Секретарь Дьявола (версия 2011 г.)

Размер шрифта: - +

10. Игрушка демона

Чтобы увидеть картинку в полном объеме вернемся назад во времени. Итак, до Нового года оставалось чуть больше недели. Я как раз прочитала свою первую лекцию в университете Ада. В тот день моя скромная особа очень заинтересовала Люциана, но не только, как ″особь женского пола″, а еще, как предмет изучения, как неизведанная зверюшка, которую увидели впервые. Хорошо, что я вызвала не гастрономический интерес. Демону захотелось иметь человечку, то есть меня, в качестве домашней игрушки. Как он сказал: ″... ну, нет у нее рожек и хвоста, и хрупкая какая-то, все равно хочу такую себе...″ Новость о том, что у Повелителя в услужении живой человек давно облетела просторы Ада, а Люциану еще не доводилось видеть эту самую человечку вживую, и интерес разгорался все больше и больше. Но после того, как демон узнал, что я ″чужая собственность″, он загорелся другой идеей. Именно поэтому внимательно наблюдал за моим поведением и каждым движением - изучал, так сказать, на живом примере.
   Кстати, Самаэль специально для меня воссоздал их разговор в кабинете того дня, обрывки которого я случайно услышала (и не надо так на меня смотреть - я не подслушивала... почти).
   ...− Она принадлежит мне, − прорычал Падший, как только за ними закрылась дверь его кабинета, − только мне и никому другому. Моего разрешения можешь даже не просить, Ангелиной я не поделюсь. Никто не прикоснется к ней, ты понял?
   − Я хочу с ней поиграть, просто поиграть, изучить ближе, − Люциан инстинктивно отступил на несколько шагов от разгневанного Дьявола. - Ты не можешь запретить мне видеться с ней. Мы все равно будем пересекаться где-нибудь. Зачем тебе эта человечка? Ты раньше никогда так не интересовался людьми. Для тебя они всего лишь игрушки. Чем эта отличается от других?
   − Нет, видеться вы будете только на лекциях. И чтобы я ни единого слова на эту тему больше не слышал и даже рядом, помимо занятий, с Ангел не видел. Ты меня понял? Иначе я тебя накажу, посажу на цепь.
   − Я понял. К твоей человечке больше не подойду и пальцем не трону, − смиренно произнес Люциан, и хитро улыбнулся. − Значит, она твоя любовница, раз ты так злишься. Как тебе удается самых лучших и интересных женщин получать? Секретом поделись, дедушка.
   − Не называй меня так, сколько раз тебе это повторять?! Я сказал все, что хотел, а теперь убирайся прочь, пока я еще больше не рассердился...
   Когда Самаэль отправился на Землю, чтобы... не знаю точно, провести со мной Новый год и каникулы?.. Люциан решил, что это идеальный шанс для воплощения его идеи - найти себе ″свободного″ человека. Оказавшись на Земле, демон схватил первую попавшуюся девушку и запер ее в квартире (оказывается у Дьявола на Земле таких много). После этого Люциан успел вовремя вернуться в Ад. Самаэль, почувствовал, что на Земле есть еще кто-то и этот кто-то имеет с ним кровное родство, поэтому тогда так внезапно исчез. Это не мог быть сын Падшего - Люциус (вот же имена у них), тот уже тысячу лет как не интересуется путешествиями на Землю, и доживает свои лета в укромном уголке Ада. Оставался только один родственничек - Люциан. Но ему запрещено перемещаться на Землю. Молодой демон не имеет права путешествовать по мирам, пока ему не исполнится восемьсот лет. Когда Дьявол нашел ″внучка″, тот был с друзьями, развлекался в одном из клубов Ада. Правда открылась позже. Люциан отдалился от своих друзей, куда-то часто пропадал и все время был задумчив. Самаэль нашел украденную девушку, но ничего вернуть на свое место было уже невозможно. Никакие уговоры и страшнейшие угрозы не помогали переубедить демона отпустить человека, а потом оказалось, что Люциан провел обряд объединения. Теперь душа девушки была неразрывно повязана с демоном на три тысячи лет жизни отведенных Люциану. Если умрет он - умрет и девушка Настя, но не наоборот.
   Вот такая вот ситуация. И теперь Люциан пришел ко мне и хочет от меня непонятно что.
   − Я хочу, чтобы ты поговорила с человечкой, − демон требовательно на меня посмотрел. - Ты должна убедить ее, что меня не нужно бояться и бить тоже не нужно.
   − Тебя побила человеческая девушка? - иронично изогнув бровь, спросил Падший.
   − У нее такой удар слева, − недовольно пробормотал Люциан, потирая подбородок.
   − Так, что тебе от меня нужно? - я спрятала улыбку.
   − Ты должна объяснить человечке, что она теперь принадлежит мне, и скажи дед... своему хозяину, чтобы он не вмешивался, − все это было сказано в приказном тоне и в голосе ни единой нотки просьбы.
   − И почему ты думаешь, что ″мой хозяин″ меня послушается?
   − Поверь, ангелочек, тебя послушается.
   − Ладно, зайдем с другой стороны. Почему ты думаешь, что я тебе буду помогать? - села в свое кресло и сложила руки.
   − Ты ведь не захочешь, чтобы подобная тебе мучилась в плену демона, страдала от голода и жажды? - коварно улыбнувшись, Люциан уперся руками в стол, нависнув надо мной. От этого захотелось, как улитке, спрятаться в раковину.
   − А ты мнение девушки по этому поводу спрашивал?
   − Мне ее мнение безразлично. Она моя. Вся, − ″ох, как же он мне своего деда напоминает.″
   − Хорошо. Я хочу увидеть девушку, − демон довольно улыбнулся. - Только не радуйся, я еще не согласилась ее в чем-то переубеждать.
   
   Анастасия
   
   Я сидела на полу и смотрела в одну точку на противоположной стене. Мысли путались. Было сложно принять реальность происходящего. А ведь тот день начинался так хорошо...
   ... Тридцать первое декабря. Удачный день для таких, как я, для воров. Как я стала такой? Не помню, где слышала, но есть поговорка: ″Не мы такие - жизнь такая.″ Так вот, именно ″жизнь такая″, за мои семнадцать лет, преподала много уроков, которые я выучила очень хорошо и запомнила надолго. Мне ″посчастливилось″ родиться у проститутки. Стоит ли говорит, что я не была желаемым ребенком. Женщина (назвать ее матерью не могу, язык не повернется, ведь ″мама″ - это кто-то святой), родившая меня, узнала о своей беременности слишком поздно. До пяти лет за мной еще как-то ″присматривали″ − раз в неделю я удостаивалась чести хоть что-то есть, хоть малюсенький кусочек черствого сухаря. Помню те ощущения, хоть и была маленькой - холод, голод, чувство одиночества и ненужности. А потом моим домом стала улица. И она приняла меня более гостеприимно. Здесь нашлась моя новая семья, более крепкая, в которой свои правила и мораль. Улица научила меня лгать и очень убедительно, чтобы дядя милиционер поверил, а прохожие давали денежку, и воровать, без этого не проживешь и не утолишь свой голод. Здесь я научилась драться, выживать и прятать свои эмоции, потому что слабых в этом мире просто растаптывают, уничтожают. За место под солнцем нужно бороться, как и отстаивать свое право на жизнь. Закон животного мира существует и среди людей: ″Если не убьешь ты - убьют тебя.″ На улице я впервые познакомилась с алкоголем и сигаретами. Однажды пробовала ″нюхать клей″, но лично для себя ничего увлекательного в этом не нашла. Мой первый сексуальный опыт тоже произошел здесь - в грязном переулке и против желания, тогда мне было четырнадцать... Но ″Жизнь″ сделала меня стойкой и сильной, научила брать то, что она дает, а главное - наслаждаться тем, что имеешь сейчас, ведь завтра этого может уже не быть.
   Так вот, новогодние праздники всегда были самыми успешными и легкими на ″улов″. Люди в предвкушении выходных, в веселой эйфории так беспечны. Они не рассчитывают, что в то время, как они покупают подарки или обмениваются с друзьями приветствиями и пожеланиями, кто-то может легко стащить из кармана или сумочки кошелек.
   В тот день мне очень повезло, столько денег я и за месяц не ″зарабатывала″. Сбросив ненужный бумажник с кредитками в урну, решительно и спокойно направилась к выходу из торгового центра. Нужно было убираться отсюда побыстрее, пока не вычислили, да и охранник Тоша, знает меня в лицо. Были случаи - пришлось знакомиться лично. Только завернув за угол, я расслабилась. И зря... Меня больно схватили за локоть. Уже было нацепила обычную честную улыбку ″я здесь не причем, и, вообще, просто мимо проходила″, придумывала, как убежать от Тошки, но, повернув голову, встретилась взглядом со стальными серыми глазами. Мозг начал на скорости звука обрабатывать информацию. Совершенно незнакомый мне парень (не на много старше меня), хорошая, дорогая одежда, длинные черные волосы, собранные в аккуратный хвост, симпатичная мордашка. Результат осмотра говорил о том, что данного субъекта я раньше никогда не видела и уж точно не обворовывала.
   − Чё надо? - грубо спросила, пытаясь вырвать свою руку из захвата.
   − Малыш, ты пойдешь со мной, − произнес парень тихим спокойным голосом, но в нем слышалась угроза и приказ.
   − Никуда я с тобой не пойду, − дернулась, незнакомец сильнее сжал мою руку.
   Не люблю, когда меня вот так хватают, возникают неприятные воспоминания. Чисто рефлекторно замахнулась и привычным движением нацелилась в скулу парня. Кулак достиг цели, незнакомец выругался на непонятном языке (иностранец, что ли?), но меня не отпустил. Затылок обожгла боль, и я провалилась в темноту.
   То, что случилось потом, вспоминалось как страшный, непонятный сон. Оказалось, что меня похитил демон. Демон! Я уже начала задумываться об уютной комнатке с мягкими стенами и ласковыми докторами. Это же абсурд, но пришлось поверить. А как еще можно было объяснить наличие у моего похитителя небольших рожек на лбу, у кромки волос. А на мой вопрос о хвосте и крыльях (вроде такие еще части тела должны быть у демонов?) он спокойно, с довольной улыбкой, ответил, что хвост и крылья появятся только после того, как ему исполнится восемьсот лет. И говорил он так убедительно, что не поверить было просто невозможно.
   Потом приходил мужчина (видела его мельком и недолго), он о чем-то спорил с парнем-демоном. На следующий день я проснулась от резкой боли. Сердце словно пылало в огне. Демон (он не назвал своего имени) стоял надо мной и что-то бубнил на неизвестном мне языке. Потом вновь была боль, и я потеряла сознание.
   Я не знала, сколько прошло дней, просто не считала закаты и восходы. Парень приходил раз в сутки, приносил еду и воду. А однажды пришла она.
   
   Ангелина
   
   Мы переместились. ″Это и есть апартаменты Дьявола на Земле?″ Огромнейшая квартира (наверное, весь этаж занимает), окно во всю стену открывало изумительный вид на город с высоты. Дорогая старинная мебель, современная техника - здесь все просто кричало о том, что хозяин квартиры привык к роскоши.
   Люциан провел меня к одной из дверей, достал из кармана штанов ключ и почти впихнул внутрь. Девушка сидела на полу и бездумно смотрела в стену. ″Наверное, у нее шок. А что нужно делать с людьми в таком случае?″
   − Э-э-э... привет, − я присела рядом. - Как тебя зовут? Ты меня понимаешь?
   Девушка перевела на меня взгляд. Я едва удержалась, чтобы не убежать под защиту Самаэля. Так смотрит зверь, оказавшийся в клетке. Загнанный, но не сдавшийся, готовый вгрызться в горло любому лишь бы снова оказаться на свободе.
   − Ты кто? - грубо спросила девушка, поднимаясь с пола.
   − Я - Ангелина, − сказала, делая маленький шаг навстречу. - Я хочу с тобой поговорить.
   − Ну, и о чем нам говорить, Ангелина? - скептично изогнула бровь девушка.
   − Для начала неплохо было бы узнать твое имя, − в таком же тоне произнесла, делая еще шаг.
   − Настя, − недовольно прозвучало в ответ.
   − Приятно познакомиться, Настя, − дружелюбно улыбнулась. - Скажи, ты хочешь отсюда выбраться.
   − А какая тебе выгода в том, чтобы мне помогать? - прищурив глаза, девушка просверлила меня ласковым взглядом киллера.
   − Я не ищу выгоду, − Настя хмыкнула, поджав губы. - Ну, может и есть для меня небольшая радость. Нужно проучить этого мальчишку.
   − Какого мальчишку? - девушка нахмурила брови.
   − Люциана.
   − Кого?
   − Он что не назвал своего имени? Люциан - это твой похититель.
   − Демоненок? − ″оригинально, нужно запомнить.″− А что тебя связывает с ними... с демонами?
   − Я, можно сказать, тоже, как и ты - игрушка.
   − Его?
   − Нет, не Люциана. Его деда - Люцифера.
   − Сатаны? - брови Насти взлетели вверх. - Но ведь он не существует!
   − Значит, в то, что есть демоны, ты поверила, а в существование Дьявола - нет. Кстати, ты уже его видела, он сюда приходил.
   − Когда? Подожди, ты хочешь сказать, что тот мужчина это и есть Сатана?
   − Угу, − кивнула.
   − Ты игрушка, − подозрительный взгляд пробежался по мне. - Откуда я знаю, может твоя помощь ловушка.
   − Поверь, я просто хочу помочь тебе. Есть реальный шанс убежать...
   − А почему ты не убежала? - перебила меня Настя.
   − У меня не так все просто... Убежать у меня не получится, даже смерть не спасет, − грустно улыбнулась. ″А хочу ли я убегать от Самаэля?″ Мотнула головой, отгоняя такую мысль. - Настя, так ты хочешь убежать?
   Пока девушка молчала, раздумывая, я успела ее рассмотреть. Высокая, чуть ниже Падшего, а это будет около ста семидесяти с хвостиком, стройная (сказала бы, даже худощава), симпатичное, приятное лицо, пирсинг в брови, короткие черные волосы, торчащие в разные стороны, и удивительные синие глаза.
   − Я хочу убежать, − внимательно смотря на меня, ответила Настя.
   − Хорошо. Сделаем вот как...
   Я постучала в дверь, и она сразу же распахнулась. На пороге стоял Люциан.
   − Ну как? Поговорила? - спросил демон, смотря за мою спину.
   − Думаю, что нам всем нужно поговорить. Вместе, − оттолкнула Люциана в сторону. - Предлагаю сделать это на кухне за чашечкой чая. Пойдем, Настя.
   − А? - демон снова попытался заслонить проход.
   − Люциан, все хорошо. Ничего с твоей игрушкой не случится, и Настя обещала вести себя хорошо.
   − Правда? - изумился демон.
   − Правда-правда, − Настя улыбнулась, вот только, то что получилось было слегка похоже на недоброжелательный оскал.
   Самаэль, стоявший в стороне, пристально посмотрел на меня, нахмурив брови. Я постаралась сделать лицо побеззаботней. Надеюсь, получилось. Мы прошли на кухню. Пока остальные садились за стол (Люциан почти вплотную сел возле Насти), нашла пачку печенья и чай каркаде (м-м-м, мой любимый сорт). За это время удостоилась пяти подозрительных взглядов от Падшего.
   ″Ангел, что ты задумала?″
   ″Ничего,″ − главное говорить почестнее.
   ″Да? И поэтому ты уже десять минут думаешь о творчестве Достоевского?″
   ″А что, мне уже нельзя думать о творчестве этого русского писателя?″
   ″Можно. Знаешь, у него есть замечательное произведение ″Преступление и наказание″ называется. Признавайся, что ты задумала?″
   ″Ничего. Честно.″
   ″Ну-ну. Я сделаю вид, что поверил.″
   − Как я поняла, связь, созданную между Настей и Люцианом, не разрушить и не отменить? - спросила я, включив чайник и отвлекая Самаэля от нашей мысленной беседы.
   − Да, − ответил Падший, − уже ничего невозможно изменить, и человечка связана с Люцианом на три тысячи лет.
   − А почему именно на три? - проинспектировав шкафчики, нашла чашки.
   − Именно столько живут демоны.
   − А я думала, демоны бессмертны, − удивленно произнесла, налила кипяток в чашки и утопила в каждой по пакетику чая. ″М-м-м, божественный аромат.″
   − Только первые падшие ангелы бессмертны, − Самаэль отпил из своей чашки. ″И как только не обжегся?″ − Их дети и дети белокрылых живут три тысячи лет, убить трудно, но возможно.
   − Вот как, − хмыкнула я и села между Падшим и Настей. Незаметно передала девушке нож. - А что это за связь? Поподробней объясни. Пожалуйста.
   − Что слишком любопытно? - засмеялся Самаэль, и даже в глазах отразился веселый блеск. Мимолетно засмотрелась, забыв на пару секунд о своем плане.
   − Угу, − буркнула, запихнув в рот печенье. - Офень интефесно, − прожевала. - Вот ты говорил, что если умрет Люциан, то умрет и Настя. А еще какая-то особенность есть? Например, может ли он чувствовать свою ″игрушку″ на расстоянии, где она находится?
   − Нет, такого, именно эта связь, не дает, но Люциан может чувствовать боль человечки.
   − Интересно. Значит, если я сделаю вот так... − сильно ущипнула Настю - она ойкнула, а Люциан зашипел и схватился за свою руку в том самом месте, куда я ущипнула девушку. − ...боль почувствуют оба, − ″Забавно. Значит, избить или убить свою ″игрушку″ демон не может, конечно, если ему не доставляет удовольствия боль.″ − А что еще? Она, как и я, может перемещаться и молниями бить?
   − Деду... Люцифер, ты что сделал? - удивленно воскликнул Люциан. - Ты упрекал меня, а сам... А я все голову ломал, как она могла меня молнией тогда ударить.
   − А что он сделал? - заинтересовано подняв бровь, я развернулась к демону.
   − Он п...
   − Люциан! - предостерегающе рыкнул Самаэль, перебив демона. ″Ну, вот, теперь мне не узнать, что со мной сделал Падший, ведь он сам мне этого не скажет.″
   ″Скажу,″ − ответил на мою мысль Дьявол.
   ″Да?″ − удивилась.
   ″Да. Только не сейчас. Когда придет время.″
   ″А когда оно придет?″ − Ответом мне был только смех.
   − Ну, ладно, − недовольно пробубнила я. - Что теперь будет с Настей?
   − Я заберу ее с собой в Ад, − произнес Люциан, посмотрев на девушку. ″Ущипните меня кто-нибудь, чтобы я поняла, что это не сон! Демон смотрел на Настю с нежностью, заботой, а не как на свою собственность, вещь...″ − На Земле мне пока что быть нельзя. Малыш, тебе со мной понравится.
   Люциан попытался поцеловать девушку, но она рывком встала из-за стола и схватила меня. Горла коснулся холодный металл.
   − Я не пойду с тобой, демоненок, − рявкнула Настя. - Я ни на что не согласна. Сейчас, вы позволите мне уйти или твоя игрушка, Сатана, умрет тут же.
   ″Ангел, надеюсь, ты знаешь, что делаешь.″
   ″Ты не будешь мешать?″ − не удержалась и изумленно подняла брови, забыв, что нужно изображать испуг.
   ″Не буду. Ты даже мне помогаешь.″
   ″Да?″ − я точно чего-то не понимаю.
   ″Я еще тогда хотел освободить человечку, но Люциан опередил меня и провел обряд. Так что сейчас ты мне делаешь одолжение. У тебя есть сутки, чтобы спрятать девушку.
   ″А Люциан?″
   ″Его я заберу в Ад. И дальше все будет зависеть только от человечки. От того, насколько хорошо она будет прятаться, потому что он ее будет искать.″
   ″Самаэль, почему ты хотел помочь Насте? Ее душа не принадлежит Аду?″
   ″Принадлежит. Она грешница. Просто все должно быть в свое время. Забирая ее себе сейчас, Люциан нарушает правила и баланс добра и зла.″
   ″А я? Разве, забрав меня, ты ничего не нарушил?″
   ″Не нарушил. Я поступил согласно договору. Все, Ангел. Уводи ее. Завтра, чтобы была на работе, ровно в восемь, ибо я вытяну тебя даже из-под земли.″
   ″Угу, ты можешь.″
   ″Что?″ − ага, будто он не расслышал.
   ″Говорю, буду завтра ровно в восемь, хозяин.″ − Самаэль улыбнулся. У меня внутри стало так тепло и уютно от этой улыбки, что я вновь забыла о происходящем.
   Пока мы с Падшим мысленно болтали, Настя и Люциан вели словесные баталии. Глаза демона стали черные-черные, радужка исчезла, а зрачок заполнил весь глаз. Жуткое зрелище. Если бы я не знала о такой особенности демонов, то испугалась бы. Ну, глаза это еще ничего. Вот когда Люциану исполнится восемьсот лет - у него появятся кожаные крылья, как у летучей мыши, хвост, когти и костяные шипы на теле. Это у них называется, цитирую ″боевая трансформация″, хотя рожки и хвост остаются и в человекоподобном виде. Так вот, демон разгневано говорил с Настей и ходил по кухне туда-сюда, но не приближался к нам.
   − Я не позволю тебе уйти, − рыкнул он. - Можешь убить Ангелину, мне все равно. Отсюда ты не выйдешь!
   Настя сильнее нажала на мое горло. По шее вниз, до ключицы, побежало что-то теплое. Кровь.
   − Настя, − тихо позвала девушку, испугавшись. Пусть Падший говорил, что умру я только от его руки, но сейчас мне страшно. Это не похоже на игру. Это не по плану. А план был прост. Я вывожу Настю из комнаты, мы все идем в кухню, там я нахожу нож и передаю его девушке. Мы пытаемся узнать хоть что-то о связи, и под угрозой расправы надо мной, Настя сбегает.
   − Заткнись! - прошипела девушка мне на ухо. - Хочешь жить, молчи.
   − Люциан! - сурово выкрикнул Самаэль, схватил демона за руку, удерживая на месте. - Ангел не должна пострадать. Ты меня понял?
   − Понял, − произнес тот голосом полным отчаяния, его плечи поникли. - Настя, ты можешь идти.
   Медленными шагами, отступая назад, мы пошли к выходу из квартиры. Я встретилась взглядом с Падшим, в его глазах на секунду отразилась тревога. Успокаивающе улыбнулась ему, а у самой внутри росла паника. Выйдя за дверь, Настя убрала нож от моей шеи, но не отпустила.
   − Что ты там говорила о перемещении? - зло произнесла девушка, больно ткнув меня в спину. - Забирай меня отсюда, игрушка Сатаны.
   ″Как там говорят? ″Благими намерениями вымощена дорога в Ад.″ Эх, плохо я выучила урок преподанный Самаэлем, плохо...″
   Я же говорила Насте, что ничего не получится. Ну, не могу перенести нас в город, не зная его. Координаты точные нужны, а не просто ″домой″. Нет, переместиться то мы переместились, но где только не были. И никакая я не дурочка. Конечно же, слышала о Москве, это город в соседнем государстве и Кремль на картинках видела, но откуда мне знать, где какая улица или подворотня. Сначала мы оказались на крыше какого-то высокого (ну, очень высокого) здания. Дул холодный пронзительный ветер, кружа в воздухе редкие снежинки (конец января все таки), а на мне из теплой одежды... а ничего. Я ведь из дому отправлялась на работу, а не на улицу, поэтому была одета в тонкую кофточку, юбку, а на ногах туфли. В тот момент мне почему-то вспомнились слова из сказки: ″Тепло ли тебе девица, тепло ли тебе, красная?″ Эх, мне бы теплую шубку... Пока Настя осматривала окрестности (вид сверху был просто удивительным), я понемногу превращалась в ледышку, мелко дрожащую и стучащую зубами. А потом мы оказались на берегу моря. Солнце, горячий песочек, шум прибоя... ″Я в Раю!″ Настя обозвала меня очень нехорошим словом. Но я ведь не виновата в том, что все мысли были только о том, чтобы согреться. При следующем перемещении мы оказались... Честно, я случайно. Ну, просто организм, после вида шумящих волн, захотел в туалет. Так самое смешное, что оказались мы в уборной ″П.Е.К.Л.О″, хорошо, что Настя об этом не знала. Дальше мы побывали в каком-то музее, в кафе (я есть захотела), и апофеозом нашего путешествия стало купание в реке (подозреваю, что это была Волга, так как в голове назойливо крутился мотивчик ″Течет река Волга...″). Думаю, говорить, что было холодно не стоит, потому что было ОЧЕНЬ холодно! Наконец-то мы оказались в нужном городе и в нужной его части. Прохожие удивленно оглядывались на меня (хорошо, что пальцем у виска не крутили), одетую не по погоде, и на Настю - на ней была ее одежда (Люциан не додумался дать девчонке новую): мешковатые штаны, старые солдатские ботинки, три грубых, в заплатках, свитера, и вязаная шапочка на голове. Шли мы долго и быстро.
   Это было похоже на старый склад, заброшенный и грязный. Но, самое главное, здесь было тепло. Я настолько устала от этих перемещений, что засыпала на ходу. Не сразу заметила группу из шести парней. И зря. Нужно было уматывать оттуда. Была б я котенком - шерсть на загривке дыбом встала бы, от ощущения опасности.
   − Шельма, − ласково пропел старший из парней, но взгляд у него был отнюдь не доброжелательным. - Какая встреча.
   − Шрам? - удивилась Настя, в ее голосе так и сочилась ненависть. − Ты что делаешь на моей территории?
   − Милая, это уже не твоя территория, − парень перевел взгляд на меня. - Красотка, а ты чья?
   − Шрам, ее не трогай, − Настя бросила на меня обеспокоенный взгляд. - Она здесь не причем. Это наше дело. Отпусти ее.
   − Шельма, Шельма куда же я отпущу девушку в такую погоду. Взять их! - отдал приказ главарь. - Красотку приведете ко мне утром.
   Нас схватили, отвели в какую-то темную комнату. Настю приковали цепью к стене, а меня заперли в клетке. Когда мы остались одни, от Насти я услышала вздох полный отчаяния.
   − Ангелина, ты это... - тихо произнесла девушка. − ...ну... пойми. Я не хотела тебя впутывать... а теперь еще и Шрам... прости меня... вот...
   − Я...
   − Подожди, дай мне сказать. Я поступила с тобой не по закону, нашему закону. Ты мне помогла, а я... Мне стыдно, пожалуйста, прости меня...
   В течение следующих часов Настя рассказывала мне историю своей жизни. А я слушала и не могла поверить, что такое возможно. Жизнь девушки так сильно отличалась от моей. И я простила. Не могла не простить. Всю ночь мы тихо переговаривались. Так было легче - мысли о еде и холоде отступали на второй план. Не заметила, как уснула.
   Меня разбудил звон цепей. По серому свету, что пробивался из небольшого окна, было понятно, что сейчас уже утро. ″Утро?! Самаэль...″
   − Ангелин, − к моей клетке подбежала Настя, она как-то смогла освободиться от цепей. - Я сейчас... я открою замок.
   Девушка уже полчаса ковырялась в замке клетки, но безуспешно. За дверью послышались голоса и шаги. Настя удвоила свои попытки.
   − Настя, уходи. Со мной все будет хорошо, − ″я надеюсь.″ − Беги, пока можешь.
   − Ты не понимаешь, что он с тобой сделает. Это Шрам тогда меня... в четырнадцать лет...
   − Уходи, я сказала!
   − Ты сможешь переместиться? - с надеждой спросила девушка, отходя к окну.
   − Нет, сил не хватает. Я слишком устала, но надеюсь, что кое-кто исполнит свою угрозу. Уходи.
   Настя хотела еще что-то сказать, но в двери послышался скрежет ключа, и она стрелой метнулась к окну, открыла его и выпрыгнула. Поднялся шум из-за исчезновения Шельмы, но меня все же повели к Шраму. Затолкнули в комнату. Красивая такая комната, с мебелью, коврами на полу и широченной кроватью.
   − Раздевайся, Красотка, − услышала я голос Шрама, а потом и увидела его самого. Теперь понятно почему у него такая кличка. Все тело парня (а он был обнажен, полностью) было покрыто тонкими шрамами, только симпатичное лицо осталось ничем не испорчено.
   − Ага, − кивнула. - А сколько сейчас времени?
   − Тебя интересует время? - удивился Шрам.
   − Да. Скажи, пожалуйста, − и улыбнулась, надеюсь, вышел не оскал.
   − Сейчас ..., − начал говорить парень, посмотрев на часы.
   В следующий миг все вокруг закружилось, и я оказалась в своем кабинетике. Самаэль удивленным взглядом осмотрел меня. ″Господи! Как же хочется его сейчас расцеловать!″ Снаружи бабахнуло, но мне было все равно. Я с удовольствием воплотила свое желание, и набросилась на ничего не подозревающего Падшего.
   Самаэль не ожидал от меня подобного, потому что с его стороны не было никаких действий. Ну, каждый, наверное, удивился бы тому, что девушка, с безумной улыбкой на лице, бросится, ухватившись руками за шею, и как пиявка присосется к губам. Но потом Падший обнял меня, прижимая к себе сильнее, ответил на поцелуй. И все. Мир со своими проблемами и заботами исчез. Как в рекламе йогурта, что часто показывают по телевизору: ″И пусть весь мир подождет...″ Целовались мы долго, очень долго и отлипли друг от друга, когда уже стало не хватать воздуха. Самаэль отстранился, но не выпустил из объятий, заглянул в глаза так, что меня от этого взгляда в жар бросило. ″Поцелуев мало. Хочу большего.″ И как только осознала то, что подумала - испугалась. Испугалась собственных желаний. Падший начал наклоняться еще за одним поцелуем и все мысли вылетели из головы. Когда его губы были совсем близко, я чихнула. А потом еще раз. И еще. И еще...
   Я заболела. Невыносимо болело горло, словно я наелась песку, глаза слезились, а платочков не хватало, из-за насморка голос был такой, что хоть сейчас можно идти озвучивать американские блокбастеры. Мало того, к ночи поднялась температура - мне было то жарко, то холодно. ″Эх, сейчас бы маминого малинового варенья и горячего чайку...″ Но чай закончился, а варенье... Самаэль уже доел. Кстати, он не бросил меня в таком беспомощном состоянии, и сейчас сидел возле кровати.
   − Что это? - Падший удивленно посмотрел на меня.
   − Это бумажки с цветными картинками - деньги называются.
   − Я знаю, что такое деньги.
   − Вот и будь умницей, сходи в аптеку, купи вот это, − написала на бумажке название лекарства и подала Самаэлю. - Здесь не далеко, за углом. Круглосуточная.
   Я ожидала возмущения, ″мол, как это, Дьявол и пойдет в аптеку″ или чего-то подобного, ждала гневных взглядов, рыка, скрипа зубами. Не дождалась. Падший поцеловал меня в лоб, взял деньги, записку и ушел (не переместился, а своим ходом отправился). Уже было подумала, что на основе температуры у меня галлюцинации начались, но через пятнадцать минут Самаэль вернулся с лекарством. А дальше нужно было сделать самое сложное, невыполнимую миссию. Как мне уколоть саму себя? Нет, я могу так извернуться, но... боюсь.
   − Сделай мне укол, − жалостно попросила Падшего.
   − Зачем?
   − Температуру нужно сбить, а таблетки уже не помогают. Вот, держи, − дала в руки Самаэлю шприц с лекарством.
   - Но я не умею, − он посмотрел на шприц так, словно это какая-то гадость.
   - Просто воткни иголку и введи лекарство, − и приспустила пижамные брюки. - Постарайся попасть вот сюда.
   − Симпатично, − хмыкнул Падший.
   − Самаэль, коли! Ай!!! Больно!!! - соседей точно разбудила.
   − Сама сказала, коли, − невинным голосочком ответил Дьявол.
   − Но не так же. У-у-у...
   Через несколько минут лекарство начало действовать и мне захотелось спать. Свернувшись под одеялом клубочком, закрыла глаза. Услышала как Самаэль прошелся по комнате. Щелкнул выключатель. Рядом прогнулась кровать, и меня аккуратно прижали к теплому телу. Я не хотела ни о чем думать, поэтому не стала возмущаться и просто уснула в уютных объятиях.



Малеваная Наталия

Отредактировано: 24.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: