Секретарь А-класса

Глава 9

Напольные плиты отдают глухим стуком при каждом моем шаге. Комнаты со светлой мраморной отделкой кажутся неоправданно огромными. Эхо перемежается с мелодичным шумом воды настенного фонтана, разместившегося в центре между двумя полукруглыми лестницами, кованные перила которых превращены в летопись греческих мифов. Я скольжу пальцами по холодной фигуре, поднявшегося на дыбы кентавра, и не перестаю удивляться степени человеческой расточительности. Вру – здесь очень красиво. Не могу сказать, что уютно, но это ведь и не мой дом, а уют – ощущение внутреннее.

Поднимаюсь на второй этаж и в растерянности замираю перед не менее просторной гостиной с длинными черными диванами, выставленными полукругом. Одна из стен стеклянная и комната полностью залита солнечным светом. Восхитительное место! У меня сердце замирает от теплоты и восторга. Я подхожу к стеклянной стене. За оградой забора на километры простирается хвойный лес.

Я чувствую умиротворение, но все же оглядываюсь. Что дальше? Куда дальше? Безмолвие дома нарушает лишь шелест воды фонтана с первого этажа, отчего я не могу отделаться от мысли, что кроме меня, здесь больше и нет никого. Лес прекрасный. Хотелось бы мне потеряться в этом мгновении.

Внимание привлекает стук столь тихий, что кажется миражем, но я все равно прохожу сквозь дверную арку в направлении звука. В этой комнате по углам стоят статуи девушек с кувшинами и кадки с папоротниками и пальмами. Я растерянно оглядываюсь и замечаю вдалеке приоткрытую дверь.

Смотрю на оставшуюся за спиной гостиную и на манящую дверь. Поколебавшись секунду, все же иду к последней. За ней обосновалась еще одна комната, которую я бы тоже причислила к гостиным или залам из-за наличия мягкой мебели.

Я выдыхаю скопившееся в груди напряжение. Все же, окажись это бассейн, хотя какой бассейн на втором этаже, было бы неловко застать здесь хозяина дома. Прохожу дальше, касаясь кончиками пальцев восхитительно мягкой бархатной обивки дивана, обхожу кофейный столик с вазой полной белых лилий и останавливаюсь у открытой двери.

Солнечный свет борется с тяжелыми портьерами на окнах, освещая лишь небольшой островок со столом и оставляя полумрак в остальной части спальни. Валерий стоит у стола и, прежде чем он надевает рубашку, я вижу обнаженную спину с притягательным рельефом мышц, контур которых становится четче из-за утренних лучей. Мне бы отвернуться и выйти, да только взгляд мужчины в стеклянном отражении встречается с моим.

- Лидия, - говорит он негромко и начинает застегивать пуговицы, ни капли не смущенный, в отличие от меня.

Я поворачиваюсь боком и прислоняюсь спиной к дверному проему, чтобы не смотреть на него. Сердце загнанно стучит, разливая жар по всему телу, и мне приходится облизать губы, чтобы набраться сил сказать хоть что-то. Клянусь, я не ожидала такого!

- Мой рабочий день начинается с вашего дома? - говорю наконец.

- Ваш день начинается рядом со мной.

- Простите?

Мужчина уже заправил рубашку в брюки. Он поворачивается, и стоит мне почувствовать на себе его взгляд, желание посмотреть в ответ становится нестерпимым, но я только кошусь на силуэт, пряча свои наверняка блестящие глаза.

- Я хочу иметь возможность обсудить с вами день до того, как он начнется, Лидия. Вы – моя помощница. Не забыли? Какие-то проблемы? – спрашивает Валерий и отходит от окна.

- Не лучше ли обсуждать рабочие вопросы почтой или по телефону? – предлагаю учтиво.

- У меня нет желания проводить утро за телефоном, Лидия, - голос его звучит приглушено, как из другой комнаты. - А у вас?

У меня нет желания начинать утро в пять – я сова, и разумеется, мне не по себе в чужом доме и … чужой комнате. Может, стоит уйти? Да, пожалуй, разумнее вернуться в гостиную.

- Молчите? Значит, вопрос улажен.

Я вздрагиваю и оборачиваюсь, обнаружив мужчину в шаге от себя. Он протягивает мне ладонь, на которой лежат запонки с большими черными камнями.

- Поможете?

Странное чувство вновь накрывает с головой, обезоруживая. Ничего не отвечая, я забираю запонки. Они холодные и кажутся мне еще холоднее от того, что сама я как на костре.

Пока справляюсь с манжетами рубашки, мужчина молчит, но ощущение его взгляда не отпускает. Просто чудо, что мои руки не дрожат в условиях повышенного напряжения, но то, как близко он стоит, рождает во мне чудовищный вулкан самых разнообразных переживаний.

Нет, на второй день, ничуть не легче. Но ведь это только второй день. Я привыкну, шторм утихнет, просто работа.

- Что скажете о проекте? – чуть хрипло говорит Валерий и, подняв голову, я замечаю, что зрачки его расширились.

На одну долгую секунду я замираю, глядя в его глаза, но все же справляюсь с мыслями и горжусь, что это была всего лишь секунда.

- Он принесет быструю прибыль стартом, а через полгода уйдет в минус и станет невыгодным.

- Вот как, - криво улыбается он, и я даже знаю причину, но виду пока не подаю. - Почему?

Я отдаю ему из сумки папку, открыв страницу с кратким заключением, а сама принимаюсь за вторую запонку. Зная, что он не смотрит на меня, справляюсь с ней значительно быстрее. Я впервые застегивала мужчине запонки.

- Сколько времени вам потребовалось? – спрашивает Валерий, пролистывая освободившейся рукой листы отчета.

- Часов пять.

- Пять часов. – Он разглядывает графики. – Хорошая работа. Хоть и в корне неверная.

Я смотрю ему в глаза.

- Знаю.

- Знаете? – медленно повторяет Валерий.

- Ну это ведь проект «LtСorst», и он приносит прибыль уже шесть лет, - говорю, пожимая плечами и отступаю на несколько шагов, выходя из его личного пространства. - Первый крупный инвестиционный проект «STAL», на котором компания и поднялась, сразу после того, как вы купили ее акции. Это был ваш первый инвестиционный проект, не так ли?

Валерий захлопывает папку и усмехается.

- В документах не было названий, фамилий или дат.



Натали Адамант, Тали Маилкорн

Отредактировано: 05.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться