Секретарь А-класса

Глава 10

Мужчина подстраивается под мой шаг, а я стараюсь не тормозить его, но даже на лестнице он держится рядом, едва не касаясь меня плечом, что весьма странно, ведь, как он не преминул отметить, шаг у него шире. Я все больше проникаюсь к нему симпатией, ведь ожидала, что придется глупо семенить, поспевая. Мы поворачиваем в правый арочный проход в такой же огромный зал, как и пустующий.

- Вы один живете в доме? – спрашиваю, не выдержав.

Еще проход и снова нас встречает абстрактная светлая комната, заполненная вечнозелеными растениями, картинами современного искусства и несколькими креслами. Неужели эти комнаты здесь просто для количества? Я поворачиваюсь на ходу, осматривая их, и не тушуюсь, заметив приподнятые в снисходительной улыбке уголки губ.

- Тетя Мари и дядя Федор живут здесь, когда возвращаются в страну. Сейчас они в саду.

- В саду?

Валерий останавливается и поворачивается к окну. Я тоже смотрю на цветущий оазис, который отсюда кажется целым парком.

- Оценили размеры, Лидия? Сада не было в планировке участка. Все от первого и до последнего ростка – дело моих «зеленых» родственников. Еще есть виноградники, розарий и теплица, в которые они тоже никого не пускают.

Я с улыбкой вспоминаю о палисаднике в родительском доме. Бабушка любила проводить в нем время, когда приезжала. Ей нравилось из саженцев и семян взращивать и холить прекрасные создания природы, а у нас с мамой засыхали даже непривередливые хлорофиллы.

- Я поражена, - признаюсь негромко. – Нужно отдавать всего себя любимому делу, чтобы добиться таких результатов. Хорошо, что вы можете обеспечить им возможность заниматься тем, что нравится.

- Обеспечить? – он бросает на меня насмешливый взгляд. - Думаете, я их содержу, Лидия?

- А разве нет?

- Нет. Они ученые, Лидия. Ботаники. Занимаются выведением новых видов и получают за это немалые деньги. Отправляются в экспедиции, дают лекции в университетах, выступают на конференциях. Они сами себя обеспечивают. Здесь плодородный грунт, и они буквально извели меня, пока я не разрешил разбить эти плантации. Что касается меня: садоводство – пустая трата времени и наискучнейшее занятие. Я поклонник ровных зеленых газонов. Проводить годы, копаясь в земле, это дикость.

Мне кажется, он ждет реакции на свои слова, и я думаю, как мягче выразить свое несогласие.

- Страсть, которую не разделяешь, всегда кажется дикой.

- Только не говорите, что вы тоже любитель лопаток и секаторов! - он закатывает глаза.

Похоже, это тот случай, когда за засохшие хлорофиллы меня готовы похвалить.

- Я люблю все, чем занимаюсь.

- Как это?

- Не знаю, - я смущенно смеюсь. - Просто.

- Ничего с вами не просто, - его голос меняется.

Я снова чувствую удар в груди, оставляющий по себе нервную вибрацию.

- Простите?

Валерий качает головой и отходит от окна.

В следующей комнате вокруг длинного обеденного стола, с вензелями узоров на лакированной поверхности, разместилось десятка два стульев с высокими спинками. Боже, здесь, должно быть, проходят ужины из двенадцати блюд со всем набором столовых приборов! Не хотелось бы мне оказаться на одном из таких … Я знаю этикет, но предпочту вечер с коробкой пиццы на диване церемонному пиршеству.

- Вы проверяли рабочую почту? – вдруг спрашивает Валерий.

- У меня есть рабочая почта? – удивляюсь я искренне.

- Да, Лидия. На рабочем телефоне есть рабочая почта, - произносит он с расстановкой, и я краснею. - Садитесь.

Кухня меня удивляет тем, что для начала на ней никого нет. В смятении забираюсь на высокий барный стул возле мраморного кухонного островка. Я отвлекаюсь на то, чтобы достать смартфон и заглянуть в почту, где оторопело пролистываю письма от неизвестных людей. Самое большое из них от Ярославы Кравцовой, это благотворительный проект реконструкции детского дома с десятком прикрепленных документов. В письме от Валерия вложенный файл, который добавляет записи в мой календарь. Остальное я пролистываю вскользь, поражаясь выхваченным фразам.

- Я немного не понимаю… - стараюсь вежливо сформулировать мысль. - Это что вообще такое? И почему этого всего так дико много?

- Есть овощной салат, омлет, блины с клубникой, сырники, творожная запеканка, мюсли, овсянка, сэндвичи с лососем. Что вам нравится, Лидия?

Я поднимаю голову и вижу, что мужчина стоит у открытого холодильника.

- Ничего я не буду, - отвечаю отрывисто. - Почему мне прислали обзор … японской культуры?

Валерий хмурится и смотрит на меня недовольно с ожиданием.

- Что?

- Завтрак, Лидия, - он кивает на холодильник.

- Я не буду с вами завтракать, - отвечаю спокойно, когда сама сбита с толку такой настойчивостью.

- Это неуместно?

Валерий прислоняется плечом к дверце и смотрит на меня оценивающе. Я его не понимаю.

- Я не голодна.

- Нет, вы считаете это неуместным, - настаивает он и, мне кажется, злится.

- Хорошо. Я считаю завтрак неуместным, - сдаюсь, напряженно улыбаясь.

- Кто из нас решает, что уместно, а что нет?

Ну ничего себе! Мне кажется, или сейчас берет развитие патриархальный акт? Я смотрю на мужчину пару мгновений прежде, чем ответить:

- Оба.

- Нет, Лидия. Я подскажу: не оба и не вы. Начался рабочий день, а значит, я говорю – вы делаете. Выбирайте завтрак.

Я опускаю взгляд в телефон. Не хочу на него смотреть.

- Зачем мне прислали обзор японской культуры? У компании нет японских партнеров. По крайней мере, официальных.

Несколько мгновений стоит тишина. Я использую время, чтобы проверить другие письма. Ох еще и французский! Провожу текст через переводчик. Тендер. Так, мне это не нравится!

- Что вы думаете, вы сейчас делаете, Лидия? – вкрадчиво спрашивает Валерий.

- Начался рабочий день. Я работаю.

- Ваша работа – делать то, что говорю я.



Натали Адамант, Тали Маилкорн

Отредактировано: 05.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться