Секретарь А-класса

Глава 11

Мне кажется, что я всю жизнь читала письма. На одно прочитанное – приходят три новых. Это похоже на спам, но нет, у меня спрашивают буквально «что делать?». Разве это в моей компетенции? Ощущение, будто читаю почту Валерия, но имя мое.

Мужчина подцепляет последний кусочек со своей тарелки и отправляет в рот. Я смущаюсь своей некстати проснувшейся наблюдательности.

- Чай или кофе? – вздохнув, предлагает он.

- Нет, спасибо, - произношу все тише под его пристальным взглядом.

- Даже не спрашивайте, почему вы теперь «Упрямица». Упрямица и все. Ладно. Я уступил вам – уступите мне. Идемте. – Он небрежным жестом касается губ тканью салфетки и поднимается, выбрасывая белоснежную ткань на грязную тарелку.

Я прячу телефон, а когда собираюсь встать с табурета, вижу его предложенную руку. Почему он так упредителен со мной? Я постоянно краснею. Так не должно быть. Это не модель рабочих отношений.

- Лидия.

Продолжая идти рядом с Валерием, поворачиваю к нему голову.

- Лидия, вам нужно переодеться, и я не принимаю возражения.

А с завтраком он, значит, возражения принимал?

- Хорошо.

- Ваш внешний вид – статус компании.

Я так не думаю. И, может, именно поэтому для меня «униформа» не проблема. Я чувствую себя комфортно в любой одежде, она для меня не играет значения.

- Мне нравится, как вы выглядите, Лидия, но люди любят обсуждать. Зачем давать им повод?

- Зачем меня обсуждать?

До этого момента я не задумывалась над тем, что известность «Сталь» коснется меня.

- Я часто задаюсь этим вопросом, - он пожимает плечами, - но я вам уже показывал. И это был только «Инстаграм». Едва вы окажетесь рядом, нам припишут роман и разнесут миллион сплетен. В том числе и грязных. Вы готовы к этой части работы?

Я чувствую тошноту, но заставляю себя просто пожать плечами.

- Я живу своей совестью.

- Что вы имеете в виду?

- Общественное мнение волнует меня, когда совпадает с моим. Если я знаю, что поступаю правильно, что скажут или подумают люди отходит на задний план. Но если я знаю, что поступила плохо, и меня вдобавок осуждают, это уже драматично.

- А как вы понимаете, что правильно, а что нет?

- В смысле?

- Как вы можете знать, что правильно?

- Субъективно, - улыбаюсь холодно, потому что не могу уйти от ощущения, что надо мной тонко издеваются.

- Субъективно… - повторяет Валерий. – Живете ощущениями? Хорошо – то, что приносит удовольствие, плохо – то, что удручает?

- Примерно так.

- Что вам приносит удовольствие?

Я останавливаюсь.

- Зачем вы спрашиваете?

- Вы не спрашиваете ничего у меня. Я вам не интересен? – он смотрит пристально, и я совсем не понимаю, какого ответа он ждет.

- Вы себя странно ведете.

Валерий улыбается.

- Я просто понемногу знакомлю вас с собой. Не убегаете – значит, у меня получается.

Мы возвращаемся в комнату на втором этаже. В тишине, потому что я пролистываю письма в своей почте, и от того в тишине мрачной. Мне потребуется день всего лишь для того, чтобы вникнуть в их суть, не говоря о принятии решений и ответах.

Я отвлекаюсь, лишь когда слышу до мурашек вкрадчивое:

- Лидия.

Я поднимаю на мужчину взгляд, но тут же отвожу его в сторону, отмечая изменившуюся обстановку.

Мы находимся в большой гардеробной. Мягкий свет, ворсистый ковер под ногам, зеркала, серебристые стойки вешалок и ряды деревянных полок. Стены комнаты полностью заняты шкафами с женской одеждой. У меня учащается сердцебиение. Зачем столько…

- Лидия? – уже настороженно зовет Валерий. – Все в порядке?

- Да, - я смотрю на него. – Могу надеть, что угодно, или у вас есть пожелания?

- Это и есть мои пожелания. Точно все в порядке? После представления с завтраком, вы удивительно спокойны.

 - Это не было представлением. Я не стану с вами завтракать, обедать или ужинать. Это личное, а у нас с вами рабочие отношения. Одежда же – это просто одежда.

Он выгибает бровь и прячет руки в карманы брюк. Я смотрю на чехлы с дизайнерскими эмблемами. Здесь целый гардероб от нижнего белья до белоснежного полушубка. Обувь, сумки, головные уборы, даже аксессуары…

- Значит, одежда – это просто одежда, - Валерий разглядывает меня. - Без одежды вы тоже можете работать?

Я чувствую, как пересыхает во рту.

- Зачем вы так говорите?

- Как так, Лидия?

Я не знаю, что и сказать, но чувствую себя, словно готова поскандалить.

- Кстати, вы еще ни разу не назвали меня по имени, Лидия, - мужчина явно хочет довести до этой острой грани.

- Вы сказали, или по имени, или никак.

- И вы выбрали «никак»? – он усмехается. – Впечатляет. Почему? Что не так с моим именем?

- Оно есть в «Википедии», - срывается раньше, чем я успеваю остановить себя.

Все надежды, что он пропустит фразу мимо, умирают, когда я вижу, как Валерий подбирается и заинтересованно ухмыляется.

- Ну-ка. Вы из-за этого такая отстраненная и напряженная? Из-за того, что я известен? Это вы так стесняетесь? Лидия, я – обычный человек.

- Вы обычный незнакомый человек.

- Так узнайте меня. Давайте! Спросите что-нибудь. Ну!

Я не понимаю, на что он злится, но вопросы у меня есть и не один.

- Когда заканчивается рабочий день?

- В шесть, Лидия, - вздыхает он и потирает бровь. – Отличный вопрос. Ну как, узнали меня?

Я молча показываю на приоткрытый ящик с кружевом нижнего белья.

Валерий смотрит в указанном направлении, и я успеваю заметить, как приподнимается уголок его губ. В тот же момент он коротко откашливается и поворачивается. Какое-то мгновение молчит, глядя в глаза.

- Мне тоже нравится, - я цепенею. - Но можете оставить свое. Поторопитесь, Лидия.

Он проходит мимо и выходит из гардеробной. Я гулко сглатываю. Мне жарко, я прикладываю ладонь ко лбу – все сорок градусов, не меньше.



Натали Адамант, Тали Маилкорн

Отредактировано: 05.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться