Секретарь дьявола

22.

Мужчина выключил плиту, резко ко мне повернулся, и в одно мгновение я, тихо ахнув, оказалась сначала в его руках, а потом и вовсе лежачей на столе. Дьявол навис сверху, сверкая глубокими темно-красными глазами. Теперь я знаю, что это ни хрена не алкоголь. Мужчина тяжело и часто дышал, прожигая меня взглядом. Я замерла, закусив губу, мои глаза расширились, а сердце забилось быстро-быстро.

– Я хочу разложить тебя на этом столе и продегустировать… – рвано выдохнул он. Мышцы бугрились на смуглых руках, сам он словно увеличился в размере. Я заметила удлинившиеся клыки, и это не накладные… – Но ты же понимаешь, что мы не можем?

– Понимаю, – пискнула я, отчаянно желая, прикоснуться к этому могущественному телу.

Мужчина поджал губы, выдохнул и спокойно вернулся к плите. Я села, растирая руками лицо, которое закрыли волосы. Что это такое было?!

– Что за привычка: сначала раздразнить, а потом сообщить, что нельзя? – я честно, расстроилась, хоть и сама недавно приняла такое же решение.

– Я хотел, чтобы ты знала, и мы оба понимали. Когда владеешь ситуацией и знаешь прикуп – владеешь миром. Теперь, когда мы оба знаем, что между нами происходит, будет проще себя контролировать, не переступая черту. Я многое тебе открыл в этот вечер…

– Я унесу эти тайны в могилу, – заверила я. – Не будет никаких проблем, я обещаю. Давай уже посмотрим фильм?

Мужчина кивнул и разложил еду по тарелкам. Моё настроение подпортилось. Но я бодрилась. Мы устроились в гостиной перед телевизором, где я по достоинству оценила жареные овощи с кусочками индейки и вкусный, ароматный кофе – то, чего мне так не хватало…

 

Повелитель

 

Девушка заснула после третьего глотка, так и не доев. Прости меня, Рыжик, за снотворное в твоём кофе, но ты слишком опасна. Я теряю рассудок, теряю контроль, забываю об осторожности и безопасности...

Всего один вечер перевернул мою жизнь и мог создать много проблем, не остановись я вовремя. Адам никогда не простит меня за связь с человеком. Холодная война могла перерасти во вполне себе настоящую. Ему только дай повод. Я же по краю хожу.

Надо же было так вляпаться. Бедный Рыжик. Нам надо продержаться совсем немного, а потом… она ничего и никогда не вспомнит, а я забуду. Надеюсь…

Подхватил девушку на руки и отнес в спальню. Бережно снял штаны, затаив дыхание, и быстро накрыл хрупкое тело одеялом. Опасно, слишком опасно.

Прилёг рядом, подперев голову рукой, а другой провел по белому кукольному лицу.

– Что же ты творишь, Рыжик? – ласково прошептал и коснулся губами прохладного лба. Девушка сладко спала.

Алкоголь давно выветрился, а вот ощущения и желание только усилились. Я понял, что хочу её. Так сильно, что челюсти сводит. Хочу каждый день, по несколько раз. Хочу видеть в этом доме, на этой кухне, в этой проклятой футболке. Алёна создана, чтобы носить мои вещи, шлёпать босыми ногами по моему дому, пить из моей чашки…

Я сто лет ни для кого не готовил – даже для себя – забыл, когда в последний раз было. Как же дерьмово я влип. Хорошо, Алёна ещё не успела распознать чувства так же чётко, как я. У неё ещё есть шанс излечиться, мне просто необходимо держаться подальше.

Усмехнулся собственным мыслям. Держаться подальше от собственного секретаря – это будет проблематично.

Погладил девушку по волосам, провёл по лицу, втянул воздух рядом с её лицом, поцеловал в макушку, ощущая себя маньяком.

– Девочка моя, – прошептал, снова целуя, чувствуя, как закипает кровь. Лучше бы я сгорел синим пламенем, чем вот так глупо влюбился…

Пересел в кресло и набрал номер Лариана. Приятель ответил не сразу.

– Спятил? – прошептал он сонным голосом.

– Надеюсь, я не помешал? – усмехнулся, вспоминая, что он уехал не один.

– Не помешал, – проворчал василиск. – Я вспомнил о благородстве и отвёз девушку домой.

– Ого! – воскликнул я и тут же прикусил язык, боясь разбудить Алёну. Хотя её сейчас даже апокалипсис не поднимет.

– А ты вспомнил о благородстве? – язвительно поинтересовался он.

– Ага, – огорчённо протянул я, глядя на Рыжика. Сердце грызли паразиты: тоска, печаль, боль… Влюбиться, чтобы сразу потерять. Эта короткая история любви дьявола к смертной девушке достойна быть увековеченной в истории.

– Мне жаль… – тихо произнёс Лариан. – Правда… я понимаю.

– Проехали, – отмахнулся я, сжимая губы, уже чувствуя, как это будет тяжело. Я не успел вовремя остановиться и допустил роковую ошибку.

– Скажи, тебе не нужен отличный секретарь на пару дней в неделю? Я буду передавать тебе деньги через Варина, чтобы ты платил Рыжику. Ей нужны деньги, а я, проклятье, не могу просто взять и дать их ей! – зарычал, сжимая телефон. Хрустнула панель, останавливая поток гнева.

– Своему секретарю я сам в состоянии заплатить, – насмешливо произнёс Лариан. – Не пожалеешь?

– Это всего на два дня в неделю… – тихо выдохнул я. Пожалею, конечно. Уже жалею и вообще не хочу никому Рыжика отдавать. – Так будет лучше для нас обоих.

– Как знаешь, – хмыкнул василиск. Я насторожился.

– На что ты намекаешь?

– Ну, если бы меня так накрыло, я бы поискал другие пути. Отказаться от всего – это самый кратчайший и простой путь; не для Повелителя.

Вот чем плохи василиски: они видят не только ауры, они видят чувства. Если уж от Варина мне плохо удается что-либо скрыть, то от Лариана вообще невозможно. А ещё василиски любят поучать.

– Что ты об этом знаешь? – рыкнул в ответ. – Речь не только обо мне, речь о целом мире, о моих отношениях с Адамом.

– Долго ты ещё будешь цепляться за то, чего давно нет? – спокойно произнес Лариан.

– Это не твоё дело, – сухо ответил я.

– Ты прав. Я пришлю своего водителя за Рыжиком в среду, – ответил он и отключился. Как ещё не послал меня?

– Прости меня, Рыжик… – прошептал, съехав на пол и уронив голову на кровать. – Прости…



Кристина Корр

Отредактировано: 09.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться