причине, что цена на них растет с каждым днем.

На четвертом этаже, кроме меня, никто не живет, так что я избавлена от показных любезностей. Закрываю за собой дверь и, сбросив балетки, спешу включить кондиционер. Пока он работает, спасаюсь под потоками холодного душа.

Телефон звонит, когда я снимаю с плиты рулеты с брынзой и зеленью. Вижу на экране фотографию рыжей зеленоглазки с милой родинкой над губой. Наскоро вытерев руки кухонным полотенцем, отвечаю на звонок еще школьной подруги, с которой мы по детской привычке созваниваемся каждый день и болтаем ни о чем.

- Привет. Встретимся сегодня?

На круглых настенных часах без двадцати шесть. У Веры расстроенный голос, немного ожесточенный, как если бы в душе ее кололась обида или, что вероятнее, уязвленная гордость.

- Чертовски тяжелый день, - говорю я, прислоняясь бедрами к столешнице. – Может, приедешь?

- Что-нибудь купить?

- У меня мусорные пакеты закончились, - ухмыляюсь я.

Хмыкнув, Вера отключается. Отложив телефон, достаю из холодильника овощи и добавляю к ужину греческий салат. Мне остается порезать на кубики хлеб из тостера, когда звонит домофон. Ответив консьержу, что действительно жду гостью, остаюсь у открытой двери. Через полминуты Вера появляется из лифта.

- Новая юбка? – спрашиваю, пропуская ее в квартиру.

- Ага, - отвечает она, расстегивая ремешки босоножек. – А у тебя все та же майка. Не стыдно в двадцать четыре со Скуби-Ду на груди ходить?

- Иди давай! – Я закатываю глаза и подталкиваю ее в спину.

Она помогает мне порезать хлеб. Бросает заказанные мусорные пакеты в кухонный ящик и убирает в морозилку два ведерка с фисташковым и лимонно-шоколадным мороженным.

- Все так серьезно? – спрашиваю я, заметив это пополнение.

Вера махает рукой, мол потом. Я не спорю, но тревожусь: она постоянно поджимает губы и непривычно молчалива. Пока накрываю на стол, ее тонкие пальцы тарабанят по стакану с водой.

- Как с «Зенитом»? – вспоминает она о компании, в которой у меня сегодня было собеседование.

- Отказали.

- Дерьмово, - сочувственно вздыхает подруга. – Давай я попрошу отца, пристроить в корпорацию и тебя. Документации полно. Будем работать вместе!

Я качаю головой.

- Нет. Ты же знаешь.

- Брось, Скуби, - кривится она. – Хватит загоняться этим «некрасиво» и «неловко». Тебе нужны деньги, нужна работа, и честное слово, отцу будет приятно помочь тебе. Ты уже всем показала, какая самостоятельная и независимая, но позволь тебе напомнить, что умные люди умеют принимать помощь!

- Давай, умный человек, ешь. – Я пододвигаю ей тарелку. – Я вроде как устроилась, но сама еще не могу осознать. Все произошло так спонтанно. Просто завертелось со скоростью света.

- Ну-ка, ну-ка! – оживляется она и выгибает аккуратную бровь, крутит между пальцев вилку. – Чего тянешь? Рассказывай!

Улыбаюсь и взглядом указываю на тарелку, намекая, что пока она не начнет есть, рассказывать не стану. Скорчив скорбную гримасу, она нехотя приступает к ужину.

- Я помогла человеку на улице, - говорю я и облизываю губы после глотка воды. - Кстати, так и не поняла, что с ним случилось, но он задыхался. Так что я вызвала скорую и даже вспомнила о кофе и дыхательной гимнастике.

- Ой, я узнаю курсы первой помощи твоего папы...

- Так вот, этому мужчине позвонил сын прямо перед приездом медиков. Я ответила, а потом пришлось ждать его в больнице, чтобы телефон отдать. И тут, представь, он заявился с телохранителем, а бедный главврач, поспевающий следом, стелился перед ним, словно красная дорожка.

- Богатый красавчик? – улыбается Вера и многозначительно подмигивает. – Неужели понравился?

Я отрицательно качаю головой.

- С ума сошла? Красивый мужчина как Феррари. Огненный, небезопасный и руками не трогать.

- Чувствую в твоих словах сомнение, - ухмыляется она. – Ладно-ладно. Как зовут?

- Валерий Сталь.

- Что-то знакомое. – Вера открывает браузер на смартфоне. – Так он в благодарность, предложил тебе работу?

- Вернее будет сказать, что он мне сразу же ее и организовал, - вздыхаю я, вспоминая перечень дел на полчаса.

- Офигеть! – вдруг выкрикивает Вера. - Вот этот Валерий Сталь?

Вера тычет мне смартфоном в лицо и я, смеясь, отбиваюсь. Но мужчина на фотографии, и вправду, мне знаком. Сердце, не слушаясь, начинает стучать быстрее. Глупое сердце.

- Ого... – Я забираю телефон и сглатываю. - Не думала, что он есть в Википедии.

- Шутишь что ли? Какого миллиардера там нет?

- Все-таки миллиардер… - тихо говорю я, приближая портрет.

Он определенно самый фотогеничный человек, из всех, кого я знаю. Идеально белоснежная рубашка оттеняет загорелую кожу и слишком темные в студийном освещении волосы. Его глаза смотрят куда холоднее, чем я сегодня ощущала на себе.



Натали Адамант, Тали Маилкорн

Отредактировано: 05.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться