Секретарь Дьявола (версия 2011 г.)

Размер шрифта: - +

7. За добро отплачивают...

 Проснулась я в просторной, красивой комнате, а главное - незнакомой. Голова болела, а во рту - пустыня Сахара, хотя, точно помню, что кроме трех слабоалкогольных коктейлей не пила ничего: два с подругами и еще одним угостил Яков. Похмелья у меня не должно быть. Ощущения такие словно вчера снотворного выпила - у моего организма на это лекарство странная реакция. Вчерашний вечер я помнила плохо, точнее не помнила, что случилось после того как Самаэль пригласил меня на танец. Страшно представить, что было после. Ощупала себя - спала в белье (а одежда где?), рожки на своем законном месте, а вот хвост почему-то болит. Вытащила сие чудо из-под себя и открыла рот от изумления. Где-то на середине хвост был завязан узлом. Развязать его не удалось. Больно.
   Я села, замотавшись в одеяло. Кроме меня в комнате никого не было. Осмотрелась. Минимум мебели, но довольно современно. Все оформлено в нежных бежевых тонах. Кровать, с моей драгоценной персоной на ней, находилась справа от входа в комнату, напротив - моя мечта - огромный плазменный телевизор, слева от кровати шкаф, справа - комод, напротив входа огромное окно с тяжелыми золотистыми занавесками. В комнате царил приятный полумрак из-за опущенных штор, тусклое освещение исходило от кристаллов в стенах. Я такого раньше не видела, красиво. Потолок был зеркальным. ″И какой извращенец до такого додумался? А может он нарцисс, и любит утром, проснувшись, смотреть на себя обожаемого.″
   Дверь открылась, и внутрь вошел Самаэль, одетый только в свободные штаны. Он улыбался как чеширский кот после литра валерьянки. ″Я сплю, и мне снится кошмар. Скорее бы проснуться.″ Падший подошел, осмотрел меня (как удав кролика), сел на кровать рядом. Я думала, что еще шире улыбаться невозможно. Ошиблась. Он взял мой хвост, что выглядывал из-под одеяла, и с легкостью распутал.
   − Привет, котенок, − Самаэль нежно провел пальцем по моей щеке, наклонился и поцеловал. В лоб. - Как спалось? Я тебя не сильно утомил?
   В животе скрутилась холодная пружина страха. Я громко сглотнула. ″Елки-палки! Что. Вчера. Было???″ Я отползла подальше и, естественно, упала на пол, сильно ударившись по... хвостом.
   − Ангелочек мой, ты чего? - Падший поднял меня и вновь усадил на кровать. Я теснее замоталась в одеяло.
   − Где я... мы?
   − У меня дома, − засмеялся Самаэль, убрав локон, упавший на мое лицо. − Точный адрес назвать?
   − Как я здесь оказалась?
   − Со мной пришла, − с губ Дьявола не сходила коварная улыбка.
   − А что было... потом?
   − Котенок, ты что, ничего не помнишь? Я так старался тебе угодить, − Падший погладил меня по щеке. - Если хочешь, могу рассказать, а еще лучше - показать.
   − Н.. не надо, − запнулась я и начала отползать.
   − Ангелочек, тебе что, не понравилось? Ночью я думал по-другому. Ты такое вытворяла. Если бы не знал точно, то сказал бы, что у тебя уже был опыт. Ты так... м-м-м... - Самаэль мечтательно закатил глаза, а я даже сказать ничего не могла. - Ладно, котенок, нам пора на работу.
   − Я... У меня одежды нет, − с трудом выдавила из себя.
   − Ах, да. Извини. Вчера случайно порвал. Сейчас. Вставай.
   Как послушная кукла, без возражений, встала, отбросив одеяло. Миг, и я уже одета в джинсы и футболку.
   − А хвост и рожки? - эти ″части″ меня никуда не исчезли.
   − Пусть еще побудут. Мне нравится, − ухмыльнулся Самаэль. - Можешь сходить на кухню, там есть кофе. Или ты хочешь остаться, и посмотреть как я одеваюсь? - Падший взялся за пояс штанов - я пулей вылетела в дверь.
   На работе, сразу же села за свой стол, стараясь не встретиться взглядом с Дьяволом. На краю стола появилась шоколадка. Я счастливая (ну, кто не любит шоколад?) и голодная (кроме кофе на кухне Падшего ничего съестного не нашлось), набросилась на сладость.
   − Фпафибо! За фто? - прошамкала я с полным ртом. ″М-м-м, мой любимый (шоколад имею в виду), молочный, с клубничной начинкой. Мням.″
   − За что? - спросил Самаэль, губы растянулись в лукавой улыбке. - А вдруг маленький получился. Тебе нужно хорошо питаться.
   Шоколад застрял поперек горла, аж слезы на глазах выступили. Новоявленный возможный ″отец″ скрылся в своем кабинете, оставив меня беспомощно хлопать глазами.
   Нормально мыслить я смогла где-то через час. Постоянно прокручивала в голове вчерашний вечер. Все сводилось только к одному результату - я ничего не помнила после приглашения на танец. Версии происходящего были одна хуже другой. Взяв ручку и бумагу, я решила поиграть в Шерлока Холмса. Вопросы и возможные ответы на них.
   Вопрос номер один: Почему я ничего не помню?
   ″Со мной сделали что-то, поэтому и не помню. Первый и единственный подозреваемый это Самаэль. Тогда сразу возникает следующий вопрос.″
   Вопрос номер два: Зачем Падшему это понадобилось?
   ″Затащить меня в постель? Никакой логики в этом не вижу. Вот если бы я была неописуемой красавицей, а так обычная среднестатистическая девушка со своими тараканами в голове. Этот вопрос остается без ответа.″
   Вопрос номер три: Почему Самаэль так странно себя ведет?
   ″Если допустить, что мы, тьфу-тьфу-тьфу, провели ночь вместе, то зачем такие уси-пуси. Ничего не понимаю... Кстати, вопрос о ″провели ночь вместе″. Если это так, то почему утром я ничего нового не ощутила. Как там, в книгах пишут: ″сладкая усталость″ - ничего подобного, если не считать головной боли.″
   Нормально сосредоточиться на работе не получалось. Заходил Баел, приносил какие-то списки и еще что-то говорил - я его совсем не слушала. Голова просто раскалывалась. ″Господи...″ Снаружи бабахнуло. ″У меня с похмелья так голова не болит. Такая реакция только на снотворное (независимо от фирмы производителя) − ″отключаюсь″ резко и не всегда сразу после приема, а на утро : голова гудит, во рту сухо и словно я наелась г... чего-то нехорошего, иногда даже тошнит. Был у меня уже опыт. На первом курсе университета я два месяца жила в общежитии, а там просто невозможно выспаться. Приходилось прибегать к помощи снотворного - в результате было еще хуже. После этого съехала оттуда на квартиру. Только где ж я могла вчера эту гадость глотнуть? Странно.″
   − Привет, малышка, − посреди кабинетика появился Морт со счастливой улыбкой на лице. ″Видимо ночь удалась. Надеюсь, с Олей все нормально.″ − А я думал, что тебя сегодня не будет. Выходной возьмешь.
   − Это почему же? - спросила, прожигая блондина взглядом.
   − Ну, как же, провести ночь с самим Князем Тьмы, а утром так нормально выглядеть да еще и на работу придти, это...
   − И с чего ты взял, что я была с Дьяволом? - раздраженно перебила речь Морта.
   − А то, что вчера он тебя на руках забрал из бара, это ничего не значит? Так что, приветствую тебя в наших рядах.
   − Каких рядах?
   − Ты побывала в постели у Повелителя, значит, больше не такая уж и безгрешная, как была раньше, − Смерть подмигнул мне. - Я за списком и еще нужно два разрешения...
   Морт еще что-то говорил, я не прислушивалась, раздумывая над полученной информацией. ″Самаэль на руках меня унес. Любопытно.″ Распечатав нужные документы, отдала их блондину и тот, еще раз подмигнув, растворился в воздухе.
   В целом, день прошел спокойно. Никаких чрезвычайных ситуаций. Сегодня даже души не сбегали. Все было хорошо, если не считать постоянных сладких гадостей от Самаэля. Я три карандаша поломала из-за его слов. Видите ли, он уже решал, как назвать будущего ребенка. А потом добил меня тем, что не намерен останавливаться на одном наследнике. Я не могла дождаться окончания рабочего дня, чтобы сбежать домой. Хотя, не уверена, что и там Падший оставит меня в покое.
   − Здравствуйте, мне сказали зайти к Ва..., − вошедший Олег застыл на месте. - Лина?
   − О, а вот и наш новый уборщик, − Самаэль вышел из своего кабинета. - Ангелочек, подготовь нужные документы о приеме на работу. Я там скинул тебе файл, − Падший улыбнулся мне и обратился к Олегу. - Проходи, садись. Рад приветствовать тебя в Аду.
   − Самаэль, − сказала я шепотом, − ты ведь говорил, что он, − я кивнула в сторону бывшего парня, − умрет через три года. Почему он здесь?
   − Котенок, он умер. Только раньше срока. Его жена решила скоропостижно стать вдовой, − зайдя за кресло, Падший начал массировать мне виски, легко касаясь кожи. ″М-м-м, как приятно. Сейчас мурчать начну.″ − И вот теперь Олег будет работать у нас.
   − Понятно, − отстраненно протянула я. Голова понемногу успокаивалась.
   − Да, Олег, едва не забыл. Особое внимание прошу обратить на статую в западном крыле этажа. Там поселился паук. Он сильно напугал Котенка.
   − Вы держите животных? - удивленно спросил парень, продолжая стоять на месте и не поднимая взгляда на Дьявола.
   ″Я обиделась.″
   − Животных у меня нет. Котенок это известная тебе Ангелина Светикова.
   ″Ого, от тона Самаэля и... э-э-э... Ад замерзнуть может.″
   − Вот как, − хмыкнул Олег, презрительно глянул на меня, и изумленно поднял бровь, заметив рожки.
   − Ангелочек, − от этого сладкое прозвища у меня зубы свело. - Объясни все новому работнику.
   − Хорошо, − нехотя кивнула. Самаэль поцеловал меня в затылок и ушел к себе.
   − Значит, ты с ним, − фыркнул Олег и расселся на диване, словно у себя дома. - Ты должна уговорить его вернуть меня обратно, к жизни.
   − Я тебе ничего не должна, − спокойно (пока что) ответила я.
   − Ангелина, не заставляй меня просить. Скажи ему, что я приведу новые души. Много душ, только пусть меня воскресит.
   − И почему ты думаешь, что Са... Дьявол меня послушает?
   − Ты ведь спишь с ним. Это видно. Значит, тебя он послушает.
   − Я не буду никому ничего говорить. И просить тоже не буду, − отрезала я, сжав кулаки, чтобы не поддаться желанию вцепиться ногтями в лицо парня. Хвост нервно дрожал.
   − Почему? − ″Нет, либо он издевается, либо полный идиот и не понимает человеческого языка.″ − Лина, а хочешь, мы снова будем вместе? Я был таким глупцом, когда продал твою душу. Это все его соблазн - не удержался. Я тебя люблю. Попроси Дьявола меня воскресить, и мы будем вместе, поженимся, я от тебя ребеночка хочу.
   А вот ребенка вспоминать не надо, это и так больной мозоль. Я вцепилась в крышку стола, а хвост уже гневно метался, ударяясь о мое бедро.
   ″Сковородку дать?″ − прозвучал ехидный голос Самаэля в голове.
   − Олег, по-хорошему прошу, замолчи и уходи, − сдерживая ярость, процедила сквозь зубы. - Тебе отведена комната в общежитии для рабочих. Все необходимое тебе выдадут. Завтра утром выходи на работу.
   − Значит так, да? - гневно прошипел парень, резко встал, подошел и наклонился ко мне. - Шл*, вот кто ты! А еще говорила, что любишь! Я нисколько не жалею что продал твою душу. Ты другого и не заслуживала. Праведница нашлась! Словно у тебя грехов нет. Подстилка!
   Олега ударило молнией, он отлетел к стене..
   ″Самаэль?″ − позвала нерешительно, наблюдая за тем, как на кончиках моих пальцев прыгают искорки.
   ″Да, котенок,″ − отозвался Падший.
   ″Это я, вот сейчас... Олега ударила... молнией?″
   ″Да.″
   ″Это ты такое со мной сделал?″
   ″Да.″
   ″И я могу любого, так же, ударить?″
   ″Да.″
   ″И тебя?″
   ″Нет, меня не можешь.″
   ″Жаль.″
   ″Котенок, ты что-то сказала?″
   ″Ничего не говорила. Тебе послышалось.″
   ″Ага,″ − многозначительно хмыкнул Самаэль.
   Олег очнулся, поднялся на ноги и вышел, перед этим кинув на меня полный ненависти взгляд.
   − Ангелочек, рабочий день окончен, − радостно сообщил Падший, появившись возле меня. ″Тьфу, так и заикой стать можно!″ − Пойдем к тебе. Угостишь ужином?
   − Ага, − ответила я и взялась за предложенную руку. ″Словно я отказаться могу.″
   Дома, пока Самаэль меланхолично переключал каналы телевизора, я быстренько приняла душ и ушла в спальню переодеться. На стадии проталкивания головы в вырез футболки зазвонил мобильник.
   − Лин, привет, − весело отозвался телефон голосом Иришки. - Ты как себя чувствуешь?
   − Привет. Нормально. А ты почему спрашиваешь?
   − Так ты же вчера отключилась, даже не дойдя до танцпола. А твой парень таким галантным оказался. Подхватил на руки и унес тебя спящую. Такой душка, − подруга вздохнула. − Вот ты мне скажи, где успела глотнуть снотворного и зачем? Я же знаю, что тебя потом не разбудить ничем. Взяла и обломала себе удовольствие, да и своего красавчика оставила без се...
   − Ириш, пока. Извини. Времени совсем нет, − оборвала я подругу на полуслове. - Перезвоню завтра.
   ″Значит, спящую, да? Вот теперь понятно, почему я ничего не помню. Нечего помнить.″
   Самаэль нашелся на кухне, сидел за столом. ″А глаза голодные. Ну, я сейчас тебя накормлю.″
   − Солнышко, − сладко протянула я, подходя к кухонному шкафу. Падший дернулся и удивленно поднял бровь. ″Нравится?″ − Сладкий мой, а где ты ночевал, пока я валялась в постели одна?
   − На див... - и замолчал на полуслове.
   − Значит на диване. Да? - пробуравила Падшего взглядом. - Говоришь, у нас мог получиться малыш? Значит, я ТАКОЕ выделывала в постели?
   − Ангел, успокойся. Я пошутил, − Самаэль мило улыбнулся. - Ты уснула так внезапно, и разбудить не удавалось. Я принес тебя к себе домой, раз... э-э-э... уложил спать. Сам лег на диване. Но шутка того стоила, − улыбка стала шире. - Видела бы ты свое лицо. А как ты шоколадом подавилась. Незабываемо. Ангел, а зачем тебе сковородка? Положи. Ангел.
   Только-только замахнулась, а Падший уже исчез. Положив ″орудие″ на место, я принялась готовить ужин. С губ не сползала легкая улыбка. ″Шутник, блин!″ Только перед сном заметила, что рожки и хвост исчезли (а я уже к ним было привыкла). В спальне меня ожидал сюрприз. На кровати лежало не меньше десятка плиток шоколада. Моего любимого. ″Ну, и как после такого будешь обижаться. Тем более, что шоколад поднимает настроение.″
   
   Правильно ли я делаю, что начинаю доверять Самаэлю? Я никогда не считала его Злом. Да, он делает плохие поступки и толкает на них людей, но это всего лишь его работа. Дьявол соблазняет людей, испытывает их, толкает на путь греха, но только люди могут сделать выбор между добром и злом. Вопрос в другом. Смогу ли я относиться к Падшему по-прежнему, когда он сделает плохо мне?
   Такими мыслями начался очередной рабочий день. На Самаэля за его шутку я не обижалась. Нет. Но кто сказал, что я не могу отомстить. Сделав набег на один магазичик, я прибыла на работу пораньше (продавщица была сильно удивлена моим столь ранним визитом и еще больше моей покупкой, точнее покупками).
   Я с довольно-лукавой улыбкой сидела за столом, ожидая появления Падшего.
   − АНГЕЛ!!! - раздался крик. Кажется, его услышал не только наш этаж, но и все здание.
   С бесстрастным выражением лица, я зашла в кабинет Самаэля. Источник крика, сам Дьявол, стоял в центре комнаты и ненавистным взглядом осматривался вокруг. А я постаралась на славу. На рабочем столе Падшего стояло три кактусика, на подоконнике - два горшочка с этим растением, даже среди книг на полках мне удалось впихнуть несколько штук.
   − Ангел. Что. Это. Такое? - зло процедил Самаэль и обвел рукой помещение.
   − Комната. Точнее - твой кабинет, − невозмутимо ответила я. ″Какой вопрос - такой ответ.″
   − Ангел! - рыкнул Падший, указал пальцем на кактус. - Что это?
   − Это - многолетнее растение из семейства суккулентных, из порядка Гвоздичноцветные, − блеснула я умом (не зря перечитала столько информации), на губы нацепила невинную улыбку. - Разделяются на четыре подсемейства. Раньше использовались в пищу, для религиозных церемоний, в качестве медицинских препаратов, как источник красящих веществ, строительный материал и материал для живых изгородей. В наше время широко используются как экзотические комнатные растения. Я дала исчерпывающий ответ на твой вопрос?
   В глазах Самаэля вспыхнуло пламя, но он так ничего и не сказал. Кактусы сгорели аккуратными столбиками огня, оставив после себя маленькие кучки пепла. Я, молча, вышла.
   Сегодня приходили только ″мусорные″ заявки. Несколько раз попробовала уговорить Падшего взять их, но дождалась только того, что Самаэль на меня накричал (впервые за все время). А потом он решил преподать мне ″урок″. Что именно это будет, Дьявол не сказал.
   Я оказалась в каком-то городе, одна, одетая в лохмотья. Попробовала перенестись - не получилось. Поговорить с прохожими тоже не удалось - я не могла говорить, выходило только мычание. Окружающие бросали на меня взгляды полные отвращения, презрения, ненависти, злобы. Потом пристали какие-то подростки - толкали, обзывались, один раз ударили. Было очень больно, из глаз брызнули слезы. Я мысленно звала Самаэля, но тот не отвечал. Отчаяние, боль, обида, страх, досада... Это то, что я чувствовала. В одном из переулков натолкнулась на бомжа, он прогнал меня, перед этим надавав болезненных тумаков. Я ходила по улицам, но везде меня прогоняли. Так прошло не меньше двух часов.
   − Мир людей, порой, очень жесток, Ангел, − произнес Падший, появившись возле меня. - Очнись и посмотри на все по-настоящему. Ты стремишься им помочь, но, ни один из них не помог тебе сейчас.
   На тираду Самаэля я не ответила - понимала, что он прав. Мне никто не помог, но я не могу оставаться безучастной к чужому горю. Молча, мы вернулись назад в кабинет. Говорят, что на ошибках принято учиться. Обожжешься раз - больше подобного не совершишь. Но в каждом правиле есть исключение. И это точно обо мне.
   Я меланхолично перебирала заявки, стараясь не вчитываться в них. на глаза попал небольшой кусочек старой газеты, мятый и в жирных пятнах. Корявым почерком и с ошибками на нем было написано желание женщины с упоминанием продажи души. Мать алкоголичка продавала свою трехлетнюю дочь в обмен на то, чтобы в доме всегда была выпивка. Прочитанное вызвало во мне волну злости. Преподанный урок Падшего был забыт. Я спрятала заявку, запихнув ее в бюстгальтер.
   − Ангел, что у тебя там? - от неожиданности я подпрыгнула в кресле. Самаэль стоял рядом, нависнув надо мной. - Доставай.
   − У меня ничего нет, − как можно честнее сказала я.
   Падший попытался достать заявку, засунув руку мне за пазуху. Я успела достать первой. Вы когда-нибудь ели бумагу? В шпионских фильмах показывают, что это легко и герои с удовольствием поедают оную. Мой совет - даже не пробуйте. Фэ-э-э.
   − Ангел, что было в заявке? − недовольно спросил Самаэль, не убрав руку.
   − Какой заявке? − изобразила удивление, наконец-то проглотив кусочек газеты, и отлепила конечность Дьявола от своей груди.
   − Ангелина, даю тебе последний шанс, − сурово изрек Падший. - По-хорошему скажи. Что было в заявке, которую ты проглотила?
   Я молчала, не хуже партизана. Бросив на меня угрожающий взгляд, Самаэль ушел к себе.
   ″Мне очень нужно найти эту женщину. Нельзя позволить ей продать собственного ребенка. Но как найти отправителя заявки? Может нужно подумать?″ Так я и сделала, как только закончилось рабочее время.
   Старый, покосившийся, давно некрашеный, с выбитыми оконными стеклами домик ютился на краю деревни. Во дворе ни одного дерева, ни цветов, только бурьян. Деревянная ограда прогнила и давно развалилась. Все вокруг говорило о бедности живущих здесь. Из дома доносились пьяные голоса, ругань. Ближе к входу, в траве игралась маленькая светловолосая девочка, одетая в рваное пальтишко не ее размера.
   − Здравствуй. Как тебя зовут? - я присела возле малышки.
   − Мася, − ответила девочка и беззубо улыбнулась.
   − Маша. Красивое имя. А где твоя мама?
   Малышка указала пальчиком на дом. Мать нашлась в компании двух пьяных мужиков. Она остановила свой мутный взгляд на мне.
   − Ты кто такая, б*? − грубым и хриплым голосом спросила она.
   − Здравствуйте, я бы хотела поговорить о Вашей дочери.
   − И чё ты хочешь?
   − Я хочу ее забрать. Отдайте ее мне, пожалуйста, − ″Господи, помоги мне. Пусть она согласится.″
   − И зачем тебе Машка?
   − Я буду заботиться о ней. Обеспечу всем нужным.
   − Во как! Скока дашь? - женщина задумалась. − Десять тыщ и можешь забирать.
   − Приготовьте свидетельство о рождении Маши. Я сейчас вернусь с деньгами, − не дожидаясь ответа женщины, я вышла на улицу и переместилась в свой город.
   В разных банкоматах (карточка данная Самаэлем везде читалась) я насобирала нужную сумму и вернулась в дом матери Маши.
   − Вот, все, как и договаривались, − я выложила деньги на стол перед женщиной.
   − У, какая ты быстрая. Забирай.
   − Документы девочки, − напомнила я. Женщина принялась рыться в каких-то лохмотьях.
   − На. И проваливай, − все внимание было обращено на деньги.
   Машу не пришлось уговаривать. Девочка с удовольствием пошла со мной. Я вместе с малышкой переместилась в город. Мы прошлись по магазинам. Маша очень радовалась новой одежде и мягкой игрушке. Дома, после ванной и хорошего ужина, мы сидели на полу перед телевизором и смотрели мультики. Смотря на восторженное лицо малышки, у меня щемило в груди. Вдруг рядом появился Самаэль, хмурый как грозовая туча.
   − Я восстановил заявку и уже подписал контракт с матерью девочки, − без эмоций произнес он. У меня внутри все похолодело.
   − Но... - суровый взгляд серых глаз и слова застряли в горле. - Что с ней будет? - тихо спросила и кивнула в сторону малышки.
   − Девочка принадлежит мне, как и ты.
   Никогда в жизни не поверила бы в то, что сделала. Я упала на колени перед Самаэлем и обняла его за ноги.
   − Позволь мне оставить малышку. Самаэль, умоляю, − подняла голову, но взгляда Падшего не поймала. - Не губи ее душу, прошу. Ведь это невинный ребенок. Она не виновата. Что имеет такую мать. Самаэль, прошу...
   − Нет, − короткое холодное слово - сказал, словно ударил.
   − Самаэль, пожалуйста, − по щекам потекли горячие слезы. - Умоляю...
   − Нет.
   − Сделай, хоть что-то, пожалуйста. Я выдержу любое наказание, только не тронь девочку. Сделаю все, что захочешь. Любое желание.
   − Любое желание? - Самаэль склонил голову и посмотрел в мои глаза, заинтересовано подняв бровь. - Даже проведешь со мной ночь? По-настоящему. Ты на это готова?
   − Да, − тихо, почти одними губами, но уверенно ответила я.
   − И понесешь любое наказание?
   − Да, − еще решительней.
   − Хорошо. Будет тебе наказание. Надеюсь, этот урок ты запомнишь. И помни свое обещание, когда-то я потребую исполнения одного моего желания.
   − Что... что будет с девочкой? - я отпустила ноги Самаэля, но продолжала стоять перед ним на коленях.
   − Она попадет в приют, к матери не вернется. Дальнейшая жизнь малышки будет зависеть только от нее. Никакого влияния ни светлой, ни темной сторон. Ее выбор - ее жизнь. Я ограничусь только душой ее матери. А не хочешь узнать свою судьбу?
   − Не хочу. Мне все равно.
   − Ангел. Ангел. Глупышка... Я приду за тобой позже, - Дьявол взял на руки Машу и растворился в воздухе.
   
   Просторная пещера, под стенами горит огонь, тускло освещая все вокруг. Собралось много жителей Ада. Здесь был и Морт, он подбадривающее, но грустно, мне улыбнулся. Аро поприветствовал кивком головы. Другие же просто смотрели. В центре высился столб с цепями. Самаэль, грозный и хмурый, стоял рядом, держа в руке плеть. ″Так вот, какое наказание меня ждет.″ Я смиренно подошла к столбу. Две демоницы раздели меня до пояса и приковали. Просвистела плеть и первый удар обрушился на мою спину невыносимой болью. Я изогнулась, насколько позволяли кандалы, и вскрикнула. Удар за ударом. Я сбилась со счета. Пыталась отвлечься от боли, как пишут во многих книгах о героях, но ничего не получалось. Боль пульсировала в каждой клеточке, нерве, она разрывала и жгла. Я кричала, пока не охрипла, потом только шипела. Слезы не успевали высыхать. Ноги перестали слушаться, и я повисла в цепях, больно натягивая руки, скованные над головой. Единственное о чем мечтала - это спасительный обморок, но такой роскоши я не удостоилась. Ослепленная болью, не сразу поняла, что удары прекратились, что уже не прикована и меня аккуратно поддерживают чьи-то руки. Спины коснулась прохлада, немного уменьшая боль.
   − Ангел, упрямый мой котенок, − услышала я шепот Самаэля. - Ты не оставила мне выбора. Когда же ты поймешь, что там, где я - нет места добру. Ангел. Ангел...



Малеваная Наталия

Отредактировано: 24.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: